Русская линия
Завтра Николай Коньков11.03.2011 

Феномен Каддафи

Если использовать метод исторических аналогий, то нынешняя Ливия чем-то напоминает Испанию времен гражданской войны.

Тот же мировой кризис. Та же волна военно-политической нестабильности «по периферии». Та же лицемерная «блокада» воюющих сторон международным сообществом.

Но есть и не менее существенные отличия. Это не война «правых» против «левых». Внутренние причины конфликта — совсем иные. Это конфликт между востоком, Киренаикой, и западом, Триполитанией и Феззаном. Современная Ливия, возникшая в 1951 году, еще не определилась ни со своей национальной, ни со своей государственной идентичностью, в ней достаточно сильны и трайбалистские, и панарабистские настроения, так что эта гражданская война грозит затянуться на несколько месяцев, а то и лет — в зависимости от того, какую линию действий изберут США и Великобритания.

Конечно, Ливия — это нефть и газ. Самый близкий к Европе (если не считать норвежские и британские ресурсы) источник энергоносителей. Причем самого лучшего качества (многие нефтеперерабатывающие заводы ЕС могут работать только на легкой ливийской нефти, и её отсутствие потребует переналадки всей технологической цепи и приведет к значительному снижению выхода конечного продукта).

Конечно, западные монополии более чем заинтересованы в установлении контроля над ливийскими месторождениями, трубопроводами и портовыми терминалами. Кроме того, беспорядки в Ливии привели к стремительному скачку цен на нефть, который сам по себе не только полностью оправдывает финансовые затраты на организацию этих беспорядков, но и приносит серьёзную прибыль.

Конечно, военная авиация и военные корабли, а также спецназ США и Великобритании будут использоваться не только для эвакуации иностранных граждан из Ливии и обеспечения безопасности беженцев, но и для других, менее гуманитарных целей: например, для силового давления на режим Каддафи (угроза прямого военного вмешательства, доставки оружия и боеприпасов ливийской оппозиции, проведения спецопераций, в том числе диверсионного характера, на всей ливийской территории (в этой связи достаточно вспомнить хотя бы инцидент в Глейвице, ставший поводом для нападения гитлеровской Германии на Польшу и начала Второй мировой войны), и так далее, и тому подобное.

Но — тут необходимо указать на самое главное отличие нынешней ливийской ситуации и от испанской 30-х годов прошлого века, и от нынешней египетской или тунисской, например, — в ситуацию гражданской войны встроен феномен Муамара Каддафи, лидера ливийской революции. У испанских левых не было настоящего и безусловного лидера — а у правых он был, что во многом и предопределило победу фалангистов над республиканцами.

Прежде всего Каддафи не сдался и не бежал в Венесуэлу, Белоруссию или Северную Корею, как ему фактически в открытую предлагали и Вашингтон, и Лондон. Каддафи получил пусть не слишком значимую, но весьма четкую поддержку со стороны Уго Чавеса и Фиделя Кастро — и весьма значимую, хотя слабо выраженную поддержку, со стороны континентальной Европы, Китая и России, согласившихся в ООН на введение санкций против режима Каддафи, установление блокады и замораживание ливийских счетов, но не допустивших создания «запретной зоны» для полётов ливийской авиации, а тем более — санкции на военное вмешательство. Наконец, Каддафи благодаря занятой им жесткой позиции удалось мобилизовать всю верную ему часть населения Ливии и начать контрнаступление против сил оппозиции. Хотя «оппозиция» в данном случае — весьма лукавый и неточный термин. Как свидетельствуют очевидцы происходящих сегодня в Ливии событий, ситуацию в стране раскачивали прежде всего иностранные агенты. С началом антиправительственных выступлений в Киренаику была направлена сводная оперативная группа из сотрудников МВД, прокуратуры, спецслужб и доверенных лиц Муамара Каддафи под личным руководством шефа службы безопасности страны А. Ас Сенуси. Группа побывала в городах Бенгази, Байда и Дерн и с большими потерями сумела прорваться обратно в Триполи. Полученные этой группой свидетельства и факты легли в основу выступления сына лидера С. И. Аль Каддафи, с которым тот выступил в ночь на третьи сутки мятежа.

Главную роль в беспорядках по всей стране играют заброшенные в страну боевики «Аль-Каиды» (среди них было установлено присутствие граждан Египта, Судана, Афганистана и Ливана), а также резиденты иностранных спецслужб. Ими при помощи подкупа и шантажа по всей стране была создана сетевая структура «оппозиции»: более широкая и густая на востоке страны и менее структурированная на западе. С помощью этой сетевой структуры, в которую вербовалась в основном интеллигенция: врачи, адвокаты, инженеры, преподаватели, торговцы и т. д., — из числа их клиентуры, подчиненных и учеников создавалась база для массовых протестных выступлений. Тактика этих выступлений сводилась к мобилизации молодежи с массовой раздачей обезболивающих, наркотиков и денег (в среднем по 300−500 долларов США на человека). Они шли толпой на штурм исполкомов, полицейских участков, военных объектов, а за ними действовали группы боевиков по 20−30 человек, уничтожавшие оставшихся лояльными Каддафи военнослужащих и чиновников. После захвата арсеналов ситуация в ряде городов и населенных пунктов Ливии вышла из-под контроля центрального правительства. Ситуация была усугублена массированной информационной войной против «кровавого режима Каддафи», развязанной глобальными масс-медиа, и переходом на сторону «оппозиции» целого ряда высокопоставленных военных и правительственных чиновников, также завербованных западными спецслужбами. В итоге восточная часть страны, Киренаика, с населением около миллиона человек оказалась фактически в состоянии гражданской войны с остальной Ливией. При этом надо учесть, что около 90% населения самой Киренаики никак не участвует в происходящих событиях, ожидая их развязки. Телефонная связь и интернет в Ливии работают, дороги между востоком и западом страны не перекрыты, нефте- и газопроводы, аэропорты и терминалы действуют практически в обычном режиме. Иными словами, Каддафи продемонстрировал не только готовность, но и способность к сохранению власти и поддержанию коммуникаций с населением своей страны.

Кстати, если вы заметили, накал антикаддафовской истерии в глобальных масс-медиа, где различные «представители оппозиции» заявляли о своем противнике как «политическом трупе», «режим» которого должен пасть с минуты на минуту, заметно снизился. Захватить всю Ливию при помощи «блицкрига» очередной «цветной революции» не удалось. Более того, феномен Муамара Каддафи пролил такой яркий свет на её технологии, что, наверное, за одно это весь мир, не приемлющий диктата Pax Americana, должен быть навсегда признателен лидеру ливийской революции.

http://zavtra.ru/cgi//veil//data/zavtra/11/903/13.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru