Русская линия
СловоПротоиерей Александр Шмеман25.03.2011 

Крест как символ половины великопостного пути

Третья неделя Великого Поста называется Крестопоклонной. РаспятиеЗа всенощной, в субботу, после Великого Славословия, Крест торжественно выносится на середину церкви, где остается всю неделю. Все это время в церкви после каждой службы совершается особое поклонение Кресту. О Кресте говорится и во всех песнопениях третьего воскресения Великого Поста. Надо обратить внимание на то, что во всех этих песнопениях говорится не о страдании на Кресте, а о победе Креста и о радости. Более того, ирмосы второго воскресного Канона взяты из Пасхальной службы: «Воскресения день» и весь он перефразирует как бы Пасхальный Канон.

Смысл всего этого ясен. Мы достигли середины Поста. С одной стороны, принятый нами физический и духовный подвиг начинает сказываться и мы чувствуем усталость. Нам нужна помощь и ободрение. С другой стороны, преодолев эту усталость, взойдя на половину горы, мы начинаем видеть конец нашего странствования и сияние Пасхального света.

Великий Пост — это время нашего самораспинания, наш личный, хотя и весьма ограниченный опыт следования призыву Христа, который мы слышим в Евангельском чтении этого дня: «… Кто хочет идти за Мною, да отречется от самого себя и возьмет крест свой, и следует за Мной». Но мы не можем принять свой крест и следовать за Христом, если не примем Его Креста, взятого Им для нашего спасения. Спасает нас Его Крест, а не наш. Только Его Крест придает не только смысл, но и силу нашим крестам. Так это объясняется в Синаксарии Крестопоклонного Воскресенья:

«… В тот же день, в третью неделю Поста мы празднуем поклонение Честному и Животворящему Кресту вот по какой причине: во время сорокадневного поста мы как бы распинаем себя и испытываем некоторую горечь, печаль и уныние. Нам предлагается Животворящий Крест, освежающий и ободряющий нас; напоминая нам страдания Христа, он укрепляет и утешает нас. Мы подобны тем, которые проходят долгим и трудным путем: утомленные, они видят прекрасное дерево и садятся отдохнуть в тени его листвы; немного отдохнувши, как будто обновленные, они продолжают свой путь. Так и теперь, в постное время, среди прискорбного пути подвига, Святые Отцы водрузили Живоносный Крест, подающий прохладу и освежающий нас, для того, чтобы мы могли мужественно и легко окончить остающийся путь… Или возьмем другой пример: когда приходит царь, то перед ним сперва появляются его знамена и скипетр, а затем и сам царь идет, радуясь и веселясь о победе, и с ним вместе веселятся и его подчиненные. Так же и Господь наш Иисус Христос, Который хочет показать Свою победу над смертью и явиться во славе дня Воскресения, посылает впереди себя свой скипетр и царское знамя — Животворящий Крест, наполняющий нас радостью и приготовляющий, насколько это нам возможно, встретить Самого Царя и восхвалить Его победу… Все это на неделе среди святой Четыредесятницы, т. к. святая Четыредесятница подобна горькому источнику проливаемых слез сокрушения, постного подвига и уныния… Но Христос утешает нас, как странствующих по пустыне, до тех пор, когда Он приведет нас к духовному Иерусалиму Своим Воскресением, потому что Крест называется и есть Древо Жизни, которое было посажено посреди рая; поэтому и святые Отцы водрузили его среди святого Великого Поста, напоминая одновременно блаженство Адама и то как он его лишился, напоминая также, что, вкушая от этого Древа, мы больше не умираем, но оживляемся…»

Итак, укрепленные и ободренные, мы вступаем во вторую половину Великого Поста. Еще одна неделя — и в четвертое воскресенье мы услышим в Евангелии: «… Сын Человеческий предан будет в руки человеческие, и убьют Его, и по убиении в третий день воскреснет». Главное ударение, которое ставилось до сих пор на наше раскаяние и наш подвиг, переносится сейчас Церковью на события, произошедшие «нас ради с Христом», «нас ради человек и нашего ради спасения».

«Господи, Ты дал нам предварить сегодняшний день, светло сияющий перед святой седмицей и Лазаревым страшным из мертвых восстанием, сподоби рабы Твои со страхом Твоим совершить весь остающийся путь поста. Достигши ныне половины поста, покажем на деле начало божественного образа жизни; постараемся с усердием окончить наш подвиг, чтобы получить нескончаемое блаженство».

На утрене в среду пятой недели опять читается Великий Канон Андрея Критского, но на этот раз целиком. Если в начале поста этот Канон служил как бы дверью, открывающей путь к покаянию, теперь, в конце Поста, он звучит как итог нашего покаяния и его завершение. Если в начале Поста мы только слушали Канон, теперь его слова стали нашими словами, нашим плачем, нашей надеждой, и также оценкой нашего личного великопостного подвига. Теперь все, что касается нас лично, подходит к концу. С этого момента мы уже следуем за учениками, «… когда были они на пути в Иерусалим, и когда Иисус шел впереди их». Мы следуем за Иисусом, когда Он сказал ученикам: «Вот мы восходим в Иерусалим, и Сын Человеческий предан будет первосвященниками и книжниками, и осудят Его на смерть, и предадут Его язычникам; и поругаются над Ним, и будут бить Его, и убьют Его; и в третий день воскреснет»

Тон великопостных богослужений меняется. В первой половине Поста наши усилия были направлены на самоочищение. Теперь нам открывается, что оно не самоцель и что смысл этого самоочищения состоит лишь в том, чтобы заставить нас увидеть, уразуметь и осознать Тайны Креста и Воскресения. Смысл нашего личного подвига оказывается лишь в том, чтобы дать нам возможность принять личное участие в Тайне Христовой, с которой мы так свыклись, что просто забывали о ее значении и принимали ее как что-то само собой разумеющееся. И вот теперь, следуя за Христом в Иерусалим вместе с учениками, мы «недоумеваем и ужасаемся».

http://www.portal-slovo.ru/theology/40 651.php


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru