Русская линия
Агентство политических новостей Иван Корчагин01.04.2011 

Русский ад в Карачаево-Черкессии, или кто поможет Евгению Стригину?

Республика Карачаево-Черкесия стала адом для русских людей. Им там нет жизни. Республика треть территории которой занимают исторические кубанские казачьи земли, а столица — Черкесск ранее была станицей Баталпашинской, становится невыносимой для жизни русских и казаков. Власть криминала — как в страшные девяностые годы, — вот норма жизни в Карачаево-Черкесии. В октябре 2004 года зять Президента КЧР Батдыева Али Коитов убил у себя во дворце семерых местных бизнесменов. Убил, сжег и в шахту бросил. А родственники убитых потом взяли штурмом и разгромили здание правительства. А уже совсем недавно — 14 марта 2011 года, года киллер-снайпер убил директора цементного завода — самого крутого местного олигарха. Такая вот жизнь. Но это дела «высокого полета». А кто знает в сытой Москве, что делается «внизу» КЧР, среди простых людей? Как живут люди, особенно русские люди?

2 января 2011 года, когда вся страна отходила от праздника, в станице Преградной трое русских парней Евгений Стригин, Виталий Гежин и Виктор Мироненко решили съездить в клуб на елку. По дороге решили заехать домой к Евгению, взять флеш-карту. У его жены назавтра, 3 января, был день рожденья. Она готовилась, делала салаты. По мере сил помогали и дети: сын Виталий 4 лет и дочь Виталина 2 лет. Подъехала машина мужа, Женя оставил машину с включенными фарами и ушел в дом. Ему надо было найти и взять флеш-карту для фотоаппарата. Друзья сидели в кабине. Но тут едут «Жигули 2105» с группой веселых карачаевцев: ездили в ночной магазин за водкой. Русский «УАЗ» им мешал проехать, карачаевцы вылезли и начали кричать, что мол, убирайте машину. Виталий Гежин вышел и сказал: «Подождите немного, хозяин выйдет и отгонит». Но те ждать не хотели и выйдя из своей машины бурно требовали чтобы русский «УАЗ» убрали немедля…

Потом горцы полезли в драку. Однако Гежин, — спортсмен-борец, — их просто расшвырял. Один из карачаевцев расшиб затылок. Все вроде успокоились. Выбежал Стригин, спросил: «В чем дело»? Ему сами карачаевцы сказали что «все нормально» и попросили принести зеленки и ваты. Стригин сбегал домой принес кусок наволочки и водку, смочил ею ткань. Промыли ссадину, и на этом вроде все закончилось. Среди карачаевцев была женщина — Жанна Узденова, которая успокаиваться не захотела, бегала вокруг, и выкрикивала угрозы. Русские этим угрозам значения не придали. Как писал потом в инете Виталий Гежин:

«Потому что это у этих народов „как за хлебом в магазин сходить“ звучат часто угрозы и запугивание».

Не придав значение угрозам, все трое русских «уехали на центральную елку, хотели в новом году как обычно сфотографироваться с друзьями». Однако карачаевцы решил отомстить за обиду и поехали собирать подкрепление.

И вскоре уже две машины до отказа набитые ждущими мести молодчиками приехали к крохотному домику Стригных. Как потом говорила Кристина, из двух машин вылезло не менее десятка карачаевцев. Окружили дом, зашли даже в огород. Двое начали ломать дверь вернады, а Жанна Узденова разбила окно и начала кричать, что убьет Кристину и ее детей. Именно так. Кристина Стригина, схватив в охапку кричащих детей, спряталась в дальней комнате и закрыла внутреннюю дверь на ключ. После чего набрала на мобильнике номер мужа и позвала его на помощь. За это время карачаевцы смогли открыть дверь в прихожую и уже начали выламывать внутреннюю дверь. Но тут, получив сигнал о помощи, подъехали Евгений и его друзья Гежин и Казаков. Первым вышел Виталий Гежин и попытался начать разговор, мол «что вы творите"… Но его тут же сбили с ног и начали избивать ногами несколько «мстителей». Вышедших из машины двух других русских парней, также повалили и начали бить. На трех русских приходилось не менее десяти карачаевцев. Евгений Стригин сумел подняться и бросился в дом. А там открыл сейф, собрал ружье и выйдя на крыльцо, начал стрелять…

После первого выстрела в воздух карачаевцы бросились в свои машины. Но Евгений опустил ружье и сделал еще два выстрела. В одном случае дробь попала в автомобиль и, как потом выяснилось, был убит один из нападавших: Бостанов.

Евгений Гежин эти события описал так: «Видя, что два его друга лежат на земле, а их избивает толпа народа, [Евгений Стригин] произвел выстрел в воздух, и два в сторону машины нападавших, после этого их машины стремительно разъехались, как „шакалы по норам“. Мы поднялись все избитые с переломами челюсти, рук, многочисленными синяками и ссадинами. Женя, опасаясь повторного нападения на его дом и семью, забрал жену, детей и уехал к родителям, мы тоже поехали каждый по своим домам».

Когда утром до Евгения Стригина и его жены дошли сведения о смерти одного из «мстителей», они бросились в лес. И двое суток без еды сидели в январском лесу в кабине УАЗа. Потом вернулись в станицу, где Евгений сдался милиции. Ему было предъявлено обвинение в преднамеренном убийстве. Зверски избитого Евгения Гежина милиция арестовала 3 января утром.

Но история эта имела продолжение. После того как Кристина смогла дозвониться мужу, он, выехав с друзьями к своему дому, позвонил своему другому другу — лейтенанту милиции Алексею Козырю — и сказал, что что-то неладно. Алексей Козырь с участником первого инцидента Мироненко на своем УАЗе ночью решил заехать к Стригиным; еще на подъезде, на соседней улице он был остановлен сотрудниками милиции карачаевской национальности, на него надели наручники и, вместе со своими спутниками, доставили в РОВД. (С момента стрельбы до ареста Козыря прошло около 3 часов).

Всех задержанных в РОВД начали зверски избивать. Выбивали признания в организованном, спланированном групповом убийстве из националистических побуждений.

Вот как описывает свои злоключения Виталий Гежин: «И вот утром ко мне ворвались в дом милиционеры, видимо родственники погибшего, сказали: будет обыск и где я прячу ружье, я попросил их не кричать, ведь у меня двое малолетних детей и они спят, ведь еще 7 часов утра. Меня забрали в отдел там мне сказали: „руки за спину“ и надели наручники, потом меня стал избивать один сынок местного карачаевского миллионера, хотя у меня на лице и так были сильные гематомы, но им на это было плевать. Потом доставили в следственный комитет в качестве свидетеля, там тоже постоянно угрожали, на просьбы показать меня врачу, „так как у меня было, как потом выяснилось, сотрясение мозга и перелом челюсти, про другие травмы можно уже не писать“ или вызвать мне адвоката — смеялись, требуя, чтобы я написал, что это было организованное убийство группой лиц, но я отказался это делать, за что был задержан на двое суток, потом еще на трое. На все мои просьбы снять с меня побои и показать врачу мне отказывали следователи, хотя работники ИВС неоднократно об этом им заявляли, потому что они все были Русскими людьми. Слава БОГУ! там меня избить им не дали. только на четвертые сутки меня отвезли в больницу на рентген и выяснилось что у меня перелом левого угла нижней челюсти и мне нужна срочная госпитализация, после этого в этот день „вдруг“ появился суд-мед эксперт „так же по национальности карачаевец“ и сделал заключение, что мне нанесен средний вред здоровью. На пятые сутки меня выпустили, а Женя до сих пор сидит в тюрьме, и шьют ему вплоть до пожизненного. Создан следственный комитет из пяти человек. Говорят, среди них есть даже один русский человек, которого ни один из нас в глаза не видел. Я представляю, как прессовали моих друзей, не сомневаюсь еще сильнее меня».

Конечно, гибель человека — трагедия. И тот факт, что Евгений Стригин открыл огонь, это очень прискорбный факт. Но как бы поступил кто-нибудь иной в ситуации, когда за спиной страшным криком кричат ТВОИ дети, а перед твоим домом убивают друга? Толпой на земле человек забивается ногами очень быстро. Причем Гежина целенаправленно били по голове.

После стрельбы начались аресты. И самого начала карачаевские «правоохранители» организатором, и даже соучастником, убийства требовали признать друга Евгения Стригина — лейтенанта милиции Алексея Козыря, который вообще не присутствовал при обоих драках и стрельбе. Планировалась явная фабрикация «громкого дела». В чем же провинился инспектор ДПС Козырь?

В том, что он — честный милиционер. Не пьющий алкоголь, даже пиво. Не курящий. Не берущий взяток. И именно по этой причине ставший неугодным начальству. Как пишет сам Алексей Козырь.

«Я, Козырь А. В. работал инспектором ДПС ОГИБДД Урупского РОВД, в звании лейтенанта милиции с 2002 года. В 2010 году Урупский РОВД объединили с Зеленчукским районом, с мая нахожусь в распоряжении МОВД «Зеленчукский». Выявил следующие факты:

Ежемесячно вымогаются денежные средства в размере 3000 (Трех тысяч) рублей с каждого инспектора ДПС, «неугодные» устраняются различными способами. Фабрикуются служебные проверки, «неугодные» сотрудники вытаскиваются на аттестацию, вынуждают уволиться по собственному желанию, в противном случае увольняют по статье…. Имеется доказательная база в виде аудио записи разговора состоявшегося в здании ГИБДД в момент сбора денежных средств. За назначение на должность в МОВД «Зеленчукский» руководство вымогает денежные средства в размере от 30−70 тысяч рублей, в зависимости от занимаемой должности. Таким образом, формируется штат ГИБДД ОВД «Зеленчукский». Сотрудники милиции опасаются кому-либо докладывать о происходящем, так как боятся потерять свое место работы и кого-либо из близких родственников". В опубликованном в инете заявлении Алексея Козыря много интересной информации, можно сходить по ссылке.

В результате действий карачаевских правоохранителей АБСОЛЮТНО НЕПРИЧАСТНЫЙ к делу об убийстве Бостанова Алексей Козырь провел в заключении 9 дней: с 3 по 12 января. Пять дней в заключении провел Виталий Гежин.

И ПРИ ЭТОМ ВСЕХ ЗВЕРСКИ ПЫТАЛИ. Постоянно избивали. Алексея Козыря помимо избиений держали в камере с +5 градусами тепла. У него воспалились почки: хронический пиелонефрит. Виталию Гежину с поломанной челюстью не оказывали медпомощи и при этом избивали. Лишь Когда в КПЗ сменилась смена охраны с карачаевской на русскую, Гежину в камеру родители смогли предать антибиотики. Русские милиционеры сами ему кололи уколы, что позволило как-то сбить воспаление сломанной челюсти. Виктору Мироненко, присутствовавшему при первой драке, раздробили скуловую кость и перебили нерв на правой стороне лица…

Сейчас же грубо сфабрикованное дело против Алексея Козыря уже развалилась, он признан непричастным, но ему угрожают убийством. И это не пустые угрозы.

Никто из пытателей, а их фамилии известны, и жалобы подавались, к ответственности не привлечен. И, в рамках карачаево-черкесской «правоохранительной системы, привлечен не будет никогда… Тем более, что один из садистов-истязателей — сынок местного олигарха.

Правда по поводу избиения Виталия Гежина возбуждено отдельное уголовное дело, но следователи-карачевцы относятся, по его словам «как к скотине», оскорбляют и унижают, явно показывая, что никакого расследования они выполнять не будут.

Само же дело по убийству Бостанова признано «делом особой важности», сформирована следственная бригада из семи следователей, лишь один из которых русский. Его проходящие по делу люди в глаза не видели. И защищавший своих детей русский человек, Евгений Стригин лишен всякой надежды на справедливость расследования.

Но и это еще не все. События, связанные со стрельбой произошли в ночь со 2-го на 3-е января. А уже 4-го января на центральной площади казачьей станицы Преградной вышли стройные колонны жителей карачаевской национальности. С двумя требованиями:

1. Выдать для самосуда Евгения Стригина и его семью.

2. Выселить ВСЕХ русских их Урупского района, райцентром которого является Преградная.

Митинг собрал до 250 человек. Была выбрана «инициативная группа» из примерно 20 человек, которая пошла к руководству района (состоящему, само собой, из карачаевцев) с требованием «удовлетворить справедливые требования людей». Русские при этом митинге боялись выйти на улицу. К слову о «нашем районе»: карачевцы в этих местах появились только в 1958 году, по возвращении из Казахстана. До этого тут с 1861 года жили только казаки.

Через несколько дней после митинга, на той же центральной площади пьяный милиционер-карачаевец с криком: «Твой брат — убивал наших людей», — открыл огонь из пистолета по шедшему мимо Василию Козырю — брату Алексея. Стрелка «по-тихому» уволили без последствий…

Читатель может спросить: «А может это отдельный случай? Стоит ли «тянуть тенденцию»? Тогда надо сказать, что еще творится в Преградной. Ранее зверски была изнасилована русская девушка Оксана Ф. из соседнего с Преградной поселка Медногорского. Насильник, некий Алиев, получил пять лет колонии. Условно.

В 2010 году было совершено нападение двух карачаевцев на русского охранника Медногорского горно-обогатительного комбината. Ему было нанесено одиннадцать (!) проникающих и даже сквозных (!!!) ножевых ранений. Как выжил — знает Бог. «Резателю» дали год. Условно. Напарнику не дали и этого.

В центре станицы были обнаружены нецензурные надписи оскорбляющие русскую нацию и требующие «уходить русским свиньям из нашего района». Возбудили административное дело. Идет до сих пор.

Снесли два православных поклонных креста. Последствий никаких.

И вот последнее, мартовское, сообщение из Преградной — ночью обстрелян дом русских людей Слядниковых на улице Красной. На той же улице, где в страхе живет Кристина Стригина.

То, что творится в Преградной — настоящая линия фронта. Фронта, направленного на «очищение жизненного пространства»; на сознательное и планомерное вытеснение русских из республики. Карачаевский митинг в Преградной, кстати, организовывал специально присланный «массовик-затейник» из города Карачаевска.

Но вернемся к опубликованному в инете письму Виталия Гежина. Вот что он пишет: «Я долго не хотел писать это письмо, ведь я не националист, в радикальном проявлении этого слова. Да я люблю свою нацию, горд тем что я Русский человек! как и мои друзья пострадавшие от этого конфликта, но никто из нас не страдал и не страдает проявлением и нетерпимости к другим народам, боле того у меня много друзей из этих народов, все они порядочные люди.

Но сейчас в КЧР ведется давление и выживание русского населения, сжигаются православные храмы и церкви, совершаются тяжкие преступления: убийства и изнасилования. Число тяжких преступлений совершенных в нашем районе карачаевцами составляет 80%, а русскими 20%. Все руководящие посты — силовые посты, занимают кавказские народы, в нашем районе, где 80% русские люди, исторически кубанские казаки, соотношения руководящих 80% к 20% не в пользу русского населения".

В Карачаево-Черкесии есть представляющее интересы русского населения организация: Региональное Общественное движение «Русь». Издается газета «Русь». И по материалам этой газеты, и по рассказам людей, ситуация в КЧР для русских просто катастрофическая.

Доля русского населения в КЧР, по данным переписи 2002 года составляет 33,6%. До 1991 года их было 50, 7%. Русские бегут, республика становится мономусульманской. Минимум 1500 человек русского населения покидает республику в год. И это, в подавляющем большинстве, молодежь. Ей места в республике нет, у нее нет будущего. Работу дают только своим. Негласный запрет существует для русских на работу в казначействе, налоговой инспекции, КРУ, счетной палате, -везде где «пахнет деньгами».

В вузах КЧР русские студенты сейчас составляют всего 5%. Причем эти 5% - это только учащиеся из Черкесска. В университете Карачаевска русских студентов нет. На стенах этого учебного заведения уже, по чеченскому примеру, пишут: «Русские не уезжайте, нам нужны рабы"… В Карачаевске вообще не осталось русской молодежи, если раньше там проживало довольно много русских, то теперь остались одни старики.

«Высшей точкой» сознательной и планомерной дерусификации республики стал «сеанс одновременного сожжения» христианских храмов. 1 ноября 2010 года в Карачаевске и соседнем с ним поселке Орджоникидзевском были сожжены две православные церкви, а также баптистский молельный дом. И это был явный, открытый поджог. И все промолчали. Ставропольский епископ Феофан, патриарх Кирилл — все промолчали. В Думе промолчали, в СМИ промолчали. Русские на Кавказе не нужны никому. Уничтожение поклонных крестов в станице Преградной и сожжение христианских церквей — все это явления одного порядка. Как и групповое нападение на дом Евгения Стригина, и митинг с лозунгами выгнать русских из «нашего района».

«С молчаливого согласия руководства республики вольготно чувствуют себя националистически настроенные лица, которые своими псевдотрудами, экстремистскими высказываниями негативно настраивают свою молодежь против других народов. На бытовом уровне идет выдавливание русских с мест их компактного проживания», — это цитата из обращения Президиума Карачаево-Черкесского регионального общественного движения «Русь» к Президенту РФ Медведеву. Это обращение было опубликовано в октябре 2010 года, ДО СОЖЖЕНИЯ ХРИСТИАНСКИХ ХРАМОВ. И ДО СОБЫТИЙ В ПРЕГРАДНОЙ.

В настоящее же время дети Жени Стригина лечатся от шока у психолога, а семья его бедствует. Нет денег на адвокатов. И на кого теперь надеяться Стригиным, да и всем русским и в Преградной и во всей Карачаево-Черкессии? И на всем Северном Кавказе? На кого? Не на кого…

Обращаемся ко всем читавшим эту статью.

Большая просьба всем помочь Евгению Стригину и его семье…. Вот реквизиты.
Урупский дополнительный офис N8585/09
Карачаево — Черкесское ОСБ 8585
Северо-Кавказского банка Сбербанка России ОАО
ИНН 7 707 083 893 бик 40 702 660
КПП 90 102 001
К/С 30 101 810 600 000 000 000
Р/С47 422 810 460 319 899 648
369 260, КЧР, Урупский район
ст. Преградная, ул. Красная 112, тел. 8−878−76−6-25−96
Внутреннее структурное подразделение 8 585 700 009
Счет N 42 307.810.4.6031.9 010 423
Стригина Кристина Евгеньевна
Яндекс кошелек родителей Евгения Стригина
номер 41 001 894 984 167

http://www.apn.ru/publications/article23878.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru