Русская линия
Церковный вестникМитрополит Саратовский и Вольский Лонгин (Корчагин)03.03.2011 

О практике оглашения

Доклад епископа Саратовского и Вольского Лонгина на XIX Международных Рождественских чтенияхHTML-тег: Епископ Саратовский и Вольский Лонгин о практическом опыте епархии в деле катехизации оглашенных и новообращенных православных христиан стал одним из самых интересных и значимых документов образовательного форума. Своими мыслями об этой непростой области церковного служения, а также о том, как удается наладить миссионерскую и катехизаторскую работу на приходах Саратовской епархии, владыка поделился с читателями «Церковного вестника».

Катехизической и миссионерской работе в последние годы в Саратовской епархии, как и во многих епархиях Русской Православной Церкви, уделяется особое внимание. Летом 2010 года по решению епархиального совета подготовка желающих приступить к таинству крещения на приходах епархии стала обязательной, во всех благочиниях епархии была введена штатная должность помощника благочинного по религиозному образованию и катехизации, в городских храмах — штатного катехизатора. Подготовка к таинствам проводится на основании опыта тех храмов епархии, где она ведется не один год, и подробных инструкций Синодального отдела катехизации и религиозного образования, с которым наш епархиальный отдел поддерживает интенсивную и прямую связь.

Поэтому можно говорить, что уже есть некоторый опыт, которым можно делиться, который можно анализировать. Благодаря практике ставятся и конкретные вопросы, на которые совместно нужно искать ответ. Один из таких вопросов: могут ли миряне-катехизаторы полностью заменить духовенство в катехизической деятельности?

Служение мирян в Церкви с древности было очень активным и разнообразным. Да и сегодня оно очень развито в традиционно православных странах, например Греции и Румынии, где выпускники духовных школ часто не принимают священный сан, а трудятся при храмах или в школах, университетах на должности преподавателей духовных дисциплин. В России в течение многих десятилетий богоборческой власти служение мирян в Церкви искоренялось и было практически уничтожено. Мы предпринимаем только первые шаги по возрождению этого явления, и, безусловно, это очень важно.

В то же время практика показывает, что в деле катехизации надеяться исключительно на работу мирян было бы неправильным. Почему?

Во-первых, христианство передается другдругоприимательно, есть такое хорошее славянское слово, очень объемное по своему смыслу. Христианской жизни нужно не просто учить — важно показать ее своим примером. И роль священника здесь основная. Да, у священника должны быть помощники-миряне: они могут встретить человека в храме, что-то подсказать ему, посоветовать какую-то литературу, то есть сделать значительную часть необходимой работы. Но все-таки потом привести к священнику — так, чтобы состоялась не просто встреча, а установление глубокого личного контакта. И опять-таки опыт всей Церкви говорит о том, что такой контакт может возникнуть только на исповеди. Как говорил один известный московский духовник, именно на исповеди происходит «таинство усыновления», без которого невозможно настоящее вхождение человека в Церковь.

Сегодня мы пытаемся в какой-то мере возродить древнюю традицию оглашения, но в древности, согласно церковным установлениям, крещению взрослых людей обязательно предшествовала исповедь. Конечно, мы верим в то, что крещение омывает прежде бывшие грехи, но если человек не осознал какие-то свои поступки, привычки — то, что является частью его привычного образа жизни, — как греховные, скорее всего, он вернется к ним и после крещения. Именно поэтому мы считаем, что крещению обязательно должны предшествовать не только занятия по вероучению или беседы с разъяснением основных христианских истин, но и осмысленная, сознательная исповедь во всем, чем отяготил человек свою совесть до этого момента.

Тогда-то и приходит понимание: что должно остаться в прошлом, к чему человек уже не должен возвращаться. Если беседы — это в каком-то смысле теория, то исповедь уже практика, начало собственного пути человека к Богу. Исповедь перед крещением мы называем исповедальной беседой только потому, что после нее не читается разрешительная молитва — отпущение грехов происходит во время совершения таинства крещения. Других отличий от исповеди практически нет, кроме того, что для нее назначается специальное время и священник старается уделить исповедующемуся особое внимание как новоначальному.

Но затем должна состояться личная встреча человека с Богом. Как это происходит, всегда тайна. А если этого не произошло, то самая вдохновенная проповедь батюшки или увлекательная лекция катехизатора останутся бесплодными. В этом случае человек, возможно, будет лоялен к Церкви, но христианином по жизни так и не станет.

Необходимо помнить еще вот о чем: христианство — это религия, которой необходимо учиться. Вспомним слова святителя Филарета Московского о том, что не случайно Спаситель именует своих апостолов учениками. Главное препятствие катехизической деятельности сегодня состоит в том, что в нашем обществе с каждым годом увеличивается количество людей, которым просто ничего не надо: культура общения и простого человеческого общежития практически разрушена, уровень высшего образования во много раз ниже того, который существовал в нашей стране в советскую эпоху, школьное образование в районах и на селе держится на последних энтузиастах. Да и в городах сейчас не редкость выпускник средней школы, который не прочитал ни одной серьезной книги. Нежелание трудиться над собой и очень низкий культурный уровень стали отличительными признаками сегодняшних россиян, и для них язык евангельского благовестия становится слишком сложным. Ведь сокровищница нашей Церкви вобрала в себя за века очень многие достижения философии, искусства, культуры. Чтобы разобраться в этом, нужны интеллектуальные усилия, определенный уровень образования. Еще в 20-е годы прошлого века известный духовник и проповедник протоиерей Валентин Свенцицкий констатировал, что христианство становится городской религией, оно слишком сложно для людей с низким уровнем общей образованности. Но в этом отношении сегодня город уже мало чем отличается от деревни.

Поэтому еще одна важнейшая наша проблема (которая, впрочем, характерна для всех епархий) — острая нехватка кадров как духовенства, так и мирян, желающих трудиться в Церкви. У нас в епархии действуют катехизаторские курсы для мирян, есть актив при молодежном православном обществе. Их опыт можно назвать удачным, но пока очень рано говорить о сложившейся системе широкой подготовки к катехизической деятельности на приходах, и считать, что мы быстро, в течение двух-трех лет, справимся с этой проблемой, было бы, конечно же, утопией.

Все те усилия, которые предпринимаются сегодня в нашей Церкви — по подготовке к таинствам наших прихожан, развитию системы духовного образования для мирян, желающих послужить Церкви, — должны стать более активными, обязательными и системными. При этом нельзя противопоставлять служение духовенства и мирян в трудах по катехизации и оглашению, ведь здесь и мы, люди, и Господь действуем сообща.

Исключить формализм из приходской жизни (из доклада на XIX Международных Рождественских чтениях)

Воцерковление человека во многом зависит от того, что он увидит в храме: почувствует ли, что «теория» христианской жизни на этом приходе не расходится с «практикой». Вопрос в том, куда мы приведем новообращенного. Если в храме благоговейно совершается богослужение, есть дружная община, сплоченная вокруг Божественной литургии и таинств, объединенная совместными делами, в том числе делами милосердия и благотворительности, то есть если человек сможет увидеть церковную жизнь во всей ее полноте, он с гораздо большей долей вероятности останется в этом храме. Если нет — его ничто не задержит в Церкви, даже если он прослушал цикл прекрасных лекций.

И, конечно, главное, что необходимо, — искреннее, заинтересованное участие священника в трудах по катехизации оглашенных, его доброе внимание ко всем приходящим людям. Многие батюшки, прослужившие на приходе не один год, отмечают, что совершение крещения над людьми, не подготовленными к таинству, не понимающими его сути, оставляет боль в душе священника. Напротив, опыт живого общения, возможность видеть, как всеваются в душу человека семена слова Божия, а затем причащаться с ними от одной чаши дают внутреннее удовлетворение от проделанной работы. Радость, которую испытывает священник от таких трудов, с избытком покрывает трудности, которые неизбежны в его служении при увеличении его нагрузки…

…Я уже говорил, что значительную помощь в организации систематической работы на приходах по подготовке людей к таинствам нам оказали подробные инструкции Синодального отдела религиозного образования и катехизации. Но было в них и то, с чем мы не смогли согласиться, в частности предложение об установлении двухмесячного испытательного срока перед таинством венчания и подачи предварительного заявления по образцу того, которое подается в органы ЗАГСа. Мы должны учитывать, что наш народ страшно устал от всякого рода формальностей. Практически любое дело в нашей стране, в том числе и вступление в брак, и так связано с оформлением огромного количества документов и хождением по инстанциям. И если в Церкви они видят хотя бы подобие того же формализма, они просто «взрываются», разочаровываются и уходят. Конечно, священнику нужно проводить беседы с людьми, желающими венчаться (кстати, сегодня их очень немного), нужно объяснять им, что такое христианский брак и что такое таинство венчания, что это не просто красивый обряд, на который можно прийти в перерыве между застольями. Но двухмесячный испытательный срок, на мой взгляд, уже «бремена неудобоносимые"…

…И к нам в епархию, и в Патриархию поступило несколько жалоб на духовенство, связанных с новой практикой.

Так, по-видимому, прямо и четко воспринял разговор со священником офицер запаса, который направил в Патриархию письмо следующего содержания: «Намеревались крестить ребенка в эту субботу, священник не отказал, но сказал, что на территории Саратовской области действует новый порядок по допуску к обряду крещения, который подразумевает для крестных родителей четыре причащения в год, четыре исповедания, знание наизусть не менее 15 молитв со сдачей письменного экзамена и необязательное, но добровольное пожертвование на нужды храма. С его слов, пока эти условия не будут выполнены, крестные родители не могут быть допущены к крещению ребенка».

Или вот еще письмо: «Мы в воскресенье хотели покрестить младенца, но нам отказали. Сказали, что крещение младенца без причащения и исповедания родителей, а также без их участия в делах данной церкви — это крещение на смерть».

Настоятели храмов, о которых идет речь в этих письмах, утверждали, что некоторые слова ими не произносились вовсе, а что-то было вырвано из контекста или неправильно понято. И всё же я всегда прошу духовенство помнить о том, что когда нас понимают, как нам кажется, неверно, возможно, виной тому жесткий, учительный тон священника. А вместе с теми «дополнительными сведениями», которые пришедший в храм человек получает из уст наших свечниц, информация и в самом деле принимает в сознании людей, пока далеких от Церкви, совершенно искаженное содержание.

http://www.e-vestnik.ru/church/o_praktike_oglasheniya_0203/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru