Русская линия
Радонеж Алексей Харитонов23.05.2011 

Педофильский скандал: когда пыль осела

В англоязычной прессе активно обсуждается доклад Криминологического Института Джона Джея, посвященный сексуальным злоупотреблениям в американской Католической Церкви. В отличие от журналистов, любителей кричащих заголовков, и атеистических публицистов с их антикрестовыми походами, авторы доклада подходят к проблеме как профессиональные криминологи — и их взгляд несколько отличается от газетных криков про толпы попов-педофилов.

В реальности менее 5% случаев злоупотреблений говорят о психическом расстройстве, описываемом как «педофилия» (половое влечение к детям). Поэтому, по мнению криминалистов, составивших отчет, говорить о «священниках-педофилах» неточно. Хотя известно несколько вопиющих случаев педофилии (об одном из которых будет сказано дальше), большинство злоупотреблений было совершено против юношей, а не детей. Число злоупотреблений росло в 1960−70 годы, достигло максимума к 1980-тым, потом заметно снизилось с начала 1990-тых.

Как отмечает британский обозреватель Эндрю Браун (не католик), рассматривая статистику преступлений против половой неприкосновенности детей в разных окружениях, «в 1990-тые годы ребенок в Швеции — во-видимому, самой секуляризированной стране в Европе — сталкивался с в десятки раз большей вероятностью стать жертвой сексуального преступления со стороны взрослых, чем католический ребёнок в США со стороны священников. С учетом всех возможных статистических ошибок, остается вполне ясным, что, хотя то, что происходило в Католической Церкви ужасно, это все же менее ужасно, чем-то, что происходило в то же время в других местах, к которым католицизм не имел никакого отношения. Если считать американскую Католическую Церковь рассадником преступлений против детей, то Швецию придется считать чем-то гораздо, гораздо худшим. (Чтобы не оставить неясности, я отмечу, что считаю идею, что Швеция — опасное место для детей, полностью абсурдной)… Я взял для примера Швецию, потому по этой стране есть подробные статистические данные. Однако данные по Аляске, которые приводятся в том же отчете, выглядят гораздо хуже Шведских …. и примерно в 140 раз превосходят цифры по Католической Церкви за тот же период. Так что вряд ли в Американской Католической Церкви есть что-то особенно гнилое»

Что вызвало такой мощный взрыв антикатолических настроений, твердую ассоциацию «поп — педофил» в публикациях англоязычных СМИ, блогов и форумов? Можно указать на то, что в Европе — и Северной Америке — достаточно сильны и влиятельны силы, для которых Церковь — прежде всего, в их странах, католическая — является архиврагом. Силы, которые, хотя часто не признают своего родства с коммунистами, исходят из той же мифологии относительно «борьбы сил прогресса и реакции в современном мире». Оплотом реакции представляется христианство — а необходимым условием воплощения в жизнь смелых проектов всеобщего счастья видится устранение всякого христианского влияния из общественной жизни. Более того, нормальные и здравые представления о семейной жизни — например то, что честной брак почтеннее педерастии, а дети лучше абортов — рассматриваются как источник невыносимого угнетения, с которым следует покончить. В этой ситуации любая сила, выступающая со здравых и традиционных позиций воспринимается как смертельный враг.

Парадоксальным образом наиболее резкими обличителями «поповской педофилии» выступили именно люди, выступающие за отмену всяких сдержек в отношении любых сексуальных практик — в том числе, и самой педофилии. Примером может послужить известный обличитель Церкви гей-активист Питер Татчел, который, сам считает, что «не все сексуальные контакты между детьми и взрослыми непременно нежелательны, преступны или вредны… позитивная природа некоторых сексуальных отношений между детьми и взрослыми признается в ряде культур… Некоторые из моих друзей — гомосексуалистов и натуралов, мужчин и женщин — имели сексуальные отношения с взрослыми, когда им было от 9 до 13 лет. Никто из них не чувствует себя жертвой. Все это было по их сознательному выбору и принесло им огромную радость». Надо извиниться перед читателем за эту непристойную цитату — но она хорошо иллюстрирует парадоксальную природу некоторых нападок на Церковь — естественное (и совершенно справедливое) чувство отвращения и негодования против педофилов умышленно эксплуатируется как раз теми, кто сознательно продвигает педофилию и хотел бы уничтожить Церковь как силу, которая такому продвижению противится.

Однако списать всю кампанию только на людей, подобных Татчеллу, было бы ошибкой. Да, гей-активисты и абортмахеры не упустили своего шанса — и было бы наивно надеяться, что упустят. Но надо отметить и ошибки самой католической иерархии — ошибки, которые привели к такому тяжелому кризису.

Как отмечают многие обозреватели, священники, совершившие сексуальные преступления, рассматривались не как преступники, которых следует передать государству для наказания, а как грешники, над исправлением которых следует трудиться пастырскими методами. Кроме того, предполагалось, что поскольку открытый судебный процесс над преступным священником повредит репутации Церкви и будет использован ее врагами, Епископы стремились замять дело, придя к соглашению с жертвами или с властями. То и другое оказалось катастрофически неверным. Например, злостный педофил Оливер О’Грейди какое-то время успешно избегал наказания и использовал все попытки своего начальства помочь ему «вылечиться» и избавиться от своих наклонностей, для того, чтобы продолжать совершать свои преступления. Об этом вопиющем случае много писали, был снят документальный фильм — в общем, попытки избежать позора для Церкви обернулись гораздо большим позором.

В упрек католической иерархии можно поставить не то, что среди священников было много педофилов — как раз немного, заметно меньше, чем среди мирских людей — а то, что реакция на их обнаружение была совершенно неправильной. Сейчас представляется очевидным, что подходящая епитимья за подобные грехи — наказание, предусмотренное законом, и Церковь ни в коем случае не должна пытаться скрыть или защитить преступников. Как Иуда среди Апостолов, так и среди священников будут неизбежно появляться тяжкие предатели того доверия, которым их облекает Господь и Церковь. Лучшее, что можно сделать по отношению к таким людям — это предоставить им иметь дело с законом. Да, в каких-то случаях может иметь место клевета; но лучший способ с ней разобраться — это открытое и законное расследование. Попытки замять проблему приводят только к тому, что она превращается в катастрофу. Как и в Католической Церкви, где накопившиеся за долгие десятилетия случаи злоупотреблений вышли на поверхность и произвели ужасающий скандал.

http://www.radonezh.ru/analytic/14 453.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru