Русская линия
Радонеж Сергей Белозерский25.03.2011 

Ум, честь и совесть антиклерикализма

Можно поздравить отечественный антиклерикализм с тем, что он обзавелся своим лицом и голосом — и это лицо и голос Александра Невзорова. Нельзя не отметить глубокое соответствие между личностью и направлением; редко одному человеку удается так полно воплотить интеллектуальные, эмоциональные и психологические особенности целого движения.

Кто-то может счесть эти слова злыми и несправедливыми; в самом деле, и мне самому доводилось беседовать с неверующими, которые могли быть настроены достаточно критически по отношению к Церкви, однако оставались культурными и образованными людьми, способными на содержательную дискуссию. Считать Невзорова «типичным атеистом» было бы не совсем справедливо по отношению к атеистам. Судя по разговорам в интернете, у некоторых атеистов он вызывает чувство неловкости. Но если говорить об атеизме воинствующем, об активной враждебности к Церкви, то для него, безусловно, характерен именно тот интеллектуальный и культурный уровень, который мы видим в Невзорове. Такова уж наблюдаемая реальность; возможно, это потому, что людям скандальным и конфликтным легче привлечь внимание СМИ; возможно, потому, что наибольшее рвение в деле борьбы с кем-нибудь, и, в частности с Церковью, склонны проявлять люди с определенными, как говорят медики, личностными акцентуациями; а может быть, само дело борьбы как-то меняет душевное устройство тех, кто ей предается.

Сам Невзоров (в интервью Интернет-каналу «PITER.TV» 19 февраля 2011 года) объясняет свою враждебность к Церкви тем, что ему «поп нахамил», причем он даже не помнит имени своего оскорбителя — «для меня они все, бородатые, на одно лицо». То есть дело не в каких-то идейных разногласиях, не в идеалах, которым как-то мешает Церковь — а просто в болезненном самолюбии; некий священник не проявил должного благоговения аж перед лицом самого Александра Глебовича. Претензии к Церкви — она-де, коммерческая корпорация, она же виновата в преступлениях атеистов-большевиков — носят настолько алогичный и бессвязный характер, что не очень понятно, как с ними спорить. Спорить можно с тезисами, возражать можно на осмысленные утверждения; на бессмысленную брань возражать трудно — впрочем, Невзоров никаких возражений и не слышит.

Но причиной к написанию этой статьи послужило издание Невзоровым книги «известного советского религиоведа», Е. Ф. Грекулова, «Нравы русского духовенства» Это переиздание книги, вышедшей 1928 году — что позволяет догадываться о ее содержании.

Некоторые тексты Грекулова есть в интернете; приведем фрагмент из его работы «Церковь против просвещения», 1962 года издания: «Церковь в союзе с самодержавием выступала в роли неистового гонителя просвещения народных масс, в роли рассадника невежества и самой темной идеологической реакции. Царское правительство использовало просвещение для оправдания крепостнических порядков и эксплуатации. Оно стремилось помешать распространению грамотности, воспитать народ в духе преданности самодержавию и религии, в духе подчинения помещикам — крепостникам, старалось увести народ от революционной борьбы»

Уже из этих фраз понятно, с какого рода «ученым» мы имеем дело и насколько уместно доверять его изысканиям. Невзоров дополняет издание подзаголовком «Пьянство. Обжорство. Содомия. Блуд. Педофилия. Ростовщичество». Что же, это очень характерно.

Религиозная литература отличается от антирелигиозной тем, что первая заинтересована в добродетели, вторая — в пороке. Религиозный читатель радуется, знакомясь с примерами праведной жизни; антирелигиозный ищет утешения в зрелище людских пороков. Благочестивый человек хочет почитать о подвижниках милосердия и проповедниках Евангелия; его противник жаждет повествований о ворах, педофилах, или, на худой конец, пьяницах.

В самом деле, что мешало тому же Невзорову — коль скоро он является атеистом — выпустить книгу о добродетелях атеистов? Почему мы не видим нравственно возвышающих, воодушевляющих книг про то, как атеисты утешают умирающих, а безбожники возвращают пьяниц и уголовников к трезвой и честной жизни? Ведь никак нельзя сказать, что среди неверующих вообще нет людей, способных показать добрый пример — но почему-то даже светская добродетель решительно не интересует борцов с Церковью. Казалось бы — побейте Церковь на ее поле, возвестите людям учение, способное дать им твердые основания для достойной жизни, покажите им примеры, которым люди захотят последовать. Но нет — издателям и читателям упомянутого идейного направления подавай воров и содомитов.

В интернете уже появилась петиция — с довольно немногочисленными и не слишком подробными подписями — с просьбой к Патриарху запретить эту книгу. Вообще говоря, Патриарха об этом просить бессмысленно — у него просто нет полномочий запрещать что-либо за пределами Церкви — но и саму идею запрета нельзя одобрить. Если антиклерикальное движение обрело себе столь яркого лидера, выпускающего столь глубокие книги, вряд ли людям Церкви надо этому огорчаться. Это тоже своего рода свидетельство об определенном духовном пути и его плодах — и пусть оно открыто звучит.

Возможно, оно побудит некоторых задуматься о том, хотят ли они принадлежать к движению, наиболее яркое лицо которого — Невзоров, а наиболее содержательные тексты — переиздания большевистских агиток двадцатых годов.

http://www.radonezh.ru/analytic/14 145.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru