Русская линия
Правый взгляд Сергей Самохвалов18.04.2011 

Изувеченная память
О Романовском обелиске в Александровском саду

В феврале 1913 года исполнилось триста лет со дня избрания Собором всей земли на царство первого монарха из рода бояр Романовых — Михаила Феодоровича, ставшего родоначальником династии, принесшей столько славы и блага нашему Отечеству. Под скипетром Государей из Дома Романовых Московское царство превратилось в Российскую империю. «Совокупными трудами венценосных предшественников Наших на Престоле Российском и всех верных сынов России создалось и крепло Русское Государство. Неоднократно подвергалось наше Отечество испытаниям, но народ русский, твёрдый в вере православной и сильный горячей любовью к Родине и самоотверженной преданностью своим Государям, преодолевал невзгоды и выходил из них обновленным и окрепшим. Тесные пределы Московской Руси раздвинулись, и империя Российская стала ныне в ряду первых держав мира» (1) — провозглашалось Высочайшим манифестом 21 февраля 1913 года.

300-летний юбилей династии Романовых был празднично отмечен на просторах Российской империи. Служились торжественные молебны, проходили крестные ходы, закладывались храмы и памятники, в царские резиденции направлялись депутации, посылались поздравительные адреса и телеграммы. Вся страна ликовала несколько месяцев. В Москве празднества начались крестным ходом с наиболее чтимыми иконами Владимирской, Иверской, Казанской Божией Матери. За ним последовал парад войск на Красной площади и многие другие торжественные мероприятия. В обстановке искренних патриотических чувств городские власти предложили представителям всех сословий Первопрестольной столицы обширную программу увековечения в Москве памяти о знаменательном юбилее Государства Российского.

Обелиск в честь 300-летия царствования Романовых в Александровском саду (1914-1918) Одним из одобренных москвичами предложений стал проект памятника-обелиска в честь правивших Россией представителей династии Романовых, выполненный молодым архитектором Сергеем Александровичем Власьевым (1881 — после 1936). Выпускник Московском училище живописи, ваяния и зодчества он имел звание классного художника архитектуры. В 1910 году Власьев был назначен преподавателем Строгановского училища. С осени 1913 года состоял на государственной службе по должности архитектора по квартирному довольствию войск Московского гарнизона в чине коллежского регистратора (2).

Выполненный им проект обелиска (под девизом «Правда») заслужил вторую премию на проведенном в 1912 году особом конкурсе «проектов памятника-обелиска в ознаменование 300-летия царствования Дома Романовых».

Памятник было решено установить в Александровском саду. Обеспечение «из средств города» на сумму до 50 тысяч рублей ассигновала городская дума Москвы (3). Однако первоначальный замысел автора Романовского обелиска не вызвал одобрения со стороны Академии художеств и С. А. Власьеву потребовалось некоторое время на устранение сделанных замечаний. Поэтому к торжественной церемонии закладки памятника в ознаменование 300-летия царствования Дома Романовых приступили только весной 1914 года.

На торжестве присутствовали: состоящий при Ее Императорском Высочестве Великой Княгине Елизавете Федоровне генерал-от-кавалерии М. П. Степанов, начальник Московского дворцового управления князь Н. Н. Одоевский-Маслов, московский градоначальник свиты Его Величества генерал-майор А. А. Адрианов, московский губернатор граф Н. Л. Муравьев, попечитель Московского учебного округа А. А. Тихомиров, московский комендант генерал-майор Т. Г. Горковенко, московский вице-губернатор А. М. Устинов, исполняющий должность московского городского головы В. Д. Брянский, управляющий Московской казенной палатой П. Н. Кутлер, московский уездный предводитель дворянства князь В. В. Голицын, ректор Московского университета М. К. Любавский, прокурор окружного суда С. Д. Тверской, старшина ремесленного сословия И. А. Александров, городская управа в полном составе, гласные городской думы и приглашённые лица.

Местом сооружения обелиска стала площадка у главных ворот, ведущих с Воскресенской площади в Александровский сад. Для церемонии закладки памятника воздвигли особый помост, покрытый красным сукном и украшенный гирляндами зелени и национальными флагами. На нём утром 18 апреля 1914 года преосвященным Анастасием, епископом Серпуховским, было совершено молебствие с провозглашением многолетия Государю Императору и всему Царствующему Дому и вечной памяти патриарху Филарету Никитичу и всем почившим представителям царской династии. Перед окончанием молебствия преосвященный Анастасий произнёс приличное торжеству слово:

«В минувшем году, — говорил владыка, — вся Россия праздновала трехсотлетнюю годовщину царствования Дома Романовых и единым сердцем возносила Господу Богу благоговейные моления за все блага, явленные Им дорогой родине через этот Царствующий Дом. В ознаменование такого великого события наш царственный град и приступает ныне к сооружению памятника, который здесь, под сенью священного Кремля, будет иметь особенное значение: он будет вещать о великих подвигах и заслугах перед Россией Царствующего Дома, о тех неразрывных узах, которыми он связан с первопрестольной Москвой.

Москва — колыбель Дома Романовых. Здесь — глас народа, оказавшийся на этот раз гласом Божиим, указал на Царя Михаила Феодоровича, как на природного государя. Здесь русские венценосцы восприяли и будут воспринимать помазание Божие, здесь они почерпали свои духовные силы от живого общения с Православной Церковью, здесь в годины исторических невзгод и испытаний они прислушивались к биению подлинного русского сердца".

«Пусть же, — сказал в заключение преосвященный Анастасий, — вновь сооружаемый монумент будет не только памятником нашей минувшей славы, но и залогом грядущей силы, заключающейся в единении Царя с Москвой, а через неё и со всем русским народом. Как новый памятник вознесётся в высоту, так пусть и Русь святая непрерывно возносится к небу, до вершин силы, могущества и славы» (4).

Освящение Обелиска в честь 300-летия царствования Романовых в Александровском саду (1914-1918) По окончании молебствия преосвященный Анастасий окропил святой водой материалы для постройки памятника. При закладке обелиска первый камень в его основание положил В. Д. Брянский, второй — А. А. Адрианов, третий — князь Н. Н. Одоевский-Маслов, четвертый — граф Н. Л. Муравьев и пятый — Н. И. Гучков. Торжественная церемония завершилась троекратным исполнением национального гимна Российской империи.

В связи с начатой установкой близ стен Московского Кремля памятного монумента городская дума выдвинула предложение о переименовании некоторых бульваров. По ходатайству Министра внутренних дел 17 мая 1914 года Император Николай II всемилостивейшее соизволил на наименование бульваров, окружающих Кремлёвскую стену (вдоль набережной реки Москвы, Васильевской и Красной площадей и Исторического музея) — «Романовскими», как и испрашивала позволения городская дума Москвы.

«Романовский обелиск сооружается по проекту архитектора С. А. Власьева в той части Александровского сада, которая примыкает к Воскресенской площади. По заданию композиции памятник представляет собою кубический постамент, на котором стоит обелиск, заканчивающийся бронзовым золоченым двуглавым орлом. Весь монумент покоится на двух плато, которые приподняты на 0,60 саж. над поверхностью земли.

Монумент сооружается из серого финляндского гранита с рельефными надписями, гербами и орнаментом. Верхняя часть монумента (обелиск) состоит из семи монолитных гранитных кусков, а нижняя — из гранитных облицовочных плит. Венчающий обелиск двуглавый орел предполагается из литой бронзы, чеканный и золочёный.

Надпись на обелиске состоит из имен и отчеств всех царей и цариц Дома Романовых за минувшее трехсотлетие в хронологическом порядке, начиная с царя Михаила Феодоровича и кончая Именем ныне царствующего Государя Императора. В верхней части этой надписи помещается родовой герб Дома Романовых, на постаменте — надпись, гласящая: «В память 300-летия воцарения Дома Романовых» и гербы: московский, казанский, астраханский, польский, сибирский, херсонотаврический, грузинский; соединенные гербы великих княжеств: Киевского, Владимирского, Новгородского, герб Великого Княжества Финляндского".(5)

Работы над возведением Романовского обелиска шли чётко по графику и вскоре пришло время другого торжества — открытия памятника. Знаменательное событие состоялось 10 июня 1914 года. Перед Иверской иконой Божией Матери все присутствовавшие единодушно засвидетельствовали верноподданнические чувства москвичей к Дому Романовых. Драгоценный оклад московской святыни гармонично сочетался с ризами духовенства и золотым шитьем мундиров, усиливая торжественность момента. Стройное пение хора храма Христа Спасителя оттенялось бравой музыкой военных оркестрантов. В саду построились готовые к параду части войск Московского гарнизона.

«Ведущие в Александровский сад с Воскресенской площади ворота и прилегающая к ним железная решетка были украшены национальными флагами. Около обелиска, ближе по кремлёвской стене, было устроено небольшое возвышение, красиво задрапированное гирляндами зелени; на возвышении была помещена особо чтимая москвичами святыня — чудотворная икона Иверской Божией Матери. По всей длине аллеи бульвара стояли шпалерами юнкера Александровского, Алексеевского и Тверского кавалерийского училищ и части войск Московского гарнизона с оркестром музыки.

В половине двенадцатого часа дня преосвященным Димитрием, епископом Можайским, в сослужении депутата духовного ведомства в Городской Думе протоиерея Н. С. Виноградова и другого духовенства было совершено молебствие с водоосвящением при стройном пении хора храма Христа Спасителя. Перед окончанием молебствия преосвященный Димитрий произнес слово, в котором указал на высокое значение воздвигнутого памятника, долженствующего непрестанно вещать жителям Первопрестольной о великих заслугах перед Россией Царствующего Дома Романовых. Молебствие закончилось провозглашением многолетия Государю Императору, Государыне Императрице, Наследнику Цесаревичу и всему Царствующему Дому и вечной памяти в Бозе почивающим венценосным представителям Дома Романовых.

После этого преосвященный Димитрий окропил св. водой сооруженный монумент со всех четырёх сторон. Хор исполнил национальный гимн.

Затем состоялся парад находившимся в саду частям войск. Парадом командовал командир 1-й гренадерской бригады генерал-майор Хольмсен. Принимавший парад командующий войсками Московского военного округа генерал-от-кавалерии П. А. Плеве, выступив на середину фронта войск, провозгласил здравицу за Обожаемого Державного Хозяина Русской Земли Государя Императора и весь Царствующий Дом. Войска, взяв «на-караул», ответили на это громовым, долго не смолкавшим ура; оркестр исполнил Боже, Царя храни! Затем генерал П. А. Плеве провозгласил тост за процветание и благоденствие города Москвы, соорудившего славный памятник: «Ура — Москве!» — произнес генерал Плеве и в ответ на это раздалось могучее ура; оркестр исполнил Преображенский марш. И.д. городского головы В. Д. Брянский от имени города Москвы благодарил генерала П. А. Плеве за провозглашённую здравицу.

Затем войска были пропущены церемониальным маршем. Генерал П. А. Плеве благодарил молодецки проходившие воинские части" (6).

После открытия памятника состоялось очередное собрание Московской городской думы. Исполняющий должность городского головы В. Д. Брянский проинформировал собравшихся о некоторых аспектах состоявшегося торжества. Затем он предложил обратиться к Министру внутренних дел с ходатайством «…повергнуть к стопам Его Императорского Величества верноподданнические чувства любви и преданности Престолу и Дому Романовых, неизменно являвшему на долгом пути своего великого царствования попечение о нуждах и благоденствии народа и заботы о мощи и преуспеянии страны».(7) Предложение В. Д. Брянского было одобрено присутствовавшими и принято единогласно.

К сожалению, Император Николай II c Августейшей Семьей не участвовал в московском торжестве открытия обелиска, поскольку 10 июня присутствовал на открытии памятника Великому Князю Михаилу Николаевичу (1832−1909), сооруженного чинами гвардейского Конно-Гренадерского полка в Старом Петергофе. Но возведённый Романовский обелиск не остался без милостивого внимания Государя, равно как и выказанные москвичами монархические чувства, свойственные только истинно-русским православным людям.

На всеподданнейшем докладе министра внутренних дел о верноподданнических чувствах, заявленных Московским городским управлением по случаю окончания постройки обелиска в ознаменование 300-летия воцарения Дома Романовых, Николай II собственноручно начертал: «Прочел с удовольствием и искренно благодарю» (8). Высочайшая благодарность произвела значительное воздействие на державно-патриотические настроения московской администрации и жителей города. До начала Первой мировой войны оставалось совсем немного.

Тяжелая война на пороге победы русского оружия сменилась кровавой смутой двух антигосударственных переворотов 1917 года и многолетней гражданской войной. Захватившие власть большевики весной 1918 г. перенесли столицу своего государства в Москву, которую тут же принялись уничтожать не только в архитектурном отношении. Декрет от 14 апреля 1918 г. «О снятии памятников, воздвигнутых в честь царей и их слуг, и выработке проектов памятников Российской Социалистической революции» не был случайностью в цепи исторических декретов первого года Октября. <> В отношении использования старых памятников была проделана работа с обелиском в Александровском саду. По мысли товарища Ленина, были срублены имена царей и герб Москвы, и на их местах, по проекту архитектора Н. А. Всеволожского, были вырублены имена деятелей международной революции. Бывший сверху обелиска орёл был снят латышскими стрелками" (9) — вспоминал один из участников сноса исторических памятников Москвы, надзиравший за претворением в жизнь ленинского декрета.

Отчего бы большевикам просто не снести монумент русскому «проклятому царизму»? Нет, необходимо было провести «знаковое действие»: на освящённом обелиске публично уничтожить имена Русских Государей, показательно снять гербового орла, стесать на цоколе изображение св. Георгия Победоносца, обезличить геральдические щиты царств и княжеств бывшей России. Победители этого и не скрывали: «Переделка памятника имела актуальное и символическое значение: революция, уничтожившая царскую династию, уничтожила обелиск, связанный с прославлением этой династии, и стёрла все имена её самодержцев».(10)

Романовский обелиск был показательно изувечен согласно решению исполкома Моссовета от 17 августа 1918 г. Газета «Правда» информировала жителей Москвы: «В Александровском саду заканчиваются работы по удалению надписей на обелиске Романовых. На этом обелиске будут выгравированы имена всех видных революционеров. Московским Совдепом на эту работу отпущено 150.000 руб.» (11). Составление перечня номинантов для памятника с высокопарным названием «Революционным Мыслителям» доверили видному большевику В. М. Фриче. Этот деятель вместо известного французского социалиста Эдуарда Флоримона Мари Вайяна (1840−1915) придумал некого «Вальяна», а вместо идеолога английских диггеров Джерарда Уинстенли (1609-после 1652) — некого «Уинстлея», которых и внёс в список «великих социалистов».

Вскоре новый памятник, с 19 фамилиями, высеченными на строгом сером четырехграннике, с буквами «РСФСР» на пьедестале и иной революционной атрибутикой предстал перед жителями советской столицы. Вместо имен Царей из Дома Романовых взорам москвичей предстал список: «Маркс, Энгельс, Либкнехт, Лассаль, Бебель, Кампанелла, Мелье, Уинстлей, Т. Мор, Сен-Симон, Вальян, Фурье, Жорес, Прудон, Бакунин, Чернышевский, Лавров, Михайловский, Плеханов». Как же надо было не понимать (и ненавидеть!) историю Великой Державы, чтобы на месте имён Русских Самодержцев высечь фамилии «социалистов», из которых лишь пятеро (Бакунин, Чернышевский, Лавров, Михайловский, Плеханов) имеют к России хоть какое-то отношение.

Возможно, для стремившихся «отречься от старого мира» большевиков было важно доказать, что в каждом социальном слое общества были свои революционеры. Поэтому и соседствуют на обелиске фамилии представителей европейской аристократии (К. А. де Рувруа, граф де Сен-Симон), русского родовитого дворянства (П. Л. Лавров), католического духовенства (монах Т. Кампанелла), буржуазии (торговец Ш. Фурье), ремесленников (токарь А. Бебель), крестьянства (батрак Д. Уинстенли).

Но более вероятно, что смена начертаний на Царском обелиске служила иным целям, доступным пониманию только «посвященных». Чтобы определить, кто же наиболее значим для дорвавшихся до власти интернационалистов, сравним начало и конец перечня на обелиске. Из 19 фамилий — русских всего пять и, разумеется, расположены они в самом низу списка. По мнению новой власти, это и было место советской России в мире — под европейскими странами.

Венчает перечень К. Маркс — «великий мыслитель» западноевропейского еврейства, претендовавший на создание новой религии «для трудящихся масс». Что мог понимать о России германскоподданный «теоретик», который в 52 года только начал изучать русский язык? Но с каким чудовищным самомнением радовался он успеху своих работ в узкой среде полуобразованных «революционеров» на территории Российской империи: «…свидетельствуют о быстром распространении моих теорий в этой стране. Нигде мой успех не мог бы быть для меня более приятен; он дает мне удовлетворение в том, что я наношу удар державе, которая наряду с Англией является подлинным оплотом старого общества».(12)

Его соучастник Ф. Энгельс, издававший «Новую Рейнскую газету» прямо призывал к войне с Россией как основной военной силой монархической Европы. А с каким «почтением» писал он про наших Государей: «… и отцеубийца Александр российский, так же как и его достойный брат Николай, о чудовищных злодеяниях которых излишне было бы говорить…» (13) — право, даже цитировать не хочется. И фамилия этого манчестерского коммерсанта (вторая сверху) также на обелиске.Большевицкий обелиск в Александровском саду (1918-?)

Следующий в перечне — германский социалист В. Либкнехт, также выступавший против императорской России. Когда Александр II потребовал от Турции прекратить уничтожение болгарского народа исламскими фанатиками (только в июле 1876 г. вырезали более 40.000 болгар), Либкнехт опубликовал свою книгу «К Восточному вопросу, или Должна ли Европа стать казацкой? Предостережение немецкому народу». В ней всякое сочувствие европейцев-христиан болгарскому народу объявлялось «преступной политической глупостью», которая «играет на руку русскому кнуту». Либкнехт убеждал германское правительство поддержать Турцию! Остальные номинанты перечня — не лучше трёх вышеупомянутых.

Какими выдающимися заслугами отличился перед Россией английский канцлер Томас Мор (1478−1535), чтобы его фамилия (девятая сверху в перечне на обелиске и единственная с инициалом имени из всех) прославлялась в шаговой доступности от стен Московского Кремля? Он и своему-то королю Генриху VIII служил настолько плохо, что по обвинению в государственной измене был обезглавлен. Законный приговор суда и быстрая, практически безболезненная казнь — разве так умирали члены династии Романовых, когда гибли от рук государственных изменников и интернационального революционного сброда?

По указанию В. И. Ленина изувеченный Романовский обелиск стал первым в Москве памятником революционным деятелям, торжественно открытым в первую же годовщину октябрьского большевистского переворота. В список скульптурных монументов советской столицы он вошёл под наименованием: «памятник-обелиск выдающимся мыслителям и деятелям борьбы за освобождение трудящихся». На месте сооружения (у входа в Александровский сад со стороны Исторического музея) он располагался до 1967 года.

При устройстве у древних стен Московского Кремля визуального символа адского вечного пламени в честь 50-летней годовщины победы богоборческих сил, (замаскированного для непосвященных в масонский оккультизм советских обывателей под мемориал «Могила неизвестного солдата»), обелиск был передвинут в глубину Александровского сада и расположен на площадке у грота.

В настоящее время памятник используется веселящейся молодежью в качестве антуражной скамейки в саду. Юные соотечественники просто не знают о величественном обелиске императорской России, а после-революционный вид его не вызывает у них уважения.

Не пора ли поставить вопрос о реставрации исторического памятника императорской России? Не пора ли перечисленных на обелиске врагов и клеветников России, а также иных «социалистов-утопистов», признать чуждыми персонажами истории нашей Великой Державы? Нужен ли нам, православным христианам Москвы (рядом с многовековыми Святынями Соборной площади Кремля!!) памятник с именованиями европейских католиков, протестантов и явных богоборцев:

— Карла Маркса, выходца из известного еврейского рода, давшего немало раввинов и теологов иудаизма. Только его отец, германский адвокат Генрих Мордехай принял протестантизм.

— Вильгельма Либкнехта, происходившего из рода германского реформатора католичества Мартина Лютера — основателя крупнейшего по численности направления в европейском протестантизме (лютеранства).

— Томмазо Кампанелла, ставшего в 15 лет католическим монахом ордена доминиканцев под именем Фома (итал. — Томмазо). По воле римского папы именно этот орден с 1232 г. ведал инквизицией. За время монашества Кампанелла неоднократно обвинялся в ереси и почти половину жизни провёл в пятидесяти (!) тюрьмах.

— Жана Мелье, ставшего в 23 года католическим священником. В нарушение обета безбрачия развлекался с любовницей, которую выдавал за служанку. От Французской республики удостоился сомнительных почестей, как первый отрёкшийся от веры служитель церкви.

— Томаса Мора, который был настолько убежденным католиком, что даже отказался присягать английскому королю как главе протестантской англиканской церкви. Король не потерпел такой наглости со стороны канцлера Англии и по обвинению в государственной измене Т. Мор был казнён. Спустя 400 лет после казни, в 1935 г. католическая церковь канонизировала Мора.

— Иных отпавших от христианства европейских «социалистов» и прельстившихся богоборческой философией пяти чад Русской Православной Церкви.

Пора открыто признать, что все вышеупомянутые «социалисты» не достойны не только нашего поклонения, но и простого внимания. Да, они смогли стать персонажами мировой истории и, возможно, вызывают у глупцов восхищение и в наше время. Но это не дает им права узурпировать место Русских Самодержавных Государей на освящённом ещё в далёком 1914 году Романовском обелиске. Обезображенный сатанинской властью большевиков памятник молчаливо взывает о возвращении ему первозданного облика.

Трудно ли будет реставрировать памятник? Нет, поскольку сохранился его проект (фасад, разрез, план обелиска, обозначение места сооружения и т. п. документация) и имеются православные, чтущие историю Царской России, специалисты — архитекторы. Помогают деятели науки и культуры. Активно подключаются монархические и патриотические общества. Уже организуются попечители и, без сомнения, найдутся не «русскоязычные» спонсоры, — но истинно-русские меценаты.

http://rusimperia.info/catalog/1147.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru