Русская линия
Вера-Эском Михаил Сизов12.05.2011 

На своем месте

Известно: в экстремальных ситуациях русский народ способен на чудеса. Оружием его не победить. «Кто с мечом к нам придёт…» А если не с мечом, а, скажем, с пухлым портфелем, набитым разными нормативно-правовыми документами, ведомственными приказами, инструкциями и т. д. Вот здесь русский и дрогнет. Испокон века чурался он чиновничьего крючкотворства: «В земле — черви, в воде — черти, в лесу — сучки, в суде — крючки: куда уйти?» Среди русских пословиц есть и более лаконичная: «Маленький чиновник хуже лихорадки».

В апреле в Москве проходил Всероссийский форум медицинских работников. На нём в присутствии премьер-министра известный детский хирург Леонид Рошаль раскритиковал чиновников от медицины.

Выступление его я смотрел по телевизору, и очень лично воспринял. Как раз в этот день, 13 апреля, моей матери исполнилось 85 лет. За день до этого она очень плохо себя чувствовала, но в районную больницу не принимали: «Нет мест». Даже тот факт, что больная — ветеран Великой Отечественной, администратора в приёмном покое не впечатлил. Логика понятная: «У нас столько не живут», зачем ещё лечить — нерентабельно. Деваться некуда. Местный священник приехал соборовать рабу Божию Евдокию. Посмотрел он и благословил свою помощницу, бывшего медика, позвонить знакомым в райбольницу. Лишь после этого и удалось получить врачебную помощь (за что низкий поклон сестре Людмиле и отцу Сергию). «Врачи здесь хорошие, и сестрички», — сообщила мне мать из больницы. Хорошие-то хорошие, но… Не о врачах речь. А о чиновничьем равнодушии, которое как ржа разъедает уже всех — и «хороших», и «плохих».

А перед тем ездил я в Петербург. Первая же встреча — рассказ юной родственницы о том, как она поскользнулась на ледяном тротуаре и выбила передние зубы. Для девушки настоящая трагедия. Но городские власти она не ругает: «У нас и в прошлом году улицы не убирали, мы привыкли». Почти у всех близких, с кем успел встретиться, в семье кто-нибудь да пострадал. Этакая сводка «фронтовых потерь»: две сломанные ноги, два сломанных предплечья, один треснутый позвоночник. Так что в Питере ходил я по больницам. Одна из тех, кого навестил, рассказала, как её пытались выписать из палаты. «Вы здоровы, вот у меня в истории болезни написано, что все процедуры проведены». — «Но я не могу встать с постели, всё болит!» — «Но у меня же записано…» После повторного обследования обнаружилось, что у больной повреждён позвоночник… Другая уже две недели лежит на вытяжке. Бегаю по коридору, ищу медбрата, чтобы он ей «грузик поправил» — нога загипсованная слишком высоко задралась. «Ох, спасибо, как хорошо-то стало! А я всё время мучаюсь, никто не подходит поправить. Ночью от боли кричу…» А вся проблема — в деревянном упоре, который бы не давал ноге задираться. Его просто забыли поставить. Медбрату-практиканту невдомёк. А лечащий врач — кандидат медицинских наук, не его это дело.

Откуда в наших людях такое равнодушие? Наверное, права русская пословица: «Где слыхано — на вербе груша? А где видано — приказный добрый человек?» Приказный — так на Руси называли чиновника, функционера «приказной» машины. Кто попал в эту машину, будь то начальник или исполнитель, поневоле становится бездушным её винтиком. Собственно, против этого детский хирург Рошаль и восстал на форуме врачей. Он и прежде говорил, что рыба гниёт с головы, мол, в Минздраве тон задают чиновники-функционеры, а не люди с врачебным опытом. В отличие от практики, какая была в СССР, здравоохранением и вправду управляют назначенцы «со стороны». По данным с официального сайта Минздравсоцразвития, из высших руководителей (министр и замы) только один имеет медицинское образование, да и то больше занимался наукой, а не лечением людей. Среди 10 помощников и советников — милиционеры, писатели, экономисты, но ни одного медика. Из 25 руководителей департаментов только семеро с медобразованием. Итого, получается, 8 из 41.

«Ввели у нас в здравоохранении понятие рентабельности — жуткое дело! — посетовал Рошаль на форуме врачей. — Закрывают больницы и поликлиники, не выстроив систему оказания помощи оставшимся. Впереди встал рубль, а про народ при таком подходе к рентабельности стали забывать». На эту и другую критику (Рошаль привёл ужасающие цифры по зарплатам врачей) чиновники Минздравсоцразвития оперативно прореагировали. Каким образом? Написали коллективное обращение к В. Путину. Документ поразительный. Ответа на критику там нет, зато видна явная попытка обелить себя в глазах вышестоящего начальства. И каков стиль! «Выступление присутствующего на Форуме медицинских работников Леонида Михайловича Рошаля подорвало нашу веру в дело, которому мы отдаём всю свою жизнь… Безоговорочно доверяя всем событиям, которые мы с Вашей поддержкой организуем… просим уберечь нашу честь и достоинство от подобных выступлений…»

В последнее время довелось слышать много злой критики. Одни ругают «властную вертикаль» — мол, нет демократии. Другие ругают власть за демократию: «Пора завинтить гайки, как было при Сталине во время войны». Третьи ругают ругателей: «Не раскачивайте лодку, стране нужна стабильность!» Можно ли тут найти компромисс? Мне кажется, можно. «Вертикаль» нужна (иначе не будет государства), но чиновники всех уровней должны «вырастать снизу», как это было во время войны — когда лейтенанты становились майорами, лишь доказав свою самоотверженность в деле. Именно самоотверженность, поскольку плох тот начальник, который в первую очередь думает о своём благополучии, а потом уж о благе народа. Для того чтобы так перестроить кадровую политику, никаких революций не нужно и «раскачивать лодку» не понадобится.

Как практически это сделать? Некоторые предлагают на порядок уменьшить зарплату руководителям, чтобы они работали «за идею». Действительно, перекос в оплате заметен. Недавно Собянин в Москве посетовал, что годовая зарплата директора АМО ЗИЛ — 250 млн рублей, а задолженность перед рабочими обанкротившегося завода — 200 млн рублей. На весах один директор — и все рабочие огромного предприятия. Или вот статистика: по суммарной зарплате Россия впереди многих развитых стран, таких как Бельгия, Италия и даже сверхблагополучная Норвегия. Причём деньги олигархов не учитывались, гигантское расслоение в доходах начинается уже на уровне руководителей среднего звена. И всё же, думаю, главное не это. Надо, чтобы чиновники стали частью того дела, которым руководят, — болели за него. Как минимум, выдвигались своими же коллегами, а не назначались со стороны по партийному принципу, как функционеры-менеджеры. Иначе, по слову Рошаля, у нас в государстве будет продолжаться «симуляция деятельности».

Сейчас вроде бы не война. Но вот недавно посмотрел отчёт о заседании президиума Госсовета, посвящённого проблеме наркомании. Молодёжь гибнет, ситуация катастрофическая. Много там говорили; всякие законопроекты — и ни слова о тех, кто реально борется с бедой. А ведь могли бы помочь православным реабилитационным центрам, которые, по признанию ФСКН, лучше всех справляются с этим. И о нравственном образовании тоже ни слова. Так кто же будет бороться за души падающих — «эффективные менеджеры»?

Конечно, не всё так плохо, есть у нас «врачи хорошие и сестрички», как мать моя говорит. Есть ещё люди «на своём месте». Но как бы оберечься им, чтоб не встроиться в ряд больших и маленьких чинуш?

http://www.rusvera.mrezha.ru/634/2.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru