Русская линия
Русское Воскресение Олег Слепынин04.03.2011 

Зимнее кино
Заметки о VI Международном Сретенском Православном кинофестивале «Встреча»

Фестиваль проходит в Обнинске и его окрестностях, к которым мы здесь причтём и саму Калугу. Создан фестиваль по благословению митрополита Калужского и Боровского Климента. Организатор и душа Сретенских «Встреч» — монахиня София (Ищенко); её молитвы и деятельная энергия превратили «мероприятие районного масштаба» в интеллектуальный Международный форум. Уровень «Встреч», судя по отзывам, растёт год от года; география участников — расширяется. На конкурс-2011 поступило более двух сотен фильмов, как водится, разной степени художественности. Комиссия отобрала 20 игровых, 54 документальных, 15 мультипликационных. Три десятка лент показаны вне конкурса, организован День чешского кино.

Душеполезное кино — что это?

Вроде бы понятно, что такое православное кино. Но всё же?.. В рамках фестиваля прошла научно-практическая конференция «Кино глазами православного человека», участникам которой было предложено подумать о создании научной базы и понятийного аппарата православного кинематографа.

Сформулированы базовые понятия православного киноискусства: Христоцентричность, христианская этика, христианская эстетика.

Доклады, подготовленные к конференции, хоть и конспективно, пересказывать нет смысла, они опубликованы в специальном фестивальном буклете и размещены на сайте http://www.pravmir.ru/chto-takoe-pravoslavnoe-kino/, куда я всех и направляю. Эти материалы наверняка могут быть полезны всем, кому интересна высокая современная культура (не путать с тем, что обильно производит «голливуд» или вкачивает в общество «наше» ТВ). Особенно ценным представляется философический материал протоиерея Игоря Прекуп «Терминология православного кино» («Об основных понятиях православного кино»). Собственно, интересны и ценны все представленные материалы. Этими публикациями начато углублённое осмысление того феномена нашей культуры, которое мы называем православное кино.

Некогда, обретая почву, русская литература явила миру свою дивную деревенскую прозу. Ныне, кажется, возникает тенденция к тому, что Русь (под именем этим разумею территории, окормляемые единым Патриархом) душеспасительно может явить миру своё особое кино. Так ли это? Поживём, поработаем, увидим. Говорит Татьяна Москвина-Ященко, киновед, преподаватель ВГИКа: «Мы рады и малым проявлениям православной религиозности на экране. Это фильмы разных видов кинематографа и жанров, снятые верующими людьми или людьми, взыскующими веры; значит, Христа. Большей частью — это кино неигровое, просветительское, об истории Православия в России и мире, о новомучениках, восстановленных святынях, церковных праздниках. Встречаются удивительные по силе свидетельства живой веры, восходящие к высокой художественности.»

Актриса и драматург Елена Скороходова: «Когда я смотрю кино как зритель, то нутром чую, „вражеское“ оно или православное. У него всегда есть направленность. Куда оно разворачивает зрителя, на что настраивает и к чему подталкивает? К греху оно направляет или к покаянию?..»

Фильмы входят в наши храмы

Преосвященнейший владыка Климент во время своей воскресной проповеди (в храме Свято-Никольского монастыря славного Малоярослаца, где присутствовали участники фестиваля), пересказал один из сюжетов фильма «Притчи». Эта кинолента Виталия Любецкого, молодого режиссёра из Беларуссии, демонстрировалась на открытии «Встречи». Сюжет повествует о том, как некоей боголюбивой прихожанке было предсказано, что сегодня же её непременно посетит Христос. Впрочем, притча достаточно известная. Но доскажу в две фразы — фильм трогает до слёз (в подобных случаях просят прощения у снобствующей публики, прошу). Боголюбивая эта женщина накрыла роскошный стол и прождала до поздней ночи, в течении дня не пустив к себе в дом бездомного мальчонку, бомжа, избитую женщину с младенцем. К ночи встала она на молитву и открылось: трижды приходил к ней Христос, в третий раз — со Своею Матерью, Самой Богородицей.

Кинофильмы присутствуют в наших храмах на дисках в церковных лавках. Эти фильмы смотрят священники, что-то одобряют, что-то нет. Поэтому определение, что такое православное кино, высказанное экспромтном во время одного из просмотров иеромонахом Макарием (Маркиш) — бесспорно: «Православное кино — это то кино, которое благословил смотреть батюшка». Конечно, православное кино — не лишь «купола и колокола», его территория много шире, но кино это всегда нравственное, в идеале — и высокохудожественное, ведущее (хоть из топей запредельных) в храм, к любви, на Святую Русь, ко Христу.

В поисках Святой Руси

Патриарх Кирилл однажды сказал: «Святая Русь — это идеал любви, добра и правды. Святая Русь — это непобедимость. Святая Русь — это красота. Святая Русь — это сила.» Мне близки эти слова, как возможно и многим, утерявшим свою Родину, порой утерявшим её по ощущению за десятки лет до своего рождения.

Гипотеза. Даже концепция. Послушайте! Человек рождается в некоей точке на Земле, растёт, выучивается, ищет Истину и ощущает: всё не так!.. Он ищет Бога, а на земле — идеал, пусть скрытый, пусть недоступный — Святую Русь. Вот жил в США в благополучной протестантской семье юноша по имени Юджин. Он много учился и в поисках Бога вникал в индуизм, буддизм, иудаизм, суфизм, конфуцианство, читая тексты на тех языках, на которых они были созданы. Так продолжалось, пока он однажды не соприкоснулся с Православием. Конечно, вы знаете — это Юджин Роуз. Юджин выучил русский и церковнославянский языки, со временем стал монахом, построил с товарищем на севере Калифорнии скит, где издавал «Православный вестник», просвещая Америку и Запад. Теперь он известен нам как иеромонах Серафим (Роуз; 1934−1982) — крупнейший православный писатель, живший на Западе, без которого совершенно немыслимо современное русское богословие. Нет, на фестивале не было киноленты об этом выдающемся подвижнике благочестия, но факт его судьбы как бы высвечивает целый ряд фильмов, которые можно обозначить одной темой, она огромна, — «человек в поисках Святой Руси».

«Марш энтузиастов» (режиссёр Андрей Райкин) — вне зависимости от того, сознавал ли автор для чего его герой — француз, католический священник принял православие и стал русским батюшкой, иеромонахом Русской Православной Церкви в отдалённой глубинке России, — фильм именно о том, как человек искал Святую Русь и её нашёл. Наверняка, кто-то скажет, что показанный чувашский городок далёк от столь высокого идеала. Ну да, внешне, так и есть. Но вот удивительно, в тот же городок своим путём попала англичанка, причём рафинированная англичанка, филолог, впрочем, специалист по Достоевскому; в городке она стала регентом церковного хора.

А вот фильм «Храм для Онегина. После славы» (режиссёр Арзу Уштан Мамедова). Картина о некогда известном лирическом поэте-песеннике Онегине Гаджикасимове (1937−2002). Кто не помнит: «В каждой строчке только точки после буквы «л». Он рифмовал мгновенно, любую строку превращал в стихи. Его песни исполняли Бюль-Бюль оглы, Магомаев, Мулерман, Антонов, Горовец, Ободзинский, Пугачёва. Он получал какие-то немыслимые гонорары. Вдруг исчез. Никто не знал, что случилось. А случилось то, что он ушёл из мира, крестился, раздел деньги, избавился от имущества, через три года в Оптиной стал иеромонахом Силуаном; жил в разных местах, его проповеди собирали множество народа: мы видим дивного старца, светящегося любовью. На его могильном камне имя — Симон: в конце жизни принял схиму.

На фестивале был ещё фильм о крупном учёном, ставшем игуменом (фильм Ирины Васильевой «Любовь и больше, чем любовь), фильм о женщине-музыканте, ставшей известным церковным регентом и композитором (фильм Галины Адамович «Инокиня» — гран-при фестиваля). Но в этом же ряду находятся фильмы как будто другого рода, о мирянах, идущих к Богу. Кому-то покажется неожиданным, но здесь хочу назвать фильм Ирины Васильевой «Братия карамазовых» (так, с маленькой литеры). О черномазых людях «дна», «головорезах», нашедших приют в одном из монастырских подворий под Минском. Их восемьдесят человек, у многих за плечами тюрьма, опыт наркотической и алкогольной зависимости, жизнь в притонах, а у кого-то, кажется, и в психбольнице. Священник ввёл обычай — вечером каждый у каждого просит прощения, пожимая руку. Колоритные лица.

И «другой край» жизни — женский монастырёк на озере Селигер («Нет предела милосердию», режиссёр Валентина Матвеева). В обитель принимают женщин с детьми; здесь может найти приют школьница, ставшая мамой, здесь получают воспитание те, кто не избалован благами цивилизации, но где открываются у детей светоносные таланты. Наставница монастыря — матушка Елисавета. Дивные лица Святой Руси!

А вот фильм как будто уж точно из другого ряда. «Унженский крест» (режиссёр Елена Помагурская). По древнему преданию неким странникам однажды явился на дороге Архангел — Архистратиг Божий Михаил — и дал им немного золота для изготовления креста и серебра — для ковчежца. Всё было исполнено. Несколько столетий от места явления Архангела совершались в Москву Крестные ходы, а это 350 км. Крестным ходом шли тысячи людей. В 1918-м чудотворный крест исчез. На месте явления Архангела восстановлена часовня, возобновляется и счастливая традиция крестных ходов. Хочется думать, что в свой срок будет открыто и сокровенное место, где находится до поры дивный крест. Нет, ряд тот же: фильм о России в поисках Святой Руси.

Воробей на войне

На заключительном «круглом столе» матушка София напомнила, что идёт война, что кино — это оружие: кто-то на этой войне «винтовка», кто-то «гранатомёт», а кто-то, возможно, и более мощное оружие.

Конечно, идёт война, война мировая, но и гражданская идеологическая, на одном из фронтов которой битва за информационно-художественное пространство Руси.

Нынешний год формально рифмуется с годом 1611-м. Припомним: в великую Смуту интервент сидел в Кремле вместе с правительством народной измены. Однако информационное пространство оставалось русским: по вечерам в храмах после чтения кафизм (в переводе на телеязык ХХI века — в прайм-тайм) повсеместно оглашалось яркостное публицистическое сочинение «Плач о пленении», одновременно по Руси распространялись грамоты Патриарха Гемогена с призывом собирать ополчение. Ныне, как мы понимаем, Русская задача изрядно усложнилась.

На фестивале демонстрировался полнометражный игровой фильм «Воробей», отражающий нынешнее соотношение сил (режиссер Юрий Шиллер). Фильм абсолютно не конъюнктурный (что замечательно) и не коммерческий (что зря). Перед нами неспешно разворачивается жизнь современной деревни, достояние которой — табун лошадей. Картина преисполнена некоей шукшинской настроенности. Главный герой — совестливый мальчик, кличут — «Воробей». Новый хозяин деревни решает продать коней на колбасу: в кредиты влез. Взрослым жителям деревни не резон ссориться с новой властью. Впрочем, как водится, помитинговали чуток, демократично сбросив пар, и вот коней уже грузят на машины, везут на живодёрню. Никто ничего не может сделать. Воробей сделал. Взял ружьё, засадил в ствол патрон с картечью и вышел на мост. Под картечь лезть за такую власть — дураков нет.

Оказалось, не много и надо. Воробей победил.

И это радует, на Руси всегда любили коней — красивые.

http://www.voskres.ru/info/slepinin6.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru