Русская линия
Русская линия Сергей Григорьев16.03.2004 

Кого мы выбираем?
Без пастуха овцы не стадо

Итоги прошедшего голосования подтвердили очевидные прогнозы об убедительной победе в президентских выборах Владимира Путина. Он собрал почти три четверти голосов избирателей. А их оказалось более 65 миллионов, среди которых в этот раз был и я. Пожалуй, впервые за последние 20 лет я пришел на избирательный участок. Не скрою, на меня большое впечатление произвело одновременное благословение и Святейшего Патриарха и известного старца-духовника идти на эти выборы. Если уж их совместного благословения не послушаться, то не знаю, кого и слушаться ещё. Об этом же накануне выборов убедительно сказал в радиоэфире Православного радио Санкт-Петербурга Владимир Михайлов: «Агитировать против власти могут только те, кто не понимает, что гораздо хуже власти — безвластие».

Нужна идея!

Хорошо, мы за власть. А власть за что? В своём предвыборном обращении к народу Президент Путин ясно обозначил свои цели: он будет стремиться увеличить нашу конкурентоспособность. Хорошо. Во всяком случае, для президента. А каким образом будет повышать эту конкурентоспособность? И это обещал объяснить. В начале марта Президент отправил в отставку правительство и заявил, что когда назначит нового премьер-министра, всем сразу станет понятно, каким образом будет развиваться материальная сторона жизни России в ближайшие 4 года. Но здесь он или переоценил нашу понятливость, или попросту обманул народ, что ранее за ним вроде не водилось. Кто такой Фрадков и что он олицетворяет никому толком неизвестно. Известно, что полуеврей, полурусский, но зато неизвестно вероисповедание. Ничем особым не выделялся, даже воровством, и, надо думать, что его кандидатура согласительная, то есть устраивает всех повлиявших на этот выбор. Но соответствует ли Фрадков и его правительство целям повышения конкурентоспособности? Не факт. Невооруженным глазам видно, что никаких особых талантов, выгодно отличающих новое правительство от правительств наших конкурентов, у команды Фрадкова нет. Нет и никаких идей. А для реального повышения конкурентоспособности как раз идеи и нужны позарез. Так за счет чего же тогда мы можем стать более конкурентоспособными, чем наши соседи, ближние и дальние?
В подобной ситуации Петр I нашел идею — постройку флота, которая воодушевила множество людей. Никто точно не сможет сказать, нужен был тогда России флот или нет, но то, что создание флота «вытянуло» на новый стратегический уровень всю российскую жизнь, несомненно. Так же и ленинская идея «электрификации всей страны». Большевики захватили власть, уничтожили всякую оппозицию, укрепили, так сказать, вертикаль власти, и что дальше? Нужна была вдохновляющая и почти несбыточная идея, которая бы одушевила народ. План ГОЭЛРО и стал такой идей, которая не только подтолкнула индустриализацию разрушенного гражданской войной хозяйства России, но и подвигла миллионы молодых людей на учебу, сделала особо престижными необходимые для государства профессии ученого и инженера. А железные дороги Александра III-его? Именно прорыв в области коммуникаций задал такие впечатляющие темпы развития всей экономики России на рубеже XIX и XX веков.
А что мы имеем сейчас? Мы почти ничего толкового не строим и не производим. Все торгуем и торгуем, живем за счет торговли нефтью. Скоро в нацию торговцев превратимся. Если в этом цель Путина, то напрасно он старается, никогда нам не сравниться с прирожденными торговцами — евреями, арабами или армянами. Да и не жалко, пусть себе держат пальму первенства в этом нелегком занятии.

Есть идея!

Каким сегодня может стать наше поприще для прорыва в этой самой всемирной конкуренции? Очевидно оно должно быть из области современных технологий. А здесь громадных амбициозных проектов — море разливанное, чем не займись — хоть «железом», хоть «софтом». Сомнительно, чтобы после тупиковой советской программы в области электроники мы сможем создать какую-то конкуренцию далеко ушедшим вперед технологиям «силиконовой долины». Зато программирование не требует никаких особых ресурсов, кроме образования и мозгов. И того и другого у нас пока достаточно, было-б желание.
Почему бы нам, к примеру, ни осчастливить человечество новой общедоступной операционной системой для персональных компьютеров? Тем более, что Майкрософт, не в последнюю очередь из-за своей особенной жадности и стремления к монополии на всё и на вся, похоже начинает выдыхаться. А более-менее успешная альтернатива Windows-у — детище анархического сетевого братства открытый и демократический Линукс — продукт откровенно сатанистский. Вот бы новому Российскому правительству и стать организатором и катализатором нового открытого проекта — перспективной и надёжной операционной системы для IBM-совместимых компьютеров всего мира! Давно ждет замены и перегруженный функциями и дырявый интернет на TCP/IP. Что, слабо замахнуться на создание новой или кардинальную программную перестройку старой глобальной сети?
Подобные задачи вполне способны «встряхнуть» нашу молодежь. Несомненно, что интерес и престижность работы над отечественными проектами мирового уровня вполне уравновесят недостаток в зарплате. И талантливые наши программисты перестанут искать в далеких странах применение своим недюжинным способностям. Любопытно, в правительстве, назначенном Владимиром Путиным, кто-нибудь озабочен несовершенством ОС миллионов компьютеров России и прозрачностью основного сетевого протокола Рунета, или опять будем ждать, что нам придумает Билл Гейтс со своей бандой?
Хотелось бы быть оптимистом, но когда мысленно сравниваешь конкурентоспособности Фрадкова и Гейтса, тоскливо становится. Не переусердствовал ли Президент в стремлении к консолидации? Ведь может опять застой получиться. Уж очень «Повышение конкурентоспособности» при тандеме Путин-Фрадков напоминает «Продовольственную программу» тандема Брежнев-Тихонов. Руководить при застое приятно конечно, но худо то, что застой чреват очередной перестройкой.

А нам это надо?

С другой стороны можно усомниться и в самой поставленной цели, а для чего нам быть конкурентоспособными? Чтобы лучше жить? И так вроде ничего живем. Благосостояние возросло неимоверно, несмотря на злопыхательство коммунистов. Продовольственную программу без них выполнили, колбасы в любом паршивом райцентре хоть завались. А легковым автомобилям, которые ещё полтора десятка лет назад были недостижимой мечтой даже для хорошо зарабатывающего человека, уже места на улицах не хватает. Оппозиционные агитаторы твердят, что за эти годы нас ограбили. Не знаю как этих агитаторов, но меня и моих близких никто не грабил, так как мы ничего и не имели. Это краснобаи (от слова красные, в смысле коммунисты) дурили народ, что он якобы владелец чего-то. А я не раньше ничем не владел, не позже, не сейчас. И не особенно переживаю из-за этого. Да по большому счету мне и всё равно, кто чем владеет, и кто считает себя владельцем нефти там или газа.
Опасность, на мой взгляд, не в том, что от этой нефти кто-то жирует не по справедливости, а в том, что вместо исполнения заповеди Божьей в поте лица своего добывать хлеб свой, мы постепенно приучаемся к тунеядству, противному Богу.
Известный петербургский проповедник протоиерей Алексей Масюк сказал сегодня после пения акафиста перед Спасом-на-Крови: «Вроде бы все сыты, а зло умножается, нравственное состояние общества катастрофически падает. Лучше бы мы жили победнее, поскуднее, но, все-таки нравственнее». И действительно, «какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит?» (Матф.16:26). «Повреждение» души и индивида, и всего общества ныне достигает ужасающих размеров. Не только отдельные люди, но и наше общественное мнение настолько опустилось, что наверное нет такого преступления, которое оно не готово было оправдать, если только это преступление не задевает впрямую его материальных интересов.
Подобное и в Церкви. Если в нашей истории бывало, что к причастию не допускали даже раскаявшихся перед смертной казнью разбойных убийц, то сейчас трудно придумать преступление, которое бы остановило благословение священника приступить к Святым Тайнам. А церковный развод без всякой епитимьи или совместное причащение православных любовников (!) становится едва ли не обычным делом. В нашем храме целибатных (читай — разведенных) священнослужителей больше, чем женатых. Если Церковь оскудевает на нравственное здоровье, то откуда взяться ему в миру?
Да и кто отвечать должен за нравственность народа? Патриарх? Так у него только духовная власть, а на неё всяким кощунникам и растлителям наплевать. Президент? Так он только о материальном печется, а на духовное он «не подписывался». Что с него взять, для него духовные заботы заключаются в увеличении государственных пособий пенсионерам и на детей. Спору нет, о стариках нужно заботиться, но кому? Государству ли? А зачем тогда нужны дети? Также и с семьей. Если государство будет заботиться о детях в семье, то зачем нужен муж и отец? Он тогда уже не кормилец, без которого по миру семья пойдет, а так, объект для разводного процесса.
Ведь если переложить на государство заботу о родителях, то может и детей рожать ему поручить надо? И спросить потом строго. А ведь это не шутка. Именно с государства хотят спросить за демографическую катастрофу иные публицисты.
Вот и получается, что никто в России за нравственность народа вроде не отвечает. А чтобы отвечал, надо либо Патриарху власть дать безобразников одергивать, или Президенту вменить в обязанность заботу о духовной жизни народа, но тогда он уже не президентом должен стать, а Царем, Помазанником Божьим.

http://rusk.ru/st.php?idar=4760

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru