Русская линия
Нескучный сад Светлана Абрикосова20.05.2011 

Прививки: техника безопасности

Инфекционные заболевания встречаются все реже, Прививкаи родители, позабыв, как сами когда-то страдали от кори и коклюша, все чаще пишут отказы от прививок. Это, мол, «химия» и грубое вмешательство в иммунитет ребенка. Другие, наоборот, не думая, дают согласие, «потому что врач сказала: надо». И забывают при этом, что вакцины — все-таки не вода. А как тогда надо?

Православный — значит не привитый

Моя знакомая Ксения пять лет работает участковым педиатром, а начинала она свою медицинскую карьеру сестрой милосердия в Свято-Димитриевском сестричестве. У Ксении на участке 700 детей. «Я уже заранее знаю: если семья православная — дети почти наверняка не привитые. Мусульмане, наоборот, детей прививают охотно, даже спрашивают, не появилась ли какая новая вакцина, чтобы ничего не пропустить. У них детей всегда много, и они очень боятся инфекций. А наши, получается, сторонники естественного отбора». — «Это как?» — спрашиваю. — «Ну, если болезнь или другая беда, слабые погибнут, сильные выживут. Но вообще-то, все дети имеют право на жизнь — и слабенькие, и сильненькие. Только родители, получается, этого не понимают. Одни забывают про прививки, другие отказы пишут. А ведь пока дети маленькие, они за их жизнь отвечают». После такого монолога, конечно, задумаешься. Среди нас, значит, есть родители-варвары и родители-вредители… «Если бы можно было, — продолжает Ксения, — я бы водила таких мам и пап на экскурсию в какое-нибудь детское инфекционное отделение. Просто чтобы они видели, как тяжело даются детям все эти болезни, от которых мы прививаем. И как дети страдают, и сколько в них гормонов и антибиотиков приходится вливать, чтобы вылечить». Я сразу вспоминаю, что на антипрививочных интернет-форумах прививки называют «химикалистой дрянью». В этих ампулах, действительно, в большинстве случаев есть «химия» — консерванты и стабилизаторы раствора. Но понятно, что по сравнению с «химией», которая есть в таблетках, это абсолютное ничто. «У меня на участке недавно непривитая девочка заболела тяжелой формой коклюша, пришлось класть в больницу, ей там десять дней кололи преднизолон, потом антибиотики. И после выписки она мучилась три месяца — все время кашляла. Надо один раз пережить такое, чтобы понять, зачем нужны прививки. Если честно, я не понимаю тех, кто пишет отказы». В устах человека, который работает, что называется, «на земле», каждый день бегает по вызовам, скрепя сердце выписывает тяжелые антибиотики грудничкам с температурой под сорок и отправляет «по скорой» задыхающихся от коклюша младенцев, простые доводы в пользу вакцин звучат убедительно. Во всяком случае, намного убедительнее, чем из уст чиновников от медицины и руководителей различных научных институтов. Но на многих даже страшные рассказы участковых педиатров не действуют, они убеждены: прививки — это зло.

Священники-врачи не отвергают прививок

Среди православных, действительно, бытует мнение, что прививать ребенка от болезни, которой он пока не заболел, значит выражать недоверие Божьему промыслу, дерзко ставить свой разум и свою волю выше. С другой стороны, никто ведь не задумывается, что, когда мы моем руки перед едой или чистим зубы, мы тоже «дерзко» предупреждаем различные болезни. Известно, что в России XIX века оспопрививание входило в программу обучения священнослужителей. Даже некоторые российские святые занимались вакцинопрофилактикой: например, святитель Иннокентий (Вениаминов) и святитель Лука (Войно-Ясенецкий). Кажется, следуя такой логике, можно отказаться и от применения лекарств — тоже ведь изобретение «непокорного разума». Протоиерей, доктор медицинских наук, профессор Сергий Вогулкин считает: если Господь сочтет, что для нашего душевного и духовного состояния будет полезно поболеть, то мы заболеем, несмотря на прививки. А рисковать, не прививаясь из принципа, по его мнению, все-таки не стоит: «Мы все в руках Божиих, и слава Богу, что жизнь непредсказуема. Святитель Лука (Войно-Ясенецкий) прививал людей против оспы и, как хирург, не считал грехом вторгаться в тело человека для его исцеления или предупреждения более тяжкого заболевания. Мне кажется, что Православная Церковь и каждый священнослужитель в отдельности, если он не детский врач, иммунолог или инфекционист, не должны вмешиваться в чисто врачебные вопросы. Прививки — из их числа. Я никогда не считал для себя возможным давать или не давать благословение на прививки прихожанам, это дело их выбора. В отношении прививок детей я всегда говорил: вы можете не делать прививку от полиомиелита, это ваше право, но как потом вы будете смотреть в глаза своему ребенку-инвалиду? А от паротита мальчику, который потом не сможет иметь детей? От краснухи девочке, которая может вам потом родить больного внука? Да, ребенок должен быть перед прививкой здоров, вакцина должна быть максимально чистой, педиатр должен быть опытным и внимательным. А родители должны быть добрыми христианами. Вот тогда прививка не повредит, а спасет». Протоиерей Сергий Филимонов, профессор, доктор медицины и председатель Общества православных врачей Санкт-Петербурга, говорит, что именно по своему милосердию Господь посылает нам различные способы борьбы с болезнями: «Через ученых, исследующих механизмы передачи заболеваний, человечеству были открыты знания, позволяющие справляться с инфекциями». В связи с тем что некоторые православные храмы и монастыри стали распространять антипрививочные мифы, Общество православных врачей даже выпустило недавно информационную брошюру для родителей «Вакцинопрофилактика у детей», где представлен трезвый и объективный взгляд на эту проблему.

Доказано или нет?

Если отодвинуть в сторону философские рассуждения, то останется как раз самое неприятное: реальные проблемы и болезни. В чем только не обвиняют вакцины. Они вызывают аутизм, аллергию, аутоиммунные заболевания, неврологические расстройства, в том числе ДЦП и слабоумие, они становятся причиной рака… У каждого из нас есть подруга, знакомая, знакомая знакомой, у которой есть больной ребенок и которая убеждена: болезнь спровоцировала прививка. Проблема в том, что в большинстве случаев невозможно установить прямую связь и доказать, что это было именно так. Например, согласно нашему национальному календарю прививок ребенок до двух лет должен получить 15 прививок от десяти инфекций (в Германии — 17 прививок от 13 инфекций, в США — 21 прививку от 14 инфекций). Руководитель центра иммунопрофилактики Института педиатрии Научного центра здоровья детей РАМН, заслуженный деятель науки, доктор медицинских наук, профессор Владимир Таточенко: «Любое заболевание в первые годы жизни случается после прививки, потому что дети все время находятся в состоянии „после прививки“. Поймите, если не вакцинировать детей, они все равно будут болеть теми заболеваниями, против которых мы не вакцинируем. Если вакцинировать — то тоже будут болеть. Если привить от кори, не значит, что ребенок не заболеет ревматизмом». Говорят, например, после прививок иммунная система может дать ответ в виде аутизма. Но на это утверждение есть данные английского исследования, доказывающие, что при неизменном уровне охвата вакцинацией число аутистов в Англии постоянно растет. Выходит, другие причины. Профессор Таточенко рассказывал, как одна волгоградская бабушка годовалой девочки сорвала международные исследования, параллельно проводившиеся в десяти странах мира. Выясняли, эффективно ли будет прививать детей от кори, паротита и краснухи вместе с ветряной оспой. «У одного ребенка заподозрили аутизм. Девочке был год, и после вакцинации, по словам бабушки, она перестала говорить и проситься на горшок. Если речь идет о годовалом ребенке, вы понимаете, что это абсурд». Тем не менее дело разбиралось комиссиями, прокуратурой, и когда поняли, что оснований для обвинений нет, исследование уже было сорвано.

Еще говорят, у привитых людей во взрослом возрасте чаще развивается бронхиальная астма. По-видимому, это тоже опровергли. Так называемое «тасманское исследование» доказало, что все наоборот. Смотрели детей в подростковом возрасте и взрослых, как привитых, так и непривитых. Непривитые болеют астмой чаще.

Есть данные о том, что после прививки может развиться аутоиммунное заболевание (системная красная волчанка, ювенильный дерматомиозит и др.). Но и тут, по словам педиатра и клинического фармаколога, кандидата медицинских наук Ивана Дронова, который занимался такими исследованиями, есть свои «но»: «Мы знаем случаи, когда аутоиммунное заболевание развивается у детей после прививки. Но, по нашим с коллегами данным, инфекции и инсоляция (пребывание на солнце) на порядок чаще, чем прививки, являются триггерами („пусковыми факторами“) развития аутоиммунных заболеваний. Вероятнее всего, иммунная система была уже готова к болезни и для развития проблемы достаточно было любого воздействия. И на самом деле, при использовании современных вакцин антигенная нагрузка на иммунную систему обычно не больше, чем при ОРВИ».

Таким образом, на каждое обвинение и подозрение противников вакцинации есть ответ сторонников. И наоборот, противники, в свою очередь, тоже находят соответствующие данные и факты. В результате слухи муссируются, страхи ползут, и многие уверены, что не бывает дыма без огня.

Некоторые вообще считают, что многими инфекционными болезнями лучше переболеть в нежном возрасте — на то они и называются детскими, что в детстве переносятся легче. Иван Дронов: «Коклюшем и корью однозначно в детстве переболеть не лучше. Корь раньше земские врачи называли „убийцей детей“: летальность от нее была два-три процента, а болели практически все. То есть из ста родившихся детей два-три ребенка умирали от кори. Коклюш как раз очень опасен для маленьких детей. А если рассматривать инфекции, которыми болеют не только дети, но и взрослые: дифтерию и столбняк, — умереть можно в любом возрасте, даже если сразу госпитализируют в самую лучшую клинику и будут применять самые лучшие средства лечения».

Осложнения и другие «сюрпризы»

Ни один врач, выступающий за прививки, не скажет, что они полностью безопасны. Официальные инстанции тоже не делают из этого тайны. Обо всех доказанных поствакцинальных осложнениях (ПВО) сообщает сайт Роспотребнадзора, в разделе «Статистика; Сведения об инфекционных и паразитарных заболеваниях». (Противники вакцин, правда, считают, что данные занижают). Прививки нельзя делать, когда иммунитет ослаблен. Иммунная система должна быть в состоянии дать адекватный, защищающий ответ на действие вакцины. Если проблему с этой системой не диагностировать, то возможны самые серьезные осложнения. Очень редко, но бывают дети с врожденным иммунодефицитом. При этом определить проблемы с иммунитетом — временные или хронические — у новорожденного практически невозможно. Но именно в первые 3−7 дней после рождения ребенку делают вакцину БЦЖ — от туберкулеза, и она, по словам профессора Таточенко, дает самое большое число осложнений (28 на 100 000 привитых), в частности, вызывает остеит, язвочки, уплотнения на месте укола, увеличение лимфоузлов. Отказаться от нее совсем невозможно из-за того, что заболеваемость туберкулезом у нас все время растет. С другой стороны, БЦЖ защищает от инфицирования только на 50%, хотя и не дает заболеть очень тяжелой формой туберкулеза — туберкулезным менингитом. По мнению профессора и протоиерея Сергия Филимонова, применение этой вакцины спорно. Профессор Таточенко тоже осторожно высказывается в том плане, что детей из благополучных семей в регионах, где заболеваемость туберкулезом невысокая, можно было бы прививать БЦЖ в годовалом возрасте. В любом случае, он рекомендует использовать более безопасный вариант вакцины — БЦЖ-М.

От гепатита В у нас вообще прививают в первые 24 часа жизни. По статистике это оправдано: до введения этого правила гепатитом В заболевали 45 детей из 100 000, сейчас — два. Но если заранее известно, что мама и никто из родственников не относятся к группе риска и не страдают этой болезнью, некоторые специалисты все же советуют написать отказ от столь ранней прививки. Причем подготовить этот отказ нужно еще до родов.

Прививка АКДС (коклюш, дифтерия, столбняк) стала притчей во языцех — в большинстве случаев она вызывает у детей тяжелую реакцию (хотя реакция — это еще не ПВО). Виноват коклюшный компонент. Если есть деньги, лучше делать импортную вакцину, где коклюш представлен в ослабленном (бесклеточном) виде (стоит такая вакцина 1000−1600 рублей).

Прививки от кори и коклюша могут вызвать поражение нервной системы — фебрильные судороги и энцефалит. Поэтому они небезопасны для детей с неврологической патологией, в том числе скрытой (ее косвенным признаком может быть повышенный мышечный тонус). Некоторые родители детей, больных ДЦП, уверены, что заболевание проявилось после прививки именно этими вакцинами, хотя врачи утверждают, что такого быть не может: причины развития ДЦП возникают еще в период беременности или во время родов. Но проявляется заболевание несколько позже. С другой стороны, по статистике, неврологические осложнения после самих коклюшей и кори встречаются намного чаще, чем после прививки.

С полиомиелитом были проблемы до 2008 года, пока детей прививали живой вакциной. Ежегодно в стране регистрировали 10−12 случаев паралича у детей с иммунодефицитом. Теперь первую вакцинацию от полиомиелита официально можно проводить только инактивированной (то есть неживой) вакциной.

Еще одна проблема, связанная с вакцинацией, — аллергия. Аллергию можно выявить, только сделав прививку. Но внимательный врач может ее предугадать, если подробно расспросит маму обо всех болезнях родственников и тщательно осмотрит ребенка. В поликлинике у Ксении был один случай анафилактического шока у девочки после прививки (это смертельно опасная внезапная аллергическая реакция). Девочку спасли, причем мама с тех пор не отказалась от вакцинации. Просто перед каждой прививкой ребенка специально готовят и кладут на один день в стационар, где и прививают. Ксения говорит, что это был единственный случай ПВО, случившийся в ее поликлинике за то время, пока она там работает.

Человек и человечество

Врачи говорят: вероятность получить осложнение или умереть после вакциноуправляемой инфекции намного выше, чем после любой вакцины. То есть благодаря прививкам в этом или в прошлом году не заболели и не умерли сотни. Но наша психика устроена так, что мы об этом не думаем. Нас больше волнует, что какое-то, пусть и минимальное, количество человек умерло или заболело только лишь из-за них (ведь официальным данным у нас никто не верит). Страх, что ты попадешь именно в эту десятку или сотню, понятен. И психологически родителям сложно принять это: ведь вакцинацию делают с их личного согласия.

Важно еще понять, что на фоне отступивших инфекционных болезней осложнения кажутся страшнее и реальнее. Но проблема в том, что, как только снижается охват вакцинацией, болезни сразу же начинают «прорываться» к людям. Например, корью в России еще десять лет назад, пока вакцинация не была всеобъемлющей, ежегодно болели до полутора миллионов человек. В 2008 году заболело всего 27. В 2010-м, когда в дальневосточные регионы России приехали инфицированные жители Китая, число заболевших россиян выросло до 127.

«Ради всеобщего здоровья меня вынуждают подвергать риску собственных детей», — сказала мне одна знакомая. Но практически невозможно определить, где здесь грань между личным и всеобщим. В какой момент кончается личное и начинается всеобщее. Личное зависит от того, насколько массово придут вакцинироваться другие. Но массовости не получится, если все решат не рисковать по личным причинам.

http://www.nsad.ru/index.php?issue=80§ion=10 029&article=1449


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru