Русская линия
Радонеж Алексей Харитонов21.03.2011 

Арабские грабли

Итак, Франция, США, Великобритания и некоторые их союзники помельче вступили в войну в Ливии. Как сами западные державы объясняют свои действия? Редакционный комментарий британской Times, например, говорит: «И у западных лидеров пока еще нет четкого представления о том, как добиться своей конечной цели — свержения полковника Каддафи. Это непростая задача, но ради демократии, всего человечества и сохранения достоинства арабского мира, мы обязаны с этой задачей справиться», поскольку, по мнению другого издания, Financial Times, «триумф Каддафи над повстанцами стал бы ужасным ударом по продемократическим движениям в арабском мире, которые заслуживают всяческой поддержки со стороны Запада».

Но ведь все это — кровавый тиран, демократические силы, которые заслуживают поддержки со стороны Запада, интересы демократии и, конечно же, ни много ни мало как всего человечества — мы уже слышали при начале войны в Ираке. Поэтому нам стоит вспомнить иракский случай.

Что предполагалось при вторжении в Ирак? Что Саддам Хуссейн — лютый тиран, который убивает и мучает как своих политических противников, так и просто невинных людей; что по свержении Саддама Хуссейна, в Ираке установится процветающая и мирная демократия, союзная Соединенным Штатам; что Ирак процветет экономически, установит высокий уровень личных свобод и покажет своим арабским соседям пример того, какую прекрасную жизнь можно устроить на началах истинной демократии. Глядя на воодушевляющий пример Ирака, другие арабские страны захотят последовать его примеру — и так весь арабский мир сделается царством демократии и свободы, мира и процветания, аль-каида и прочие исламские экстремисты изчезнут, как утренний туман, и — благодаря героическим усилиям Соединенных Штатов и их союзников — мы окажемся в более безопасном, гуманном и процветающем мире.

Что произошло на самом деле? По свержении тирана на поверхность вышли межобщинные противоречия, которые раньше сдерживались крепкой и безжалостной рукой Саддама. Люди вспомнили, что они сначала Шииты, Сунниты и Курды, а потом уже иракцы, и что у них накопились серьезные претензии друг к другу. Падение государственности побудило людей искать покровительства у различных враждующих ополчений, сформированных по конфессиональному или родоплеменному принципу, а хаотическое насилие всех против всех быстро перешло в гражданскую войну. Наиболее уязвимой группой оказались иракские христиане, вынужденные бросать места, где они жили тысячелетиями, и бежать куда глаза глядят. Как ни суров был предыдущий режим, число терактов, убийств, похищений, пыток выросло настолько, что люди стали открыто тосковать по его временам. Позиции исламских экстремистов (которых Саддам в свое время свирепо уничтожал) несомненно укрепились, а их пропаганда получила желанную пищу в виде преступлений «крестоносцев» против многострадальных мусульман.

Нельзя сказать, что американцы не пытались остановить кровопролитие. Они провели выборы — и получили «демократически избранную» власть, которая ничего реально не контролировала. Они пытались «обучить и оснастить» иракскую полицию и вооруженные силы — а их ученики, получив подготовку и оружие, тут же уходили в суннитские — или, соответственно, шиитские — ополчения, неподконтрольные ни американцам, ни иракскому «правительству». «Демократические», проамериканские силы стали демонстрировать столь запредельный уровень коррупции и жестокости, что на их фоне уже и Саддам мог выглядеть умеренным и человеколюбивым правителем. Сами американские войска довольно быстро втянулись в антипартизанскую войну со всеми ее неизбежными атрибутами — похищениями «подозрительных», массовыми пытками, убийствами гражданских лиц и всем остальным, что только вызвало ненависть населения и скомпрометировало США в глазах всего мира.

Дальнейшее развитие событий в Ираке неясно — ясно только то, что вторжение войск коалиции, хотя и ставило себе официально гуманные цели — избавить людей, которых мучал свирепый тиран — в реальности привело только к умножению смертей и страданий.

Нынешние действия США, Франции и их союзников в Ливии выглядят так, будто в Ираке не было получено абсолютно никакого опыта, будто сотни тысяч иракцев — и тысячи американцев и британцев — ценой своих жизней так и не смогли купить западным правительствам (и западной публике) даже капли здравого смысла.

Увы, иракский результат был неизбежен. Нужно совсем немного здравого смысла, чтобы понять, что насадить демократию западного типа в арабским мире нельзя. Демократия предполагает, во-первых, существование гражданских свобод, во-вторых, выборность органов власти, в третьих, разделение властей; но самое главное, демократия требует наличия граждан, готовых играть по ее правилам. Если, например, абсолютное большинство населения считает справедливым и необходимым казнить тех, кто оставляет Ислам ради Христианства, никакие перемены в состоянии верховной власти не смогут этого изменить. Если люди привыкли полагаться в деле обеспечения своей безопасности на родоплеменные сообщества и их вооруженные ополчения — то они не смогут за одну ночь начать жить по принципу главенства закона. Если они сталкиваются с социальным хаосом и насилием, то они станут искать спасения скорее в знакомых им архаических принципах, комбинирующих племенные обычаи и законы шариата, чем в каких-то чужих и непонятных западных придумках.

Культурная почва арабского мира не подходит для произрастания демократии, и на самом Западе культура, пригодная для нее, формировалась долгими и бурными веками истории.

Почему западные политики — и публика — в упор не видят этого? Трудно понять, но, возможно, дело в том, что вера в демократию превратилась в что-то вроде официальной религии, а мысль о том, что где-то демократическое устройство может быть преждевременным или вовсе невозможным, рассматривается как ересь. Может ли хоть что-то поколебать эту веру?

Иракский провал ее, увы, не поколебал. Что может произойти в Ливии? Возможно, убить Каддафи будет нетрудно. Что последует за этим? Как нетрудно догадаться, гражданская война между силами, претендующими на его опустевший трон. Смогут ли западные страны принести в Ливию мир и порядок? Нет. Как и в Ираке, эта задача невыполнима. Откровенные, не стыдящиеся себя колонизаторы могли бы ее решить — и решали. Но им в голову не приходило играть в демократию — они просто навязывали покоренному населению свою власть, заставляли играть по их правилам и поддерживали порядок недрожащей рукой.

Нынешний Запад на это неспособен идеологически; их символ веры утверждает, что они не подчиняют население себе, а напротив, освобождают его. Но население, «освобожденное» от власти, неизбежно погружается в междоусобную резню и хаос, которые Запад остановить не может — потому что для этого нужно идти на значительные потери и действовать сурово, а этого Запад позволить себе не может. Поэтому победителем из арабского хаоса выйдут те, у кого есть воля, жестокость, бойцы и деньги — и это, как ни грустно разочаровывать мечтателей о лучшем мире, вовсе не арабские сторонники либеральной демократии — тем более, что само существование таких сторонников неочевидно. По крайней мере, интервенты до сих пор как-то затрудняются их предъявить. Увы, множество людей со всех сторон успеет погибнуть, пока в светлые головы продвигателей демократии начнет просачиваться мысль, что они что-то делают не так. Если вообще начнет.

http://www.radonezh.ru/analytic/14 118.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru