Русская линия
Российская газета Лидия Графова28.03.2011 

Нужны герои. А граждане?
Почему «нелегалы поневоле» должны годами доказывать чиновникам свое право на родину

Недавно вышла книжка «Страдания по гражданству» (один фонд попросил меня собрать статьи о гражданстве, опубликованные в «РГ»). Стала я собирать и сама поразилась: десять лет подряд (начиная с 2001-го!) пишу фактически об одном и том же — как издеваются чиновники над нашими соотечественниками, возвращающимися в Россию.

«Это же какая-то дурная бесконечность уныло повторяющихся человеческих трагедий», — написал Уполномоченный по правам человека в РФ Владимир Лукин в предисловии к книжке. Хорошо, что «РГ» не устает публиковать статьи в защиту обездоленных, но и зло ведь берет: «РГ» — правительственная газета, ее просто обязаны читать ответственные чиновники и должны как-то реагировать. Почему ж они творящихся безобразий в упор не видят! ФМС, впрочем, порой реагирует: самым измученным «нелегалам поневоле» дают в конце концов гражданство. «Точечное» милосердие. А тем временем десятки тысяч таких же страдальцев (а может, и сотни тысяч — никто их толком не считал) продолжают годами обивать пороги чиновничьих кабинетов, доказывая свое право на родину.

Странная закономерность: в жернова этой бюрократической машины, с хрустом перемалывающей человеческие судьбы, чаще всего попадают почему-то русские, то есть те соотечественники, которым, кроме России, и деваться-то некуда. Историческая родина, родства со своими детьми не помнящая, никаких исключений для них не делает. Мы же такие политкорректные, национальность для нас значения не имеет. Я писала в «РГ» о трех случаях, когда русских «нелегалов» приговаривали к высылке из России. Последняя статья называлась «Вытворяют» из России" («РГ» N 154 от 15.07. 2010 г.).

Вытворяют что хотят

Эту символическую ошибку (буква «т» вместо «д» в слове «выдворяют») сделала в письме мать Светланы Гончаренко. Мать просила спасти дочь: «Никаких преступлений дочь не совершала, просто она несчастная». Светлану держали в спецприемнике и по решению суда собирались выслать в Узбекистан.

Светлана имела «неосторожность» выехать накануне распада Союза к мужу в Узбекистан. Прожила там 10 лет, родила двоих детей, а в 2001-м вернулась с семьей в родной поселок Каменский Ивановской области, где родилась. Оказавшись по паспорту «узбечкой», никак не могла получить гражданство РФ. Работать легально «иностранку» не брали, муж пил и часто ее избивал. С горя Светлана и сама стала злоупотреблять спиртным. Однако же воспитала двоих хороших детей. Дочь Ольга с похвальной грамотой закончила школу, но торгует на рынке, так как тоже живет без паспорта. Зато сын Виктор воевал в Чечне и награжден орденом Мужества за спасение боевого товарища.

Выдворяют из России мать героя?!

Нет, та моя статья помогла. В «РГ» был опубликован отклик Владимира Плигина, председателя Комитета Госдумы по конституционному законодательству и госстроительству. В редакцию позвонил директор ФМС Константин Ромодановский… Был второй суд, который отменил выдворение, дали Гончаренко РВП — разрешение на временное проживание. Я уже стала забывать ту историю, как вдруг на днях снова позвонила мать Светланы. Начала с благодарности: «Дочка бросила пить, стала умницей, как раньше». — «А что с гражданством?» — «Ох, гражданства нам не видать. Поборами замучили…»

Когда писала первую статью, я не знала, да и мать тогда не знала, что со Светланой обращались, как с настоящей преступницей: «Она в тот день в поле картошку сажала и поранила ногу. Участковый подъехал, кровь хлещет, а он ни в аптеку, ни домой за зубной щеткой не пустил. Майор Кирсанова приказала: сразу в Родники. Мы ее искали, а она в холодном карцере сидела, рана нарывала, а ей даже бинта не дали. Потом в Иванове в спецприемнике три месяца. Одна среди гастарбайтеров. Нога и сейчас болит…»

Помню, майор Кирсанова, начальница миграционной службы Родниковского района, заявляла мне: «Я тут ни при чем, решение о выдворении принял суд». Теперь изучаю копии документов, присланных мне Светланой, и вижу в постановлении суда: единственным свидетелем тогда была она, Кирсанова, вернее сказать, лжесвидетелем: утверждала, что подсудимая приехала в Россию в 2002 году, а в миграционных картах Светланы — печати с датой февраля 2001-го. Эта разница имеет принципиальное значение: в 2001-м еще действовал старый, либеральный закон, и Гончаренко могла сразу получить российский паспорт. Но она этого не знала, а Кирсанова ей не сказала.

Теперь же Кирсанова прислала такое вот письмо-головоломку:

«Для приобретения гражданства РФ по рождению у вас оснований нет, поскольку вы не являлись ребенком в период действия Закона „О гражданстве РФ“ N 62-ФЗ — 2002 г. Для приобретения гражданства в результате его признания в соответствии со статьей 12 и 13 Закона „О гражданстве РФ“ от 28.11.1991 г. у вас нет оснований по тем же причинам. Вы вправе приобрести гражданство РФ в результате приема с прохождением процедуры, установленной законом».

Гончаренко поняла одно: дела ее плохи. Я пыталась добиться разъяснений от Кирсановой, она бросила трубку. Но расстанемся пока с матерью героя. Что такое прием в гражданство с «прохождением процедуры», покажу на судьбе другой семьи.

Доводят до нищенства

С Натальей и Яном Р. я познакомилась год назад в телецентре «Останкино». Передача «Пусть говорят» была посвящена «нелегалам поневоле». Супруги Р. приехали, как и Светлана, из Узбекистана в 2001 г. Тоже привезли в Россию двоих детей. Денег от продажи квартиры в центре Ташкента хватило на авиабилеты и чтоб перебиться первое время. Поселились у друзей, поступили учиться в Богословскую семинарию (эта мечта, собственно, и привела их в Москву). Когда стали хлопотать об РВП, их регистрация в студенческом общежитии оказалась негодной — нужна была по месту жительства. Пришлось на все оставшиеся деньги купить избушку в деревне Владимирской области. Подали заявление на РВП. Через полгода им сказали: квот нет. И на следующий год: квот нет. Когда мы встретились в Останкино, у Натальи РВП уже было — получила «по отцу», который стал гражданином «по рождению». А вот у Яна и детей РВП не было.

Супругов, когда готовилась телепередача, попросили взять в студию и детей. Какие же красивые и воспитанные у них ребята! Кстати, было заметно, что Наталья ждет третьего ребенка. Участвовавший в передаче сотрудник ФМС пообещал помочь. Вскоре миграционная служба Москвы приняла документы, но через полгода, как и во Владимирской области, им ответили: квот нет. Наталья позвонила в слезах…

Теперь РВП есть у всей семьи (вместе с новорожденным их уже пятеро). Но пойди устройся с этим РВП на работу. Ян освоил специальность компьютерщика, одна престижная фирма хотела взять его в штат, но как узнали, сколько мототы с оформлением «иностранца», — отказали. Все «эрвэпэшники», конечно, работают (как иначе жить?), но — нелегально, чувствуя себя зайцами.

В ФМС говорят: да ведь с РВП так просто получить разрешение на работу, две тысячи пошлины, и — иди, работай легально. Правда, тогда налог придется платить не 13, а больше 30 процентов, как платят все иностранцы. А «эрвэпэшники» считаются «иностранцами» до 8 лет: три года — РВП, потом пять лет — вид на жительство. До гражданства докарабкивается только тот, кто исправно (каждый год!) уведомляет ФМС, что способен содержать себя и своих детей, «не прибегая к помощи государства» (формулировка из закона). Удобно, конечно, держать поднадзорных «неграждан» на поводке. Но что делать той же не выдворенной Гончаренко, которая тайком работает на ткацкой фабрике за три тысячи в месяц. Мать Светланы в отчаянии: «Кирсанова заставила написать расписку, что я на пенсию в 8 тысяч обязуюсь содержать Светлану и внучку. Да я уж за них двоих по две тысячи штрафа заплатила, по три тысячи за медсправки и еще по тысяче за само РВП. Теперь Кирсанова требует снова все анализы проходить, а они ж подорожали. Задушит она нас этими штрафами…»

Не в состоянии деревенские жители уразуметь, что уж тут вины Кирсановой нет. После моих звонков в ФМС ей, видимо, велели скорей дать Гончаренко вид на жительство, а для этого действительно нужны новые анализы на СПИД, лепру, туберкулез… Процедура! Вот семья Р. истратила на РВП около 25 тысяч. А чтобы получить вид на жительство, этой многодетной семье потребуется представить документы о легальных (!) доходах за год, и не ниже среднего прожиточного минимума. То есть нужна сумма в 450 тысяч. «Мы уж думаем дом в деревне продать. Но там же у нас земля, она нас кормит».

Закон виноват или исполнители?

«…Надеюсь, вам известно, что у нас издевательский закон о гражданстве и нет закона о возвращении», — писала еще два года назад президенту Медведеву депутат Законодательного собрания Калужской области Татьяна Котляр. Она уже десятки «нелегалов поневоле» спасла! Причем без суда — ходатайствами. Если захотеть, всегда можно найти выход. Но чиновнику куда легче сказать «нет», чем «да». Поможешь — еще во взятке заподозрят.

Знаю немало порядочных чиновников, сочувствующих мигрантам, но знаю и то, что именно в ФМС сочиняются те умопомрачительные подзаконные акты, которые липкой паутиной опутывают законы, выворачивая их смысл наизнанку. Почему в ловушки так часто попадают именно русские? Не в том ли дело, что они, вернувшись на родину, не хотят взятки платить?

Напоследок — история семьи Рондовцовых. Отец — плотник, мать — маляр, у них три дочери и четверо внуков. Будучи гражданами России, они больше десяти лет добивались своего законного статуса. Котляр написала директору ФМС К. Ромодановскому:

«До 1993 г. Рондовцовы жили в Уссурийском районе Приморского края, с. Михайловка. Затем уехали в Украину, где жена Рондовцова получила украинский паспорт. Остальные члены семьи гражданами Украины не были. В 2000 г. переехали в Калужскую область. С тех пор неоднократно обращались в отдел УФМС по Малоярославскому району. В 2008 г. отец семьи сдал в этот отдел советский паспорт (с регистрацией в Приморском крае). Российского паспорта ему не дали, а старый не вернули… Если Рондовцовы на дату 06.02.1992 г. проживали в России, то они — граждане России по закону 1992 г.»

Депутат просила сделать запрос в Приморье. Забота невелика — запросили. Подтвердилось: жили и были прописаны с 1991 г. (регистрация тогда еще называлась пропиской). Выдают, наконец, паспорта. Спасибо, что ли, сказать?

Не помню случая, чтобы руководство ФМС кого-то уволило за человеконенавистничество. Пусть наше законодательство несовершенно, но кто же, как не ФМС, должен быть больше всех заинтересован эти несовершенства скорей исправить? Увы…

Россия обезлюдевает, а любимое дело ФМС — штрафовать, депортировать, т. е. сокращать количество граждан. Ради какой, спрашивается, благородной цели ФМС отбирала паспорта у 65 тысяч россиян («Лишить паспорта — лишить жизни» — называлось интервью с Владимиром Лукиным — «РГ» N 166 от 04.09.2009 г.). Генпрокуратура уже указывала ФМС на противоправность этих действий, теперь уважаемый депутат Плигин вынужден лоббировать поправку, которая позволит «лишенцам» вернуть свои паспорта без выше описанной «процедуры».

К сожалению, эта хорошая поправка избавит от издевательств только тех, кто получал паспорта до 2002-го, а приехавшие позже останутся за бортом «мини-амнистии». И среди них — сотни орехово-зуевских «неграждан», ставших жертвами сотрудников УФМС Московской области, которые очень уж нагло торговали квотами на РВП. Об этом безобразии я дважды писала в «РГ», выступала даже на заседании Правительственной комиссии по миграционной политике, все — напрасно. В 2002-м вышел Закон о гражданстве, который превратил всех наших соотечественников в де-юре «иностранцев», уравнял их в правах с дальними мигрантами. И для русского репатрианта, и для беженца из Африки — «процедура» одна и та же. Ужесточили закон в целях безопасности? Смешно. Террорист или наркоторговец в один день паспорт купит. От кого же действующий закон охраняет Россию?! С этой вопиющей несправедливостью в отношении родных людей мы как-то смирились: мол, закон есть закон. Но раз мы такие блюстители бумажной законности, будем же последовательны. В Россию в основном возвращаются те, кто сам или чьи предки уезжали по призыву партии поднимать экономику и культуру окраин советской империи. И разве они виноваты, что после распада Союза бывшие республики поспешили дать им автоматически, по нулевому варианту, зеленые и других цветов паспорта? Многие ли писали заявления, что отказываются от гражданства РФ? Выход из гражданства — тоже официальная процедура. И раз ее не было, значит, никто не имеет права лишить человека гражданства без его волеизъявления. Так требует наша Конституция.

…Я спросила у Натальи Р.: «Зачем, как вы думаете, вашей семье посланы такие испытания?» Она ответила: «Наверное, чтобы укрепить нашу любовь к родине».

http://www.rg.ru/2011/03/25/geroi.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru