Русская линия
Взгляд-инфо Анастасия Краснова 04.03.2011 

Почему они вернулись?

Путь к Богу у каждого свой. У многих наших современников он долгий и извилистый. Храм Тихвинской Божией Матери в селе АлексеевскомТакой он и у наших героев. Прежде чем прийти к Богу, в Церковь, каждый из них провел какое-то время в секте «Слово жизни». И все-таки, поплутав по дорогам жизненных и духовных исканий, они вновь вернулись в Православную Церковь. На собственном опыте поняв и осознав, что именно в ней та истина, которую ищет и хочет для себя обрести каждый человек.

ГОРЬКАЯ ЭЙФОРИЯ

Истории моих собеседников — Дмитрия и Татьяны — во многом очень разные. Но, тем не менее, попали они в «Слово жизни» схожим образом. Рассказывают, что в тот период, когда пришли в эту организацию, было очень много проблем в жизни, разрешить их не получалось. Дмитрий, совсем еще молодой человек, тогда только вернулся из армии, в новой послеармейской жизни все складывалось не очень гладко. Татьяна, у которой уже взрослый сын, в какой-то момент своей жизни рассталась с мужчиной, с которым прожила не один год. Конечно, было трудно. И Татьяна, и Дмитрий были крещены в Православной Церкви, но по-настоящему в Церковь так и не пришли, что-то не сложилось. Хотя, как говорят сами, Бога искали и нуждались в Нем. Татьяна даже молилась сама дома. Рассказывает, что обращалась к Богородице словами молитвы из православного календаря, приобретенного в киоске. Этой молитвы, кстати, потом ей будет очень не хватать в «Слове жизни». Но до храма наши герои так и не дошли. Зато у каждого на работе были сотрудник или сотрудница, которые предложили прийти в «Слово жизни». Предложение показалось интересным. Татьяна тогда попросила свою коллегу купить для нее Библию — слишком много было вопросов, на которые хотелось получить ответы.

- Я даже не очень хорошо понимаю сейчас, почему тогда я не пошла сама в храм и не купила все что мне нужно, — вспоминает Татьяна.

Дмитрий тоже пришел вслед за сотрудником по работе. Каждого из них с приходом в «Слово жизни» что-то насторожило, но новая жизнь захватила, и они мало обращали внимания на собственные сомнения.

Дмитрий не понимал тогда, что попал в секту, ему казалось, что он, искавший Бога, просто обрел то, чего ему не хватало. Татьяна была очень удивлена тем вниманием, которое оказывали ей новые друзья.

- Вы знаете, я там появилась, и все буквально узнали, что есть такая Татьяна. Конечно, такое внимание очень приятно, — вспоминает наша героиня.
В новой жизни было много всего. Собрания по выходным, домашние встречи, миссионерские поездки, походы в больницу, школа лидеров. Эту школу, существующую внутри «Слова жизни», окончил Дмитрий. В этой же школе предлагали поучиться и Татьяне. Ее что-то останавливало, но ее подгоняли, говорили: «Давай, это как раз для тебя». Но Татьяна вдруг почувствовала, что ей все это не нужно.

Татьяна и действительно очень эмоциональный, открытый для общения, располагающий к себе человек. В этом они похожи с Дмитрием. Им обоим очень подходит эпитет «обаятельные». Это человеческое обаяние в «Слове жизни» активно используется для привлечения новых членов. Свидетельство о своей вере становится неотъемлемой частью жизни. Дмитрий вспоминает, как ему было важно привести человека к Богу. В тонкостях на тот момент он не очень хорошо разбирался. Поэтому кого-то отводил в православный храм, кого-то приводил в «Слово жизни» — кто к чему больше склонялся.

ВОЗВРАЩЕНИЕ

Когда православный друг говорил Дмитрию, что он попал в секту, — Дмитрий верить не хотел. Осознание и понимание, что дверью он в своих духовных исканиях ошибся, пришло не сразу. Все разом перевернула книга о преподобном Серафиме Саровском. Смирение, тихая жизнь, излучающая свет подлинности, готовность к самоотречению поразили. Совсем не такие качества были определяющими для членов «Слова жизни». Татьяна, на которую, в свою очередь, произвела огромное впечатление поездка в Дивеевский монастырь (ее она предприняла после операции), вспоминая год, проведенный в «Слове жизни», постоянно говорит:

- Какое там смирение? Там совсем другие качества ценились — стремление к успеху, заметность. Но какое это все имеет отношение к жизни с Богом? — и продолжает: — Это я теперь поняла, что мне на самом-то деле не очень много нужно. С Богом человек без всякой лишней мишуры может быть счастлив.

В ответ на вопрос, что ее больше всего удивило или поразило, когда она вернулась в Православную Церковь, Татьяна снова заводит разговор о человеческой скромности:

- Вы не представляете, как меня поразил наш батюшка. Вместе с молодежным обществом я однажды поехала в трудническую поездку, убираться в заброшенном храме. И мы, когда в этот храм вошли, первым делом принялись о чем-то разговаривать. И вдруг я в сторону смотрю: батюшка наш взял веник, ведро и сам, ничего не говоря, убирает. Вот это у меня было потрясение! В своей прежней жизни я и помыслить не могла, что человек, который является для меня руководителем, может вот так молча, не командуя, начать сам что-то делать.

А тогда, до возвращения в Православную Церковь, Татьяна встретила однажды на улице Дмитрия, который после прочтения книги о святом Серафиме Саровском уже принял решение покинуть «Слово жизни».

- Мы с ним разговорились. Он сказал, что в «Слово жизни» больше не ходит, понял, что это секта. Рассказал, что посещает занятия православного молодежного общества, проводит которые священник. И я тоже с ним захотела ходить, потому что к тому моменту уже чувствовала, что по-старому жить дальше не могу.

И вот тут, как вспоминает Татьяна, был непростой период борьбы. Старое всегда непросто отпускает, а с новым ты еще не очень хорошо познакомился, чтобы заполнить им свою жизнь. Она рассказывает, как просто в слезах молилась тогда и говорила: «Господи, укажи, где же мой путь?!».

А спустя какое-то время, когда все, что связывало со «Словом жизни», осталось в прошлом, был совершен Чин Присоединения к Православной Церкви.

Теперь Дмитрий и Татьяна, оглядываясь назад, понимают, что заблуждались. Татьяна очень переживала первое время из-за того, что потратила немало времени и сил, живя в плену обмана. Но успокаивающими для нее стали слова священника о том, что таким извилистым путем Господь все же привел ее к Себе — и это главное.

Дмитрий, рассказывая мне об особенностях обрядов в «Слове жизни», говорит, что, конечно же, убеждение членов этой секты о действии через них Святого Духа — нелепость. Эмоциональное возбуждение, эйфория не могут быть главными составляющими духовной жизни человека. Очень многие люди, лояльно относящиеся к сектам, склонны свое терпимое отношение к ним аргументировать тем, что члены этих организаций хорошие люди. Но, как говорит Дмитрий, только в Православии каждый из нас по-настоящему может измениться, избавиться от своих страстей, греховных привычек и стать хорошим человеком. Секты часто просто «захватывают» человека всего, он оказывается в неком круговороте новых дел, событий, впечатлений, эмоций. Появляется или навязывается столько новых занятий, что жить по-старому просто некогда. Вместо греха человеку элементарно предлагается что-то другое, и, действительно, складывается впечатление, что кто-то бросил пить, а кто-то курить. Но на самом деле человек просто заменил одно пристрастие на другое. Образно выражаясь, один «наркотик» сменил другой. И только Православие, как уверились теперь наши герои, не угнетая человеческой свободы, дает возможность тихо и спокойно вглядеться в свою душу, очистить ее от всего наносного и начать жить в согласии с Богом и Божьей волей.

http://www.vzsar.ru/special/2011/03/03/pochemu_oni_vernulis.html

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru