Русская линия
Эксперт Елена Чудинова08.04.2011 

О Яне Амелиной

Неладные дела творятся во городе во Казани. Хотя могло быть и хуже. Должностным лицам, во всяком случае, нельзя отказать в компетентности и здравом смысле. С удовлетворением читаю подписанное старшим следователем второго отдела по расследованию особо важных дел А. Закировым постановление об отказе в возбуждении уголовного дела против Яны Амелиной — сотрудницы Казанского центра региональных и этнорелигиозных исследований.

Но здесь необходимо все же более подробное пояснение о том, кто она такая — Яна Амелина, эта спортивная светловолосая молодая женщина в потертых джинсах, года полтора назад пившая чай у меня на кухне, весело повествуя о своих профессиональных приключениях, что редким, на самом-то деле, мужчинам по плечу.

Яна Амелина — журналист, эксперт, независимый исследователь радикальных течений в исламе. Как и констатировано в отказном постановлении, Яна, «занимаясь проблемами распространения радикальных исламских течений на территории Республики Татарстан и Кавказа, собирает информацию о них, анализирует ее и выступает в СМИ, на научно-практических конференциях, а также готовит аналитические записки для органов государственной власти».

Но это — если говорить языком официальным. В жизни же выше процитированное оборачивается накалом воистину шекспировских страстей. Около года назад Яна взяла интервью у тогдашнего муфтия Северной Осетии Али-Хаджи Евтеева (бывшего Сергея Евтеева). Яна умеет брать интервью. Каких только интересных вещей не поведал ей муфтий! И о том, что одобряет вооруженный джихад, и о том, что подобно всем своим друзьям (ныне убитым либо уехавшим из страны) ездил «на учебку к Хаттабу».

Ныне бывший Сергей уже также и бывший муфтий Северной Осетии. Мусульманское сообщество достаточно дружно (хотя думаю, что степень искренности у разных выступавших была тоже разная) признало, что высказывания Евтеева «откровенно провокационны и способны нарушить мир в государственно-межконфессиональных отношениях». Так или иначе, а Евтеев был осужден единогласно. Впрочем, ошиблась. Один голос в его защиту было зазвучал. 17 мая прошлого года член ОП Максим Шевченко громогласно назвал всех хулящих Евтеева «агентами „Моссада“ и ЦРУ». Правда, к утру 18 мая Шевченко уже сообщил изумленной общественности, что «Евтеев забыл о своем долге человека, отвечающего за мир и безопасность». Так и оказался Максим Леонардович агентом «Моссада», собою самим разоблаченным.

Сейчас, когда против Яны (через явно подставных лиц, бабушек-старушек) пытаются возбудить дело по трем статьям разом — 285-й (злоупотребление должностными полномочиями), 286-й (превышение должностных полномочий), 282-й (пояснять не надо), я написала ей, не считает ли она, что это — сведение счетов за выявление ваххабита в высоком кресле? Яна усомнилась, что причиной именно эта история. Да, безусловно, скорее уж вся ее деятельность в целом. Однако почему некий информационно-политический канал ANSAR радостно берет интервью у бывшего Сергея и бывшего муфтия Северной Осетии — как раз в связи с попытками возбудить дело против Яны?

«Уверен, что это только начало ее неприятностей», — заявляет муфтий между сладкими, как халва, фразами о том, что «не держит на Амелину зла». Но мне очень не понравилась проговорка доказанного ваххабита.

Недавно же в Казани ваххабитское лобби пыталось навязать своего кандидата на пост муфтия республики. Когда это не удалось — начали баламутить народ митингами, на которые специально свозили людей на автобусах. На коллегу Яны — Раиса Сулейманова — на одном из таких митингов набросилось несколько человек, начали избивать его, плевать ему в лицо. Милиция предотвратила расправу, но арестов — казалось бы, необходимых — не произвела. Вместо этого Сулейманову и Амелиной было предложено покинуть площадь, дабы не «возбуждать толпу».

На мой, пожалуй, слишком эмоциональный вопрос, зачем их понесло на такую вакханалию, Яна написала «ну это же наша обязанность как экспертов».

Да, работы для экспертов в Казани сейчас непочатый край. По странному стечению обстоятельств, сейчас, когда началась травля Яны, я тоже выражала озабоченность татарскими делами.

Известно, что Фаузия Байрамова, открыто и грязно оскорбляющая русский народ, прославляет также Адольфа Гитлера. Пишет о замечательном «скрещивании идеи татарского национализма с немецким национал-социализмом». Восхваляет легион «Идель-Урал». И при этом является официальным лицом в Татарстане. Возбуждают ли на нее дела по статье 282 или по какой-либо еще статье? Вопрос, я думаю, праздный.

Всем этим Фаузиям Яна Амелина — кость в горле. Это-то ясно. Но примечателен нюанс. Против Яны даже не пытались возбудить иск о клевете. Те, кто стоит за бабушками-старушками, заявительницами, превосходно отдавали себе отчет, насколько сие безнадежно.

Главный и, по сути, единственный грех журналиста — сознательная ложь. Каждый факт от Яны Амелиной перепроверен десять раз — даже если ради этого приходится идти на митинг, где тебя могут разорвать на куски — и очень неизвестно, вмешается ли милиция.

Что же тогда остается? Прибегнуть к самому сомнительному инструменту российского правосудия — «антиэкстремистскому законодательству». Формулировки же последнего предельно нечетки, позволяют подход решительно субъективный. Даже не позволяют, а делают невозможным любой подход, кроме субъективного. Поэтому можно требовать засудить Яну Амелину за записи в блогах, удачно «проанализированные» очередной правозащитницей (есть и факты откровенной клеветы, наподобие якобы имевшихся призывов Яны «взрывать мечети»), а Фаузие Байрамовой можно официально публиковать славословия в адрес «верных татарских солдат фюрера».

Вот чего у нас не учитывается, а между тем могло бы изрядно сфокусировать размытые контуры. Настоящий экстремизм всегда связан с терроризмом. И не потому, на самом-то деле, слетел со своего поста Евтеев, что сказал то или сказал се, а за факт «учебки у Хаттаба» и вытекающих из оной совместных деяний с ныне убитыми друзьями. Представляющий же интересы подставных заявителей адвокат Р. Валиуллин, ныне щедро раздающий интервью об «экстремизме» Амелиной, специализируется на защите террористов. Сейчас он, например, защищает (параллельно с атакой на Яну) некоего Карамова — единственного уцелевшего члена ликвидированного летом в Башкирии бандформирования. Банда эта расстреляла милиционера на посту ДПС, затем пыталась устроить теракт на газопроводе. Спору нет, даже такие Карамовы должны иметь адвоката. Но все же: уж не с подобными подзащитными обвинять людей в экстремизме!

В возбуждении дела отказано за отсутствием состава преступления. Но расслабляться рано. Нет сомнений, что постановление попробуют обжаловать.

Идет попытка оказать давление не только на Яну Амелину, но и на всех независимых исследователей ислама в России. Попытка помешать объективному информированию общественности и государственных органов. Попытка установления террористической, по сути, цензуры.

И это вызывает острейшую тревогу.

http://expert.ru/2011/04/6/o-yane-amelinoj/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru