Русская линия
Сегодня.Ru Дмитрий Орлов18.05.2011 

Минюст плодит экстремистов

Похоже, что министерство юстиции Российской Федерации Православие или смерть!наконец-то поставило точку в затянувшемся споре вокруг лозунга «Православие или смерть!», начавшемся после того, как фотография футболки с такой надписью была размещена в социальной сети «Вконтакте» в группе «Антирелигия».

Лозунги «Православие или смерть!» и «Россия для русскихъ» все-таки включены в федеральный список экстремистских материалов, размещенный на сайте Минюста. Список был обновлен 12 мая. И свое решение Минюст мотивирует вердиктом Черемушкинского районного суда Москвы, принятом 21 декабря 2010 года.

Однако данная ссылка Минюста не совсем добросовестна. Дело в том, что в апреле 2011 года Люблинский районный суд столицы отказался признавать надпись «Православие или смерть!» и изображение православной символики с черепами экстремистским материалом на футболке изготовленной художественной мастерской-студии Союза православных хоругвеносцев. Суд принял во внимание экспертное заключение, в котором указывалось, что «монахи трактовали этот лозунг как отстаивание православия как спасительной веры в противовес духовной смерти души без православной веры, готовность последовательно отстаивать свою веру до самой смерти». Строго говоря, лозунг перекликается со словами Апокалипсиса «Будь верен до смерти и дам тебе венец жизни!» (Откр.2:10) и лежит в контексте православного учения о мученичестве.

Как известно, многие тысячи христиан на протяжении более чем двухтысячелетней истории Христовой Церкви — и в древние времена и в ХХ веке — именно своей смертью засвидетельствовали истинность Православия. В Древней Церкви за такими людьми, доказывавшими страданиями и смертью свою веру, утвердилось наименование «свидетели» (это греческое слово «мартирос» по-русски переведено как «мученик»). Люди, ответившие своей любовью на Божию Любовь, прикасались своим сердцем к такой великой и чистой радости Божиего мира, что отречься от нее, предать свою любовь ко Христу и остаться без Него они уже не могли. Вкусив счастье благодатного общения со своим Богом, ощутив, что их ожидает в Царствии Небесном, они ни за какие блага земные не хотели отречься от Такой Радости, Такого Блаженства и Счастья, Такого Любящего Бога!

Если кто-то всем сердцем любит свою жену, неужели он променяет ее на пьяную проститутку? Неужели любящая мать, пусть даже перед угрозой смерти, отречется от своего любимого и любящего ребенка? Так, если земная любовь может быть сильнее смерти, то, тем более, любовь к Воскресшему Иисусу Христу стоит гораздо дороже всех благ земных. Но, чтобы быть готовым идти на страдания и смерть за эту любовь, ею надо в какой-то степени насладиться в земной жизни.

И те, кто в своей духовной жизни соприкоснулись с Воскресшим Христом, уже не просто верили, но и знали, для чего живут, и какая радость ожидает их после окончания жизненного пути.

Мудрые христианские родители, воспитывая детей, готовили их не только для земной жизни, но и для Вечной. Если мы рождаем детей только для земной жизни, значит, мы даем им жизнь для того, чтобы они умерли. Ведь всё земное смертно. Подлинный же смысл деторождения состоит в том, чтобы родить детей для жизни не только временной — земной, но и Вечной — в Царстве Божием. Земная жизнь является для человека школой, в которой он должен научиться стать таким, чтобы быть способным войти в бессмертную жизнь.

«Блаженны мертвые, умирающие в Господе; ей, говорит Дух, они успокоятся от трудов своих, и дела их идут вслед за ними» (Откр. 14: 13). А священномученик Киприан Карфагенский прямо указывает, что «воинов Божиих и Христовых не убивают, а увенчивают».

Древние христиане называли день смерти своих собратьев и сестер по вере днем рождения — рождения в новую жизнь. С приходом в мир Спасителя изменилось отношение к смерти. «Если мы веруем во Христа, если по вере в слова Его и обетования не умрем во веки, то мы должны с радостным дерзновением идти ко Христу, Которым всегда будем жить и царствовать. Ведь чрез временную смерть мы переходим к бессмертию, и вечная жизнь не иначе может настать для нас, как по исшествии нашем отселе. Да это и не есть исшествие, а только переход или переселение в вечность по окончании временного пути. Кто же не поспешит перейти к лучшему? Кто не пожелает измениться и преобразиться по образу Христа и скорее достигнуть небесной славы?» — Пишет священномученик Киприан Карфагенский.

Таким образом, вне зависимости от того, нравится ли это прокуратуре и Минюсту РФ, засвидетельствовать в случае необходимости свою верность Православию своей смертью — прямая обязанность истинного христианина.

Впрочем, вернемся к списку Минюста. Как видно, из двух прямо противоположных решений двух московских судов, чиновники волевым порядком выбрали именно то, которое объявляет лозунг экстремистским. Почему именно его? Может быть потому, что именно оно соответствует представлению властей об экстремизме. Так, например, на Западе, на который так любит ровняться наше руководство, любой нравственный императив рассматривается как потенциальная угроза, а его приверженцы если не как экстремисты, то уж во всяком случае, как «группа риска».

Основания для такого отношения есть и на Западе и в России. Дело в том, что все чаще программы проводимые администрациями вступают в прямое противоречие с христианским учением, его нравственными нормами и представлениями о добре и зле.

Достаточно сказать, что такое любимое детище российского руководства, как универсальная электронная карта (УЭК) вызвало тревогу и неприятие значительной части православных, которые буквально завалили письмами протеста все инстанции, и провели несколько митингов и пикетов, демонстрируя явное нежелания участия в этом проекте, в реализации которого видят прямое посягательство на Богом данную свободу. Может быть, в рамках подготовки противостояния по данному вопросу, и начали постепенно формировать образ православных «экстремистов».

http://www.segodnia.ru/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru