Русская линия
Московский комсомолец Игорь Савельев24.05.2011 

Злокачественное образование
Слухи о смерти российских вузов не сильно преувеличены

Неисповедимы пути Господни. Иногда к раздумьям «о судьбах Родины» и, в частности,Студенты о том странном положении, в котором оказалось наше высшее образование — особенно в провинции, может подтолкнуть такая прозаическая штука, как сломавшийся унитаз.

Итак, сантехника полетела. Попытки сделать что-то самостоятельно успехом не увенчались. Что такое в этом деле «бюджетная» помощь сотрудников ЖЭКа, все мы прекрасно знаем, «Афоню» не смотри. Пришлось, вздохнув и сосчитав наличность, звонить знакомому сантехнику. Хоть и возьмет немало, но сделает все на совесть и быстро и если скажет «приду в два», то придет действительно в два и трезвый, а не пьяный и на следующее утро.

Спаситель мой был разговорчив. Прямо скажем, хвастался: вот, мол, удалось выучить сына, «поступил» его в институт несколько лет назад, и теперь расходы позади, а специалист с дипломом — готов. В «специалисте» я, правда, вскоре усомнился, по мере того как наш разговор принял новый оборот.

Мастер начал все настойчивее интересоваться, не найдется ли у меня на работе или где угодно вакансии для его сына. Помочь я ничем не смог, ибо даже профиль образованного юноши установить так толком и не удалось, его отец неуверенно приговаривал: «Менеджер… Просто менеджер…»

В том, что парень никак не может найти работу, не было ничего удивительного, поскольку закончил он какую-то откровенную шарашку. Один из многих коммерческих полуподвалов, в названии которого так явно выпячиваются эпитеты вроде «социально-экономический» и «гуманитарный», что все с этим учебным заведением ясно сразу.

Но гордый отец заявил в итоге:

— Стал большим человеком! Не будет, как папаша, всю жизнь в дерьме копаться.

Мощь этой сцены подчеркивалась тем, что именно в эту минуту я передавал «папаше» хрустящие новенькие банкноты.

Тут было о чем задуматься. О том, что этот рукастый, смекалистый, ушлый мужичок (такая реинкарнация Ивана Денисовича) будет зарабатывать на хлеб с маслом для своей семьи всегда, что бы ни случилось и какие бы еще катаклизмы ни сотрясали нашу страну. Что ему с высокой долей вероятности так и придется кормить сына. Но высказать эту мысль я даже не пытался: мы с мастером едва ли поняли бы друг друга.

Десятилетиями в умы двухсотмиллионного населения огромной страны вбивалось, что высшее образование — это обязательная вершина, к которой нужно стремиться абсолютно всем. Возникла в итоге своего рода карикатура ситуации американской, когда водительские права должны иметь все половозрелые граждане, это как бы замена паспорта, а если у кого такого удостоверения нет — то это знак чуть ли не психической неполноценности. Подставляем на место водительских прав вузовский диплом — и получаем ситуацию российскую.

Половина моих одноклассников ушла после девятого класса получать среднее специальное. И что же? Закончив колледжи, все поголовно отправились в вузы, причем, как правило, не в профильные, а просто в первые попавшиеся, на любые специальности, и поступали, конечно, на первый курс, и становился просто непонятным весь этот затяжной — с потерей нескольких лет — кульбит с метаниями туда-сюда.

Вот мальчик Вася закончил автотранспортный техникум по специальности «автомеханик». Что, ему не нравится возиться с машинами? Нравится. Так какого рожна он побежал после этого на какую-то «международную экономику», на которой его, конечно, ничему толком не научили, потому что еще те там были преподы в этой шарашке?. Чтобы удовлетворить запросы общества, научно выражаясь. Как говорилось в рекламе мороженого: «Семья будет довольна».

Сейчас, кстати, он работает на установке пластиковых окон. Навыки автомеханика, наверное, пригодились больше, чем полное отсутствие навыков воротилы с Уолл-стрит. Всем доволен. Хеппи-энд.

Закономерность столь очевидна, что такие банальности как-то и неловко проговаривать вслух. Спрос породил предложение. В итоге мы имеем и кучу откровенно липовых контор, штампующих дипломы, арендующих на каждом углу нашего города здания бывших детских садов или овощных магазинов. И разросшиеся, распухшие, как утопленники, государственные вузы, наплевавшие на свой профиль: каждый местный сельхозинститут считает своим долгом открыть огромные финансовые, юридические и бог знает еще какие отделения, да и целый выводок каких-нибудь «тмутараканских филиалов» в придачу.

Отторжение этого неизбежно. Потому по-человечески понятно остервенение, с каким власти прессуют сегодня гуманитарное образование (ибо технические специальности эти метастазы поразили не так сильно). Жалко только ребят.

По большому счету отсюда и вытекают все наши образовательные реформы. Из неизбежного скепсиса, который вызывает высшее образование в России вообще.

Реформы самые разные, но сводятся к одному знаменателю. Недавно помощник президента предложил лишить студентов стипендии, заменив ее на сложносочиненные формы заработка при вузе или вне него. За какими бы красивыми формулировками это ни пряталось, подтекст прочитывается такой: все равно они там ничего не делают.

Еще раньше звучала инициатива отправлять студентов служить в армию после первого курса, особым образом разведя дисциплины: общие — в первый год (забудут, и не страшно, главное, не оставлять экзамены на потом), специальные — в последующие. И опять подтекст ровно тот же.

Знакомый однажды попал в неприятную историю. Коммерческий вуз, в котором он учился, лишили аккредитации. Продолжать работу вуз может, но даст при выпуске какие-то свои бумажки, а не диплом государственного образца.

Катастрофа.

Все бегали по коридорам здания, как по палубам «Титаника». Люди доучились до третьего, четвертого курсов, каждый год платили — именно за будущие дипломы и ни за что больше, — а что делать теперь?… Ректор и создательница вуза, предприимчивая дама, доктор философских наук, не последовала примеру капитана «Титаника», а предпочла в эти дни не появляться в кабинете, осаждаемом студентами и их родителями.

О, об ужасе этих дней можно было бы написать роман. В ближайшем баре с утра до вечера велись военные советы; кто-то составлял какие-то коллективные петиции и образцы исков, чтобы вернуть деньги за все годы обучения (за текущий год обещали вернуть и так). Мой знакомый, менее подкованный в области права (он приехал из района), примкнул к тем, кто почти всерьез обсуждал идею узнать домашний адрес философской дамы и подкарауливать ее уже неясно для чего.

Преступления не случилось, конечно.

Но парня жалко.

Лучше бы пошел в автотранспортный.

http://www.mk.ru/social/article/2011/05/23/591 343-zlokachestvennoe-obrazovanie.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru