Русская линия
Радонеж Алексей Харитонов30.04.2011 

О смысле и бессмыслице

В среду Светлой Седмицы, по окончании Литургии Предстоятель Русской Православной Церкви обратился к собравшимся с Первосвятительским словом. Некоторые слова из этой проповеди были тут же выхвачены светскими журналистами, которые поспешили обвинить Патриарха Кирилла в «жестокости» за его слова:

«Ведь Господь Бог мог и остановить руку оператора, который, управляя реактором, совершил страшную ошибку. Господь попустил, и многие люди своей смертью внесли свой вклад в искупление грехов многих».

Это глубокое непонимание того, что сказал Патриарх — отчасти продиктованное нежеланием понимать, отчасти — искренним невежеством. Но то, что проповедь Патриарха задела за живое — само по себе очень хорошо. Проповедь должна задевать за живое; когда человек задет, возможно, он над чем-то задумается и что-то поймет.

Есть два взгляда на реальность. Для одного из них мироздание в целом бессмысленно; примерно четырнадцать миллиардов лет назад вселенная сама себя привела из небытия в бытие, и по законам, которые никто не устанавливал, расширялась и остывала, пока безличные и абсолютно слепые природные процессы не породили звезды и планеты. Так случайно получилось, что физические постоянные в этой вселенной оказались благоприятны для формирования известной нам таблицы элементов. Случайно, в результате, опять же, слепых процессов на поверхности одной из планет образовалась первая молекула ДНК. Потом она — вместо того, чтобы тут же распасться — начала случайно воспроизводиться, за бесчисленное количество циклов стала немного меняться, образовались клетки, потом многоклеточные организмы, потом, без какого-либо плана и замысла, просто в результате сочетания случайных мутаций, давления среды, и очень, очень долгого времени, на поверхности планеты появились существа с развитым мозгом. Какие-то сложные (но такие же бессмысленные) электрохимические процессы в коре их головного мозга привели к тому, что они стали, ставить бессмысленные вопросы — «почему мы живем?», «почему мы умираем?», «какой смысл во всем этом?».

В рамках этой картины мира сами эти вопросы не более, чем результат искажения каких-то природных импульсов, почему-то уклонившихся от своей единственной задачи — эволюционной борьбы за самок и ресурсы. Ответа на них нет — впрочем, нет и самих вопросов. Все, что есть — это материя, которая движется из никуда в никуда без цели, без смысла, без надежды. Как выражает эту точку зрения популярный атеистический публицист Ричард Докинз, «Во вселенной… нет замысла, нет цели, нет добра и зла, ничего, кроме слепого, безжалостного безразличия». В этом случае бедствия не могут быть наказанием за грех — никому не интересно, как мы себя ведем. Вселенной глубоко безразлично, праведник Вы или злодей, природа прихлопнет Вас независимо от этого — и, когда в Вашем мозгу прекратятся соответствующие природные процессы, Ваше сознание навсегда угаснет, а вселенная продолжит свой бессмысленный бег, как будто Вас, с Вашими чувствами, мыслями, вопросами и надеждами никогда и не было.

Есть другой взгляд на мир — именно его и придерживается Православная Церковь. В основании всей реальности находится личностный, всемогущий, нравственно благой Бог, вызвавший нас из небытия в бытие, Бог, который желает привести нас к вечной жизни в общении с Ним. История — драма, у которой есть смысл и содержание, которая разворачивается от Творения, через Падение и Искупление к Суду и Спасению. Во вселенной есть замысел и цель, добро и зло, и спасительная Любовь, которая ищет каждого из нас, как пастырь ищет заблудившуюся овцу. В этой картине мира наши поступки имеют значение — мы принимаем ту или иную сторону в космической битве сил добра и зла, становимся под знамя рая или ада, совершаем выбор, который будет для нас источником вечной радости — или вечной муки.

Люди приверженные этим двум мировоззрениям, будут по-разному оценивать трагические события вроде чернобыльской катастрофы. В безбожном мироздании страдания и смерть лишены смысла — это не наказание, не искупление, не урок, не трудный путь к спасению, это просто еще один бессмысленный факт в бессмысленной вселенной.

В рамках веры в Бога такие события — как и любые события вообще — наполнены промыслительным смыслом, и мы призваны задуматься над тем, что они нам говорят, какие выводы мы должны сделать.

Здесь, во времени, наши поступки тоже имеют последствия — и, поскольку мы часто делаем неправильный выбор, эти последствия оказываются горестными. Об этом и говорит Патриарх: «Мы совершаем во множестве отступления от Божиего закона, мы совершаем грехи и в мыслях, и в делах своих, и в личной своей жизни, и в жизни общественной. Мы часто живем так, как будто ни Бога, ни Божиего закона нет. Кого-то еще укоряет совесть, а у кого-то совесть сожжена».

Как предупреждает Писание, «Господь с вами, когда вы с Ним; и если будете искать Его, Он будет найден вами; если же оставите Его, Он оставит вас. (2Пар.15:2)». Милость Божия бережно хранит нас от последствий наших грехов; и обычно мы этого даже не замечаем. Но наступает момент, когда человеческое упорство в грехе достигает определенного предела — и Господь отводит Свою руку.

Должен ли был Патриарх скрывать это? Нет, его долг как пастыря как раз в том и состоял. чтобы обратить на это внимание. Да, грех ведет к временным и вечным бедствиям. Поэтому, как сказал Патриарх, «Никогда и ни при каких условиях мы не должны отрекаться от Бога. Никогда и ни при каких условиях мы не должны пренебрегать Его нравственным законом, потому что иначе мы будем смертельно уязвлены, как смертельно уязвленным оказалось то наше безбожное общество»

Мирозданию — вернее, Тому, кто Его создал — есть дело до того, как мы себя ведем, и как отдельные люди, и как общество. Иногда, чтобы направить нас на путь спасения, Он показывает нам неправду наших путей. Это может быть горько — но за этой горечью приходит радость. «Всякое наказание в настоящее время кажется не радостью, а печалью; но после наученным через него доставляет мирный плод праведности. (Евр.12:11)», говорит Апостол. Кто-то научится; кто-то предпочтет упорствовать и ожесточиться. Долг пастыря — указывать на духовный смысл земных событий. И мы можем только порадоваться тому, что Святейший Патриарх Кирилл его верно исполняет.

http://www.radonezh.ru/analytic/14 340.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru