Русская линия
Седмицa.Ru30.04.2011 

Преподобный Зосима Соловецкий

Житие преподобного Зосимы тесно переплетается с жизнеописанием Соловецких преподобных Савватия и Германа, Преподобный Зосима Соловецкийпервыми начавшими подвизаться на острове (1428/29г.), на котором впоследствии преподобный Зосима устроит иноческую обитель.

В 1436 через год после кончины Савватия, на Соловки вместе с прп. Германом приплыл Зозима, ставший основателем мон-ря. Как сообщается в волоколамской редакции Жития З. (РГБ. Ф. 113. Вол.. 659, 30-е гг. XVI в.), З. род. в с. Шуньга на Онежском оз. (ныне дер. Шуньга Медвежьегорского р-на Карелии, в 45 км юго-восточнее Медвежьегорска), родители его пришли туда из Новгорода. В более поздних редакциях Жития, созданных не ранее сер. XVI в., и в «Летописце соловецком» нач. XVIII в. местом рождения святого названо с. Толвуй, также находящееся на Онежском оз. (ныне дер. Толвуя Медвежьегорского р-на, в 20 км от Шуньги). Родители святого — Гавриил и Варвара — были людьми благочестивыми и обучили З. чтению Свящ. Писания. З. избегал детских забав, а когда достиг юношеского возраста, принял монашество. Место его иноческого пострига не названо в Житии, но из текста следует, что, приняв монашество, З. оставался жить в родном селе, т. е., вероятно, он был пострижен священноиноком, служившим в ближайшей приходской церкви (Жития прп. Зосимы и Савватия. 1859. Ч. 2. С. 480). Недостоверными представляются сведения, приведенные в «Летописце соловецком» нач. XVIII в., о том, что З. принял монашество в Корнилиевом Палеостровском в честь Рождества Пресв. Богородицы мон-ре (см.: Дмитриева. 1996. С. 95).

Будучи монахом, З. тяготился жизнью в миру. Ему случилось встретить прп. Германа, рассказавшего о С. и Соловецком о-ве. Вскоре скончались родители преподобного (в волоколамской редакции говорится о смерти отца З. и о том, что мать его по совету сына приняла монашество). Раздав имущество бедным, З. вместе с прп. Германом отправился на Соловки. Прибыв на Соловецкий о-в, иноки остановились невдалеке от того места, где сейчас находится мон-рь. Согласно Житию, З. имел видение: луч света осиял его, а на востоке он увидел в воздухе прекрасную церковь. Прп. Герман напомнил З. о словах ангелов, изгнавших с острова семью карел, что это место предназначено для пребывания иноков.

В 1-ю же зиму З. остался на острове один, т. к. прп. Герман отправился на материк, чтобы приобрести необходимое для устроения мон-ря, и не сумел из-за сильных ветров вернуться. Тогда отшельнику пришлось претерпеть многочисленные жестокие нападения нечистых духов, старавшихся изгнать его с острова. Святой побеждал их молитвой. Нек-рое время спустя З. обнаружил недостаток съестных запасов и был этим весьма смущен, но, как и прежде, положился на помощь Божию. В скором времени к нему пришли 2 мужа, к-рые привезли с собой санки, полные хлеба, муки и масла. Они сказали, что идут в море на промысел, и попросили, чтобы святой оставил снедь у себя и использовал, если будет нужда. З. долгое время хранил припасы, но не дождался возвращения этих людей и понял, что помощь была послана ему от Бога.

Весной на остров вернулся прп. Герман, вместе с ним приплыл Марк (см. Макарий, прп., Соловецкий), искусный рыболов, постепенно прибывали др. подвижники. Вместе они построили кельи, срубили небольшую церковь и пристроили к ней трапезную. После этого З. послал одного из братии в Новгород к архиеп. св. Ионе (1459−1470) с просьбой благословить освящение церкви и прислать им игумена. Святитель выполнил их просьбу: дал им антиминс и прислал игум. Павла, к-рый освятил ц. в честь Преображения Господня. Согласно волоколамской редакции Жития З., в то время братия состояла из 22 чел. Жители Беломорья и слуги новгородцев («болярстии людие и приказници раби»), узнав о создании мон-ря, стали приходить на остров, чтобы изгнать иноков из владений новгородских бояр. Приходили сюда и карелы-рыболовы, считавшие Соловки своей вотчиной. Не вынеся тягот такой жизни, игум. Павел вернулся в Новгород. На его место был прислан игум. Феодосий, но и он недолго пробыл на острове и возвратился на материк. Тогда было решено избрать игумена из числа соловецких насельников. Выбор братии пал на основателя мон-ря, к-рый вопреки своему желанию вынужден был отправиться в Новгород для принятия священнической хиротонии и для поставления в игумены. Согласно Житию, поставление З. совершил архиеп. Иона («Летописец соловецкий» нач. XVIII в. приводит дату поставления — 1452 г., что является анахронизмом). В Новгороде святой получил значительные пожертвования для мон-ря от архиепископа и бояр, многие из которых обещали обители покровительство. Когда после возвращения в мон-рь З. служил литургию, лицо его просветилось и церковь наполнилась благоуханием. По окончании литургии произошло чудо с просфорой, к-рой игумен благословил приезжих купцов. По пути из церкви к своей ладье они выронили просфору. Когда же З. послал одного из братии пригласить купцов на обед, тот увидел, что пес, бежавший впереди него, наскакивает на какой-то предмет, от к-рого исходит пламя, отгоняющее пса. Когда инок подошел ближе, то обнаружил просфору со службы игумена. Как рассказывается в Житии, братия в мон-ре умножалась и уже не хватало места ни в церкви, ни в трапезной. Тогда по повелению З. были построены новая соборная ц. Преображения Господня и новая трапезная с ц. Успения Пресв. Богородицы. По-видимому, тогда же была построена и ц. во имя свт. Николая Чудотворца, хотя упоминание об этом в Житии отсутствует. В грамотах 60-х гг. XV в. Соловецкий монастырь нередко именуется «обителью святого Спаса и святого Николы» (см.: Чаев. 1929.. 27, 28, 46. С. 142−143, 151).

Через неск. лет настоятельства З. получил послание от игумена и братии Кириллова Белозерского мон-ря, в к-ром содержался совет перенести в Соловецкий мон-рь мощи С. Отправившись на Выг, З. обрел на р. Сороке нетленные мощи С. и, вернувшись с ними в мон-рь, совершил их погребение за алтарем Успенской ц., поставив там надгробную часовню с иконами Спасителя и Пресв. Богородицы и образом С., к-рый привезли из Новгорода купец Иван и его брат Федор. Перенесение мощей сопровождалось мн. исцелениями. Дата перенесения мощей С. в Житии не указана. В «Летописце соловецком» нач. XVIII в. это событие отнесено к 1471 г., в варианте «Летописца…», созданном архим. Досифеем (Немчиновым), — к 1465 г. («по 30 летах преставления его»; см.: Досифей [Немчинов], архим. Летописец соловецкий на четыре столетия, от основания мон-ря до настоящего времени, то есть с 1429 по 1847 г. М., 18 474. С. 15). Как сообщается в Житии, З. каждую ночь приходил в надгробную часовню С., молился Богу, Пресв. Богородице и С., прося святого быть наставником ему и молитвенником за братию.

Вскоре игумену пришлось во 2-й раз совершить путешествие в Новгород, чтобы просить защиты у архиепископа от слуг новгородских бояр, к-рые продолжали притеснять монахов, надеясь изгнать их с острова. Архиеп. Иона и знатные новгородцы, к к-рым обращался З., обещали ему покровительство. На новгородском вече, созванном архиеп. Ионой, было решено пожаловать «обитель святого Спаса и святого Николы» всеми островами Соловецкого архипелага. Согласно Житию, З. вручили жалованную грамоту Новгорода с 8 печатями: архиепископа, посадника, тысяцкого и 5 концов города. Отныне ни бояре новгородские, ни карел. жители не могли заявлять свои права на Соловецкие о-ва, а всякий приходящий туда на охоту или на рыбную ловлю должен был отдавать в мон-рь десятую часть добычи. Жалованная грамота Новгорода Соловецкому мон-рю на владение Соловецкими о-вами сохранилась (Арх. СПбИИ РАН. Колл. 174. Оп. 1.. 8; фотовоспроизведение грамоты и печатей: Чаев. 1929. С. 151−153.. 46. Табл. 3, 4; публикация: ГВНиП.. 96). На основании упоминания в грамоте степенного посадника Ивана Лукинича и тысяцкого Трифона Юрьевича В. Л. Янин датирует ее мартом-нач. авг. 1468 г., когда названные лица одновременно занимали свои должности (Янин. 1991. С. 252−253). Существенным расхождением между Житием и документом является то, что в грамоте игуменом Соловецкого мон-ря назван не З., а Иона («се биша челом игумен Ивоня», «пожаловаша игумена Ивоню», причем во 2-м случае имя игумена было впосл. подчищено и неискусно исправлено на «Изосму» («пожаловаша игумена Изосму»)). Следует отметить, что З. не упоминается ни в одной из сохранившихся соловецких грамот 60−70-х гг. XV в. (не считая подделки, выполненной в XVII в.- ГВНиП.. 219; см.: Янин. 1991. С. 357−358), в монастырских актах этого времени фигурирует игум. Иона (см.: Чаев. 1929. С. 138−144.. 18−20, 22, 24, 25, 27, 28, 30; Андреев В. Ф. Новгородский частный акт XII—XV вв. Л., 1986. С. 60−65). Высказывалось мнение, что жалованная грамота на владение Соловецкими о-вами была «исходайствована бывшим игуменом Ионою, жившим в Новгороде», к-рый (как и 2 его предшественника — Павел и Феодосий) недолго управлял мон-рем и, вернувшись в Новгород, отстаивал там имущественные интересы обители (История. 1899. С. 17−18). Др. т. зр. высказал В. Л. Янин, отрицающий факт игуменства З. в Соловецком мон-ре и считающий, что это «тенденциозный факт агиографии, но не истории» (Янин. 1991. С. 358). По-видимому, в Житии нашли отражение не все исторические факты. Возможно, ряд событий, в частности настоятельство Ионы в 60-х гг. XV в., был обобщен в Житии и приписан З. Основатель и устроитель мон-ря, пользовавшийся безусловным авторитетом, мог и не иметь сан игумена (ср. раннюю историю Троице-Сергиева мон-ря), присвоенный ему монастырским преданием уже на раннем этапе.

С пребыванием З. в Новгороде связано приведенное в Житии предание о его посещениях боярыни Марфы (вдовы посадника И. А. Борецкого). Святой пришел к ней с жалобами на ее слуг, притеснявших Соловецкий мон-рь. Марфа велела прогнать инока. Уходя, игумен пророчески предсказал буд. запустение дома Марфы. Видя, каким почтением окружен З. в Новгороде, боярыня раскаялась и позвала святого на пир. Оказавшись за столом с почетными гостями, З. увидел страшное зрелище: шестеро знатных мужей, сидевших за столом, были без голов. Прошло неск. лет, и видение З. сбылось: в 1471 г. войска вел. кн. Иоанна III Васильевича разбили новгородцев на Шелони, после чего вел. князь повелел отсечь головы 4 старшим боярам и неск. «их товарищом» (ПСРЛ. Т. 6. С. 193; Т. 24. С. 191). Среди казненных был и сын Марфы посадник Дмитрий Исакович. В февр. 1479 г. Марфа вместе с домочадцами была выслана в Москву, оттуда в Н. Новгород, владения же ее перешли вел. князю (Там же. Т. 6. С. 220; Т. 20. С. 334). Это предание впосл. перешло из Жития З. в офиц. летописание — в Лицевой летописный свод (ПСРЛ. Т. 12. С. 137−138) и в «Книгу степенную царского родословия» (Там же. Т. 21. 2-я пол. С. 540).

О последних годах жизни З. в Житии рассказывается, что святой пребывал в неустанных молитвенных подвигах; он сделал гроб для себя, поставил его в сенях кельи и каждую ночь плакал над гробом о своей душе. Перед кончиной преподобный призвал к себе братию, завещал им любить друг друга и обещал, что духом будет неотступно пребывать с ними. На игуменство он благословил инока Арсения, заповедав ему хранить церковный устав и монастырские обычаи. Дата кончины З. приведена в Житии. Святой был погребен за алтарем ц. Преображения Господня, в могиле, к-рую он выкопал при жизни.

Фрагмент статьи, опубликованной в 20-м томе «Православной Энциклопедии», с. 365−384

http://www.sedmitza.ru/text/1 121 072.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru