Русская линия
Отрок.ua Андрей Десницкий25.05.2011 

Даниил — пророк изгнания

В прошлых статьях мы говорили о ветхозаветных пророках, Пророк Даниилкоторые предсказывали Израилю скорую катастрофу, если он не покается в своих грехах и не обратится к Богу. Катастрофа произошла — Израильское, а затем и Иудейское царства были завоёваны, Иерусалим и его главная святыня, Храм, разрушены в 586 году до н. э., значительная часть народа уведена в плен в Вавилонию. И пророки говорили о грядущем возрождении… Но как складывалась жизнь тех, кто оставался в плену? Об этом повествует книга пророка Даниила.

Книга Даниила не очень похожа на другие пророческие книги, не случайно евреи даже не относят её к пророческим, а считают частью «писаний», особого раздела в их библейском каноне. Действительно, в ней нет того, что составляет самую главную часть остальных пророческих книг — слов Господа к Своему народу, которые передаёт пророк. Книга состоит из двух частей: первая приводит рассказы из жизни уведённых в вавилонский плен иудеев, а вторая состоит из видений Даниила, в которых раскрывается смысл исторических событий тех далёких веков… но и не только их.

Вавилонский плен вовсе не был для иудеев заключением в концлагерь — ведь вавилоняне стремились не истребить, а подчинить их. Напротив, юношей из знатных родов со всех окраин империи воспитывали в полном комфорте при вавилонском дворе, чтобы иметь в дальнейшем надёжных правителей для покорённых провинций. Простые крестьяне не смогут поднять восстания, — рассчитывали вавилоняне, — если их не возглавят знатные и образованные люди, поэтому нужно прежде всего приручить и поставить себе на службу элиту покорённых народов.

Такая же судьба была уготована четырём еврейским юношам — Даниилу, Анании, Мисаилу и Азарии. Но, в отличие от многих других, они не забыли о Боге своих отцов и оставались верными Ему и на чужбине. Началось это с малого: четверо мальчиков просто отказались от блюд, доставляемых с царской кухни — ведь, съев их, они неизбежно нарушили бы строгие предписания Моисеева закона о недозволенной пище. В те времена, как и в любые другие, наверняка находилось немало любителей полакомиться с царского стола, держа при этом кукиш в кармане, но эти мальчики были предельно честны. Они ели одни овощи и пили простую воду, но, к удивлению воспитателей, оказались здоровее своих сверстников, всласть отъедавшихся мясом под царские вина. Может быть, такая диета и в самом деле полезнее? Более того, по итогам экзаменов они оказались первыми учениками и получили высокие должности.

Возможно, нам соблюдение этих пищевых ограничений покажется чем-то малозначительным, но в те времена к таким вещам относились очень серьёзно. Вера, которая остаётся только теорией, стоит немногого. «Бытовая религиозность», связанная с обрядами, пищей, одеждой и прочим, — не самое главное в жизни человека, но она на свой лад может выражать его верность Богу. И очень скоро последовало более значительное испытание.

У каждого государства есть свои идолы, и относиться к ним непочтительно никому не рекомендуется. Только в древности эти идолы были более наглядными — в Вавилоне это был золотой истукан высотой в двадцать с лишним метров, перед которым надо было падать ниц. Друзья Даниила отказались это сделать, их по приказу царя бросили в раскалённую печь. Но юноши не погибли в пламени. Более того, все окружавшие их увидели, что в пламени ходят не три, а четыре фигуры и, как заметили вавилоняне, «вид четвёртого подобен сыну Божию». И сегодня в православных храмах постоянно звучат слова и образы из песни трёх отроков в печи: именно ей подражают седьмая и восьмая песни любого канона.

Кстати, этот библейский сюжет всегда был особенно любим на Руси, именно его разыгрывали во время так называемого «пещного действа», которое показал в фильме об Иоанне Грозном С. Эйзенштейн… Может быть, дело в том, что и в нашей истории время от времени случалось нечто подобное?

Итак, Даниил был высокопоставленным чиновником при царском дворе. Вавилон считался центром астрологических исследований и тому подобной мудрости — люди пытались понять знаки, которые посылало им небо. Даниил не раз оказывался единственным, кто объяснял царю их смысл — не потому, что он особенно преуспевал в этих науках, но потому, что с ним был Бог.

Однажды царю Навуходоносору приснилась во сне колоссальная статуя с головой из золота, грудью из серебра, животом из меди, голенями из железа и ступнями из глины (именно отсюда пошло наше выражение «колосс на глиняных ногах»). Даниил объяснил это так: сам Навуходоносор подобен золотой голове, после него настанет иное царство, серебряное, затем медное, железное и глиняное. С одной стороны, перед нами обычная история о смене эпох, от лучшей к худшей. Но с другой стороны — это некоторое пророчество о судьбах мировых империй. Вавилонян сменили персы, персов — греки, греков — римляне, но каждая империя, казавшаяся вечной и непобедимой, так или иначе рушилась. Возможно, через два-три тысячелетия так же будут вспоминать нынешние «незыблемые» империи с глиняными ногами…

С книгой Даниила связано и другое хорошо известное выражение — «Валтасаров пир». Валтасар был одним из правителей Вавилона (хотя, строго говоря, сам был лишь наследником престола), а правители во все времена любили пышные пиры. Но Валтасару было недостаточно кушанья, питья и веселья — ему было нужно утвердить своё величие, показать, что никто и ничто в мире не может быть важнее его развлечений. И тогда он велел подавать вино в сосудах, которые были вывезены из Иерусалимского Храма — это было уже прямое оскорбление Бога. Вскоре на стене появилась странная надпись: «Мене мене текел упарсин». Никто был не в состоянии понять смысла этих слов, и только Даниил дал им толкование:

«Мене — исчислил (по арамейски „мана“) Бог твоё царствование и положил ему конец.

Текел — взвешен (текилта) ты на весах и оказался слишком лёгким.

Перес — разделено (перисат) твоё царство и отдано мидянам и персам (парас)».

Начертание таинственных слов становится как бы скелетом, к которому Даниил добавляет «плоть» новых смыслов. Третье из этих слов даже пишется по-разному и толкуется тоже двояко: «разделено» и «персы». Пророчество как единое целое обретает значение только тогда, когда соединяются оба эти смысла. Для того и нужен пророк, чтобы сложить все элементы в единую картину.

Надо отдать должное Валтасару — он не казнил Даниила за дурную весть, а щедро наградил его. Но сам он был убит той же ночью, а Вавилон был взят войсками персов и мидян. Есть некий предел гордыни и превозношения правителей, за которым их государство ждёт окончательная гибель.

Но главное в книге Даниила — не истории из жизни царского двора, а удивительные пророчества о «конце времён». Они довольно сложны для понимания, и до сих пор часто спорят о том, что именно имеется в виду под тем или иным образом. Перед нами проходит череда диких и кровожадных зверей: лев, медведь и барс сменяли друг друга, а последним в этой череде оказался непонятный зверь с десятью рогами. Самое вероятное толкование — это великие империи, сменявшие друг друга на Ближнем Востоке: Ассирийская, Вавилонская, Персидская и, наконец, царство Александра Македонского.

Действительно, могучие правители древности (да и только ли древности?) любили изображения страшных хищников — сегодня в музеях стоят статуи и рельефы из их дворцов, изображающие огромных и небывалых зверей: например, быков с человеческими головами и орлиными крыльями. Обычный человек, оказавшись перед такой статуей, чувствовал всю свою ничтожность и никчёмность в сравнении с великой государственной машиной. Только и он знал: ни одно земное государство не вечно. Кстати, книга Даниила рассказывает, как тот же царь Навуходоносор, ослеплённый собственным величием, на время утратил человеческий разум и вёл совершенно звериный образ жизни, пока не пришёл в себя и не прославил Единого Бога.

Но в самом конце этого звериного парада произошло что-то совершенно особенное: «вот, с облаками небесными шёл как бы Сын человеческий, дошёл до Ветхого днями и подведён был к Нему. И Ему дана власть, слава и царство, чтобы все народы, племена и языки служили Ему; владычество Его — владычество вечное, которое не прейдет, и царство Его не разрушится».

Здесь Даниил явно говорит о ещё одном царе, который никого не будет устрашать, а, напротив, станет вести себя по-человечески. Само выражение «сын человеческий» встречается в этой книге несколько раз, оно относится ко всем людям вообще и к Даниилу в частности. То есть этот новый Царь ничем, по сути, не будет отличаться от простых людей, никак не будет превозноситься перед ними — и при этом Он приблизится к «Древнему днями», то есть к Богу, Который неизмеримо древнее всех империй и царств, Который Один властен изменить их судьбу. И все они будут положены под ноги этого Человека.

Когда через несколько веков простой плотник из Назарета назовёт себя Сыном Человеческим, это выражение, с одной стороны, будет самым скромным титулом, который только можно найти. Есть священники, есть книжники, а вот Он — просто человек. Но с другой стороны, люди услышат в этом наименовании намёк на пророчество из книги Даниила: Он и есть тот самый долгожданный Царь!

Поверить в это будет нелегко, и пойти за Ним отважатся немногие.

Но пока до этого ещё было далеко. Даниил записывал свои удивительные видения и размышлял о судьбах своего народа. Народ был угнетён, унижен, подавлен, и Даниил всей душой жаждал его восстановления. Но он не бранил врагов, не предавался мечтаниям о славном будущем, а молился о прощении грехов — своих и всего народа: «Молю Тебя, Господи Боже великий и дивный, хранящий завет и милость к любящим Тебя и соблюдающим повеления Твои! Согрешили мы, поступали беззаконно, упорствовали и отступили от заповедей Твоих и не слушали рабов Твоих, пророков. У Тебя, Господи, правда, а у нас на лицах стыд, у царей наших, у князей наших и у отцов наших, потому что мы согрешили пред Тобою… И ныне, Господи Боже наш, изведший народ Твой из земли Египетской и явивший славу Твою, услышь, Боже наш, молитву раба Твоего и воззри светлым взором на опустошённое святилище Твоё. Воззри на опустошения наши и на город, на котором наречено имя Твоё; ибо мы повергаем моления наши пред Тобою, уповая не на праведность нашу, но на Твоё великое милосердие. Господи, услышь! Господи, прости!»

Эти слова произнёс не кто иной, как Даниил — великий мудрец и пророк, добившийся признания у своего народа и высокого положения в Вавилонской, а затем и в Персидской империях, муж, прославленный многими чудесами и видениями. Но он, в отличие от правителей Вавилона, не гордился своей славой или даже праведностью, а смиренно уповал на милость Божию к Его униженному народу и всему человечеству. Чтобы принять Сына Человеческого, нужно прежде всего самим оставить звериный облик и стать людьми — и об этом книга Даниила напоминает многим поколениями иудеев и христиан.

http://otrok-ua.ru/sections/art/show/daniil_prorok_izgnanija.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru