Русская линия
Фома Александр Ткаченко19.04.2011 

Хула на Святого Духа
Правда ли, что Бог не прощает этого греха?

В чем заключается хула на Святого Духа? С заповедями «не укради, не убий, не прелюбодействуй» все ясно и без дополнительных пояснений. Но чтобы не впасть в грех хулы на Духа, следует точно знать — каких именно действий нужно избегать. К сожалению, с этим у многих христиан сегодня нет полной определенности.

Посему говорю вам: всякий грех и хула простятся человекам, а хула на Духа не простится человекам; если кто скажет слово на Сына Человеческого, простится ему; если же кто скажет на Духа Святаго, не простится ему ни в сем веке, ни в будущем(Мф 12:31−32).

Тревога и недоумение здесь вполне закономерны. Тревога — потому что речь идет не о каких-то отвлеченных предметах, а о самом важном вопросе в судьбе каждого человека — его участи в жизни вечной. А недоумение — потому, что этот евангельский фрагмент неизбежно ставит вдумчивого читателя перед целым рядом вопросов, ответы на которые невозможно получить только лишь из текста Евангелия.

Почему хула на Духа лишает человека абсолютно всех шансов на спасение, в то время как хула на Христа остается безнаказанной? Ведь и Христос, и Святой Дух являются ипостасями одного и того же Бога-Троицы. Откуда же такое различие в последствиях хулы?

Почему Бог все-таки не прощает хулу на Духа? Ведь христиане призваны к всепрощению, дабы уподобиться Богу в этой добродетели. Но оказывается, что Бог почему-то прощает не всё и не всем.

И в чем же, наконец, заключается эта самая хула на Духа? Ведь если все обстоит так серьезно, нужно точно знать — что же именно Бог не прощает никому и никогда. Иначе, похулив ненароком Духа, даже знать не будешь, что ты уже погиб для жизни вечной. А потом хватишься — ан поздно уже: нет тебе прощения ни в сем веке, ни в будущем. И как тут быть?

Такие вот вопросы. Наверное, каждый читавший Евангелие человек задавал их себе в той или иной форме. Однако далеко не каждый сумел на них ответить. А ведь этими вопросами, словно неким смысловым пунктиром, обозначается еще одна огромная проблема: как жить в мире, где всемогущий Бог, обладающий всей возможной полнотой благ, ведения и власти над Своим творением, вдруг оказывается способным не простить какое-то действие слабому, смертному, нравственно поврежденному существу — человеку? И как после этого без скепсиса относиться к христианскому утверждению о том, что такой Бог есть Любовь?

Можно, конечно, задвигать эти неразрешенные вопросы на дальнюю полку сознания до лучших времен. Но думающему человеку жить с такой мировоззренческой «занозой» тяжело. Поэтому есть смысл попытаться найти на них ответы в святоотеческом наследии Церкви.

…Да не будет сего!

Может ли ответственность за хулу на Духа быть выше, чем за хулу на Сына?

Церковь утверждает, что Бог един по существу, но троичен в лицах — Отец, Сын, Святой Дух. Каждое Лицо (ипостась) Пресвятой Троицы есть Бог, но Они суть не три Бога, а — единое Божественное существо. Поэтому оскорбление каждого из Лиц в равной степени означает, что хулится Бог-Троица. Конечно, любая аналогия здесь будет неполной, но можно попытаться использовать хотя бы очень ограниченное по смыслу сравнение. Предположим, некий хулиган взял баллончик с краской и испачкал непристойными надписями какое-нибудь общественное здание в центре города, например, концертный зал филармонии. Будут ли его судить по разным статьям Уголовного кодекса в зависимости от того, какую именно стену филармонии он испортил своим «творчеством»? Ответ очевиден: осудят этого пакостника за ущерб, нанесенный всему сооружению, а не его фасаду или боковой стене.

Три Лица Пресвятой Троицы почитаются христианами в равной степени. И ответственность за хулу на каждую ипостась Троицы также не может иметь различных степеней, потому что в любом случае это будет богохульством. Но почему же тогда Христос говорит: …если кто скажет слово на Сына Человеческого, простится ему; если же кто скажет на Духа Святаго, не простится ему ни в сем веке, ни в будущем?

На это исчерпывающе отвечает святитель Афанасий Великий: «…Говорил же это Господь, не сравнение делая между хулою на Сына и хулою на Духа Святаго, и не в том смысле, что Дух больше, а потому хула на Духа имеет большую вину. Да не будет сего! …Та и другая хула касается Самого Господа, и Он сказал о Себе — и: Сын Человеческий, и: Дух, чтобы первым наименованием указать на человеческое естество, а словом „Дух“ обозначить Свое духовное, умное и преистинное Божество. Ибо в означении телесного Своего естества хулу, в которой можно получить прощение, отнес к Сыну Человеческому, о хуле же непростительной объявил, что простирается она на Духа, чтобы этим отличением от телесного естества указать на Божество Свое». .

Оказывается, хулой на Духа Христос назвал здесь оскорбление Своего Божества, а хулой на Сына Человеческого — оскорбление Своего человечества.

О прощении без покаяния

Довольно часто хула на Духа представляется неким гарантированным способом духовного самоубийства, когда всего лишь одна ругательная фраза в определенный адрес влечет за собой необратимые последствия по причине некоей божественной «сверхобидчивости», не позволяющей Богу простить хулителя, даже если тот по прошествии времени покается в своих необдуманных словах. Насколько же это мнение соответствует действительности?

Есть в современной массовой культуре такое забавное явление — фанфик. Это литературный жанр, в котором поклонники какого-либо литературного произведения сочиняют по его мотивам собственные продолжения полюбившихся им историй. Жанр этот, прямо скажем, «на любителя», но есть там один очень правильный принцип: по своим характеристикам герои фанфика должны в точности соответствовать героям исходного произведения или историческим прототипам. Нарушение этого правила именуется в жанре англоязычной аббревиатурой ООС — Out Of Character, что можно перевести на русский как «выпадение из характера». Самый наглядный пример подобного «выпадения» описал когда-то английский писатель Г. К. Честертон: «.Гораздо естественнее поверить в то, что за пределами нашего разума, чем в то, что не переходит этих пределов, а просто противоречит ему. Если вы скажете мне, что великого Гладстона в его смертный час преследовал призрак Парнелла, я предпочту быть агностиком и не скажу ни да, ни нет. Но если вы будете уверять меня, что Гладстон на приеме у королевы Виктории не снял шляпу, похлопал королеву по спине и предложил ей сигару, я буду решительно возражать. Я не скажу, что это невозможно; я скажу, что это невероятно. Я уверен в том, что этого не было, тверже, чем в том, что не было призрака, ибо здесь нарушены законы того мира, который я понимаю».

Таким образом, ООС — это действие, которое герой не может совершить никогда и ни при каких обстоятельствах, иначе он просто перестанет быть самим собой.

И когда заходит речь о том, что Бог христиан не желает простить похулившего Его человека, даже если тот покается, это выглядит как типичный пример Out Of Character в неудачном фанфике, потому что такое представление о Боге полностью противоречит евангельскому повествованию. Христос — воплотившийся Бог, Своей земной жизнью дал миру всю доступную человеческому восприятию полноту представлений о Божественных свойствах. Перечислять их пришлось бы довольно долго, но с полной уверенностью можно утверждать, что нет среди них безжалостной мстительности и отвержения грешников, просящих о милости. Даже Иуду в самый момент предательства Христос называет Своим другом. Так неужели же такой Бог может не простить покаявшегося хулителя?

Ответ снова находим у святителя Афанасия Великого: «Заметить же надлежит, что Христос не сказал: не отпустится хулившему и покаявшемуся, но хулящему, то есть пребывающему в хуле. Ибо достодолжное покаяние разрешает все грехи». Церковь ясно говорит, что нет такого греха, который бы невозможно было исцелить покаянием. И богохульство вовсе не является каким-то особым исключением из этого правила. Даже в отношениях между людьми мы видим тот же принцип: если маленький внук сгоряча назвал бабушку «дурой», а после пришел к ней просить прощения — разве она прогонит его от себя, гордо поджав губы? Для Бога любой хулитель подобен такому же несмышленышу, который и сам не понимает толком — что он делает. А любит Он каждого человека неизмеримо более сильно, чем самая добрая бабушка любит своих внуков.

Что же касается хулы на человеческую природу Христа, тут святые отцы говорят совсем уж удивительные вещи. Оказывается, самые грубые оскорбления подобного рода Христос прощает Своим хулителям даже без покаяния с их стороны!

Вот что пишет святитель Феофилакт Болгарский, объясняя слова Спасителя: «И всякому, кто скажет слово на Сына Человеческого, прощено будет.Это значит, что кто скажет хулу на Меня, по виду своему простого Сына Человеческого, ядущего, пьющего, обращающегося с мытарями и блудницами, тот, покается ли или не покается в своей хуле, прощен будет.Ибо таковому человеку неверие его в грех не вменяется. Ибо что он видел располагающего к вере? Напротив, чего он не видел достойного хулы? Он видел человека, обращающегося с блудницами, и говорит хулу на него, а посему грех не вменяется ему. Ибо, естественно, он мог подумать: что же за Сын Божий тот, кто обращается с блудницами? Посему того, кто так поступает, а между тем выдает себя за Сына Божия, он может поносить и назвать обманщиком».

«…Но когда эти люди видят, что Он творит несомненные чудеса, и между тем хулят Духа Святого, то есть чудотворения, происходящие от Святого Духа, тогда как они получат прощение, если не покаются? Когда соблазнялись плотию Христовой, то в этом случае, хотя бы и не покаялись, будут прощены как люди соблазнившиеся, а когда видели Его творящим дела Божии и все еще хулили, как будут прощены, если останутся нераскаянными?«

…Убить и Лазаря

Слова о хуле на Духа Господь произнес после того, как фарисеи обвинили его в колдовстве: Тогда привели к Нему бесноватого слепого и немого; и исцелил его, так что слепой и немой стал и говорить и видеть. И дивился весь народ и говорил: не это ли Христос, сын Давидов? Фарисеи же, услышав сие, сказали: Он изгоняет бесов не иначе, как силою веельзевула, князя бесовского (Мф 12:22−24). Логика тогдашних хулителей понятна: фарисеи не желали признать, что в бродячем проповеднике действует сила Божия. Но сверхъестественное происхождение этой силы отрицать они не могли, поскольку Христос творил чудеса на глазах у народа и никто не мог обвинить Его в обмане. Поэтому фарисеи решили объяснить эти чудеса действием бесовским. Что и было названо Христом — хулой на Духа.

С тех пор прошло две тысячи лет, христианство стало верой сотен миллионов людей и в значительной степени определило пути развития мировой истории. В наши дни уже вряд ли кому-либо придет в голову обвинить Христа в договоре с бесовским князем. Но это вовсе не означает, что для современного человека предупреждение Христа о хуле на Духа перестало быть актуальным. Сегодня, как и во все времена, человек может впасть в этот тяжкий грех и погубить себя навсегда, оставшись в нем нераскаянным.

Дело в том, что, обвиняя Христа в использовании бесовской силы для совершения чудес, фарисеи, мягко говоря, кривили душой. Они прекрасно знали, что ни один даже самый могущественный маг никогда не отверзал очей слепорожденному, не исцелял прокаженных и уж тем более — не воскрешал мертвых. Такие чудеса могли совершаться лишь Божьей силой, и это было очевидно даже для самых непримиримых противников Иисуса. И вот, наконец, Он совершает самое удивительное, небывалое и немыслимое чудо — на глазах у множества свидетелей воскрешает умершего Лазаря, уже пролежавшего в могиле четыре дня! Вся Иудея была переполнена восхищенными слухами об этом событии. Ведь только Бог способен воскресить смердящий четверодневный труп. Жители Иерусалима встречают Христа пальмовыми ветвями и возгласами «Осанна», что в буквальном переводе означает «Спаси же!» Ни у кого нет сомнения, что Иисус — тот самый обетованный Мессия, о котором говорили пророки, и самое убедительное доказательство тому — воскресший Лазарь, сопровождающий Христа. Но что же делают первосвященники, на глазах у которых все это происходит? Они принимают решение убить Христа, а вместе с Ним — и Лазаря….

Иоанн Златоуст называл хулу на Духа бесстыдным отвержением очевидной истины, и решение первосвященников как нельзя более точно подпадает под это определение. Но, к сожалению, именно такая форма хулы на Святого Духа сегодня вполне доступна и каждому из нас.

Что есть истина?

Христос говорит ученикам, что Святой Дух …наставит вас на всякую истину.(Ин 16:13). Но что же такое — истина? Люди так часто употребляют это слово, что уже привыкли к нему и не особенно утруждают себя поисками его значения, тем более что определений истины в философии скопилось великое множество, и разобраться в них неподготовленному человеку бывает довольно трудно.
Однако в христианстве это понятие имеет вполне конкретный смысл: истина есть творческий замысел Божий о мире и о человеке. И если человек живет в соответствии с этим замыслом, значит он стоит в истине. Если же нет, тогда — уподобляется сатане, который отказался участвовать в божественном плане творения, и …не устоял в истине(Ин 8:44), превратившись из светлого ангела в противника Божия и убийцу людей.

Таким образом, наставление на всякую истину, подаваемое Духом Святым, заключается в обличении тех наших поступков, которые противоречат замыслу Бога о нас и о мире вокруг нас. Происходит это через действие совести, которая прямо указывает человеку на недолжные его мысли, слова и поступки.

Вот здесь и становится возможной для каждого хула на Святого Духа в виде отвержения очевидной истины, когда человек, абсолютно точно зная, что он неправ, всё же продолжает творить зло. Святитель Феофан Затворник писал: «Когда люди содержат истину в неправде? — Тогда, когда знают истину, и не исполняют, когда жизнь не отвечает знанию; одно у них на уме и совести, иногда и на словах, а другое в жизни и делах, в чувствах сердца и настроениях воли. …Сия неправда во сто крат увеличивается, когда кто делает неправое в то самое время, когда ум и совесть претит ему и не велит того делать. В сем и состоит хула на Духа Святаго,о которой Господь изрек страшное определение — непрощение ни в сей век, ни в будущий».

И дело тут вовсе не в милосердии Божием или в его отсутствии. Мы привыкли воспринимать слово «прощение» в категориях этики межчеловеческого общения, когда оно означает снятие вины, отказ потерпевшей стороны от каких-то санкций в отношении провинившегося. Но в числе множества значений слова «простой» (от которого происходит «прощение») есть и такие, как — прямой (в противоположность лукавому — изогнутому, подобно луку), цельный, чистый. Следовательно, простить значит также и — очистить, выпрямить, а самое главное — восстановить утраченную целостность, то есть — исцелить. И когда мы говорим о прощении, получаемом от Бога, его следует понимать прежде всего как исцеление, очищение, исправление в человеке того, что было искажено грехом.

Так кто же рискует остаться у Бога неисцеленным, неочищенным, неисправленным? Ответ на это столь же прост, сколь и печален: тот, кто считает себя здоровым, чистым и не нуждающимся ни в каком исправлении даже после того, как увидал свою грязь, болячки и лукавство во всей их неприглядности.

Когда истина не радует

Трудно найти человека, который бы утверждал, что не стремится к истине. Но далеко не всегда истина радует и греет душу. Каждый раз она как бы раскрывает перед нами два плана нашего бытия: как мы могли бы жить, следуя замыслу Божию о нас; и — как мы живем на самом деле. И тогда — через совесть, через разум, через душевную боль — мы явственно ощущаем, в чем и каким образом уклонились от истины. Это и есть действие Святого Духа в каждом человеке. А хулой на Духа является упорное и постоянное отвержение такого благодатного действия, когда, в конце концов, человек становится просто неспособен к покаянию. Известная школярская мудрость гласит: повторенье — мать ученья. Многократное и осознанное следование злу, к сожалению, тоже приносит вполне определенные плоды в виде полного омертвения души, которая делается неспособной отличить добро от зла.

Слова Господа «не простится ни в сем веке, ни в будущем» — не угроза, а заботливое предостережение от этой беды, которая может иметь свое начало в какой-нибудь самой незначительной мелочи, крошечном нравственном компромиссе. Сам по себе он, конечно же, еще не является той самой хулой, которая не простится ни здесь, ни в вечности. Но каждый такой бессовестный поступок, подобно снежному кому, способен намотать на себя множество других, уже более серьезных злых дел, которым, в свою очередь, тоже будет найдено «достойное» оправдание. И наконец наступит момент, когда все доброе в человеке окажется погребено под этими глыбами произвольно сотворенного им зла, а навык отвержения очевидной истины превратится в его вторую натуру. Такой несчастный никогда не сможет получить прощение и исцеление от Духа Истины, потому что сама истина станет для него мучительной и ненавистной. А спасти того, кто с ненавистью отвергает свое спасение, не может даже всемогущий Бог.

http://www.foma.ru/article/index.php?news=5425


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru