Русская линия
Фонд «Возвращение» Василий Бойко-Великий14.04.2011 

Зачем менять?

Не только название вокзала, но и сотни тысяч названий улиц, площадей, бульваров, поселков, деревень, городов, областей. Надо менять. Без этого Россия не имеет будущего.

Члену Правления, начальнику Департамента корпоративных коммуникаций ОАО «Российские железные дороги»
С.В. Михайлову

Здравствуй, Сережа!

Хочу ответить на твой вопрос, который ты мне задал вполне искренне и серьезно: зачем менять название вокзала, идущего в Петербург, на Николаевский. Мне всегда нравилась твоя честность и прямота. И этот вопрос прозвучал совершенно в корень: «Зачем менять?»

Не только название вокзала, но и сотни тысяч названий улиц, площадей, бульваров, поселков, деревень, городов, областей. Надо менять. Без этого Россия не имеет будущего. И не только Россия не имеет будущего, но и русский народ не имеет будущего, не имеют будущего наши дети, внуки, правнуки. Постараюсь объяснить почему.

В этом мире все взаимосвязано: и ты, и я, и весь народ русский в данный момент лишь маленький мостик от наших предков к нашим потомкам. Мы живем и движемся тем, что создали наши предки. Мало того, что мы непосредственно родились от мамы и папы, а они, соответственно, родились от наших бабушек и дедушек, и мы продолжение рода нашего; есть и более глубинная вещь: у Господа все живы. И все наши предки, я надеюсь и верю, живы: все верующие во Христа, все верующие в Воскресение Христово и в жизнь вечную. И те, кто полегли на поле Куликовом, и в Великую Отечественную 1812 года, и последнюю Великую Отечественную, и во многих других битвах за Отечество. И они смотрят на нас с небес, молятся за нас и следят за тем, достойны ли мы их деяний, достойны ли мы того, что они создали и защитили Россию — прекрасную, великую, могучую державу, и смотрят, сможем ли мы восстановить ее, что мы сможем сделать для этого.

Я не случайно спросил, знаешь ли ты, как зовут твоих дедов, как зовут прадедов. Никому в голову не приходит менять их имена. А вот в начале XX века народ наш впал в тягчайшие согрешения, и за это Господь попустил, что нашлись люди — богоборцы, которые решили стереть тысячелетнюю историю Руси в прах, весь мир наш разрушить и даже имена наших улиц, на которых жили и рождались наши предки, превратить в ничто. Потому что как корабль назовешь, так он и поплывет.

Было фактически стерто и само имя Россия, государство наше стало именоваться безлико — РСФСР, а потом Союз СССР. Были стерты и другие святые имена. Без прошлого нет будущего. Пока мы не восстановим прошлое, пока мы не поймем, что есть добро, а что есть зло в нашей истории, мы не сможем творить добро для наших детей, для наших внуков.

Нынешняя эпоха началась, в том числе, и с замечательного фильма, в котором ставился вопрос, какая дорога ведет к Храму. Этот вопрос всегда стоял перед русским народом злободневно и остро. Да и для грузинского православного народа этот вопрос всегда стоял остро. Так вот: Коммунистическая улица не может вести к Храму.

За время коммунистического большевистского режима десятки миллионов людей были истреблены, была истреблена половина русского народа, народа России. Есть такая наука демография, по совершенно точным ее данным в настоящее время получается, что если бы развитие России шло без революционных потрясений, в нашей стране жило бы полмиллиарда человек, не меньше. По количеству своего населения мы были бы сопоставимы с такими многонаселенным державами, как Индия и Китай, и занимали бы третье место в мире по народонаселению. И, естественно, вся Сибирь и Дальний Восток были бы освоены с гораздо большим тщанием и прилежанием.

Не могут носить имена террористов и убийц улицы, по которым ходим мы и по которым, как мы все думаем, будут ходить наши дети и внуки. Мы не можем иметь двойной стандарт и двойную мораль. Мы не можем порицать нынешних террористов и восхвалять террористов столетней давности. За предреволюционное время бомбистами и террористами были убиты десятки тысяч мирных людей, случайных прохожих, попавшихся на пути этих бандитов и мародеров. И тысячи улиц своими названиями восхваляют их.

Вокзал, о котором идет речь, косвенно носит имя богоборца и упыря, который залил нашу страну кровью, разрушил многое из того, что созидалось веками, почти лишил страну будущего. И только Своей милостью по молитвам Божией Матери и всех Святых, по жертвенной и мученической кончине Царственных Мучеников, Господь помиловал Россию, совершившую клятвопреступление.

Наряду с именами улиц была переписана и наша история, и, к сожалению, не все знают, что страна наша, народ наш впал в самый тяжкий грех, который только может быть на земле. В грех клятвопреступления перед Богом. Ты прекрасно знаешь, что такое верность долгу, верность своему руководителю, верностью своему партнеру и явно, открыто всегда говоришь о предательстве как о страшном преступлении. Так вот в начале XX века русский народ предал Бога, нарушил клятву Соборную, данную в 1613 году Собором всея Руси, на котором от имени всего русского народа и за всех потомков, то есть нас, эту клятву принесли все члены Собора единосущно и единомысленно. Клятва на верность Царю избранному, Михаилу Романову, и всему царскому роду Романовых. Эта клятва была не в шутку, эта клятва была не для проформы, клятва была всерьез выстрадана годами дикого смутного времени, когда Россия почти погибла, когда поляки были и в Москве, и в Костроме, и в Твери, и во многих других городах, когда города Псков и Новгород были под шведами, когда казацкие бандитские шайки разоряли юг России, и когда Польша, Швеция и крымские татары с турками готовились разделить и раскромсать Россию, уничтожив ее как страну. Если бы это произошло, нас с тобой бы точно не было, и не только нас, но и родов наших не было бы, а была бы великая Турция, великая Швеция, великая Польша, хотя Польши тоже, наверное, со временем не стало бы.

Господь по молитвам Святых мучеников, Святого Патриарха Гермогена и Святого Иринарха Ростовского заступничеством Божией Матери вразумил русский народ, вразумил на то, что без Царя, Помазанника Своего, без Царской Самодержавной православной власти Россия не возродится, не сможет прогнать интервентов, не сможет нормально существовать и развиваться. А Царский венец, особенно в то время, был крайне тяжел, именно поэтому инокиня Марфа, мать Михаила Романова, искренне плакала и искренне без всякой задней мысли не хотела отдавать своего сына на Царское служение. Нам, нынешним людям, это трудно понять, потому что сейчас попадение во власть считается за благо; однако, в то смутное время Царское служение было служением крестным, за которым следовало поругание, убийство, заточение. Царя Феодора Иоанновича отравили, царя Бориса Годунова отравили, жену и сына его убили, а дочь отдали на поругание Лжедмитрию.

И потом так же убили Лжедмитрия I, Лжедмитрия II и всех претендентов на Царский престол. Царя Василия Шуйского свергли с престола, порочили, поносили и отдали в плен полякам. Что могла думать инокиня Марфа о том, какая судьба ждет ее сына Михаила, молодого человека, уже испытавшего все ужасы двухлетнего пленения поляками в Кремле и пережившего страшный голод во время осадного сидения в Кремле вместе с поляками и чудом освобожденного всенародным ополчением купца Минина и князя Пожарского. Как могла она отдать своего сына Михаила Романова на служение Царское, когда отец его Митрополит Филарет находился в польском плену и с высокой степенью вероятности должен был быть подвергнут и пыткам и мукам, а возможно и казни для воздействия на вновь выбранного Царя.

Это было тяжкое решение, и все это прекрасно понимали. Но народ умолил инокиню Марфу, пригрозил ей Божиим судом, и Михаил Романов по настоянию матушки согласился, а весь народ принёс ему клятву верности в том, что он, народ и все мы не будем творить беззаконий и не будем свергать с престола ни его, ни его потомства. И эта великая, страшная Соборная клятва, клятва друг перед другом, клятва перед Господом была нарушена в 1917 году, нарушена по существу всем русским народом, всеми сословиями его: и дворянством, и духовенством, и купечеством, и крестьянством, и интеллигенцией, и промышленниками. За это русский народ и страдает, за это и получается, что при всем том богатстве, которое дает нам наша земля, ходим мы как нищие, и те, которые зарабатывают деньги, мечтают бежать и жить на западе в довольстве и роскошестве. Но эмиграция — это страшная мука, возможно, даже хуже чем смерть.

Поэтому опять-таки на твой вопрос, зачем нам переименовывать улицы, вокзалы, поселки, города, могу ответить: затем, чтобы найти дорогу к Храму, найти дорогу к Господу, не только для себя, но и для наших детей, наших внуков. Чтобы Россия стала процветающей, великой, могучей державой, затем, чтобы каждый россиянин мог честно нормально трудиться во благо свое, своей семьи, своего народа, своего государство, во имя Господа нашего Иисуса Христа.

Дико звучит, когда чуть ли не половина храмов в России стоит на улицах с именами богоборцев, которые сбрасывали колокола с храмов, свергали кресты, поругались над иконами, над честными мощами Святых, взрывали храмы, убивали наших дедов, прадедов, бабушек, прабабушек и мыслили еще убивать наших детей и внуков. Мы должны очиститься от этой скверны сознательно и решительно. Когда стирались старые названия, когда переименовывался Николаевский вокзал в Ленинградский, никаких референдумов не было, никакой дискуссии не было. Было четкое указание нескольких богоборцев и одномоментно все делалось.

И никаких особых затрат в нищей, разоренной России после мировой и гражданской войн это не вызывало. Это еще один миф, что придется затратить большие материальные ресурсы для переименования. Почти никаких материальных ресурсов не нужно, нужен духовный ресурс. Чистое сердце, вера в Бога, вера в Россию, вера в русский народ. Мы должны быть честны перед своими предками, которые все живы и молятся на небесах за нас.

Я тебя люблю как друга и поэтому пишу тебе это письмо.

В качестве добавления. Ты говоришь, что во Франции не меняют названия улиц, городов и селений. Ну, во-первых, меняли, и так же возвращали обратно. Не в таком количестве, французы уважали себя больше. И я предлагаю не менять названия, а оставить их такими, какими они были на протяжении сотен лет; стереть кровавые следы богоборческой власти в названиях наших улиц, деревень, поселков, городов и областей.

Пройдет, может быть десяток лет, может быть, два десятка лет и возможно, что имя Владимира Якунина (твоего руководителя) будет славно в Потомках именно тем, что он вернул названия вокзалов и железных дорог к своей исторической верной основе. Именно тем он будет славен потомкам, что сделал это, а про то, что он был руководителем фонда имени Святого Андрея Первозванного, будут знать только узкие специалисты-историки.

Абсолютно неважно, кто в настоящий момент времени двигает идею восстановления исторических названий улиц, поселков, деревень, городов, областей, всего русского: Мединский, Бондаренко, Петров или кто-либо еще; важно сделать это и на лица тут смотреть нечего — ими движет дух времени, в этом главное.

В Москве с Курского вокзаламы ездим на восток: во Владимир и нижний Новгород, хотя Курск на юге от Москвы. А с Казанского вокзала мы едем в южный Новороссийск, хотя Казань на востоке. Где находятся города Павелецк и Савелово, почти никто в Москве не знает. Полной географической логики в названиях вокзалов нет, но особенно жутко звучит Ленинградский вокзал, с которого ездим в Петербург. Да, вокзал можно назвать и Николаевским, и Петербургским, зато дорогу оставить Николаевской. Хотя смею заверить, что никакой логики в переименовании богоборцами улиц и поселков не было. Многие террористы и бомбисты никогда не бывали в тех городах, где их именами украшены первые улицы и часто даже не слышали о названиях этих городов.

Спасибо за понимание, Василий Бойко-Великий
Август 2009 г.

Письмо публикуется с разрешения автора и адресата.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru