Русская линия
Православие.Ru28.02.2011 

Поговорим о масленице

Сейчас повсюду проходят масличные гуляния.

С одной стороны, это праздник наступающей весны, хорошее время, чтобы сходить в гости, встретится с друзьями и родными, повеселиться. Правда, этот праздник приводит порой к гастрономическим излишествам, нередко приобретает элементы языческого разгула, а кому-то дает повод просто хорошенько напиться.

С другой стороны, масленица — это подготовительная неделя к Великому посту, да уже и сами полупостные дни, когда из рациона исключаются мясные продукты, когда в среду и пятницу не совершается Божественная литургия и читается покаянная молитва прп. Ефрема Сирина.

Мы попросили пастырей высказать свое мнение по поводу масленицы, ответить на вопрос: как нужно относится к этому парадоксу, к этой антиномии праздника и предначинания постнического делания? Как христианину правильно провести эти дни?

***

Архимандрит Тихон (Шевкунов), Архимандрит Тихон (Шевкунов)наместник московского Сретенского монастыря:

- Для меня масленица всегда воспринималась как долгожданное и очень радостное время. А то, что люди в эти дни встречаются, устраивают застолья — не вижу в этом особой беды и греха.

Застолье, блины — это ведь тоже неспроста! Смысл масленицы, конечно, не в разгульных гуляниях и бесчинствах. Это — очевидно, и для христианина не требует ни объяснений, ни скучных обличений. Особый смысл масленицы в совсем еще недавние времена, когда не было ни телефонов, ни электронной почты, был в том, чтобы люди в течение недели, предшествующей Прощеному Воскресению и Великому Посту, успели съездить и сходить к своим близким и дальним знакомым и родным, попросить друг у друга прощения. А примирившись, испросив прощения, как не сесть за пир? Ведь совсем недавно все слышали в храме евангельское чтение о Закхее, который, покаявшись, от всей души устроил угощение для Спасителя и для своих друзей. Или притчу о блудном сыне, о счастье примирения и прощения: «… приведите откормленного теленка, и заколите; станем есть и веселиться! ибо этот сын мой был мертв и ожил, пропадал и нашелся. И начали веселиться» (Лк.15:23). Только вместо теленка у нас на мясопустной неделе — блины.

Все это настолько живо, понятно всякому человеку, настолько естественно, что, честно говоря, всегда немного удивляет излишнее морализирование по поводу масленицы в наши дни. Уверен, что для большинства православных христиан вся эта предстоящая неделя, которая будет включать в себя и службы по Великопостному чину в среду и в пятницу, и дружеское общение, и прощение обид, и гостеприимные застолья, все — явит особый, неповторимый и радостный праздник предвкушения, подготовки к Великому Посту.

Игумен Петр (Еремеев) (ректор Российского православного университета;
настоятель Иоанно-Богословского храма — Патриаршего подворья в Китай-городе):

- Церковное празднование масленицы имеет Игумен Петр (Еремеев) колоссальный миссионерский и просветительский потенциал.

80 лет воинствующего материализма в нашей стране ударили одномоментно и по православной духовности, и по народной культуре, при всей условности этого разделения. И если во времена дореволюционные мы действительно наблюдали, как отдельные церковные праздники в быту переплетались с порой дикими народными традициями, имевшими связь с языческим прошлым славянских племен, то сейчас об этом говорить не приходится. Безусловно, плохо то, что у наших соотечественников практически стерта историческая память, совершенно утеряна традиция. Но именно это позволяет нам сегодня воцерковить реконструируемые практически на голом месте народные традиции и обычаи, используя огромный культурный потенциал Православия.

Масленица — это замечательная неделя. Каждый христианин должен сам для себя решить, насколько он может участвовать в масленичных увеселениях, насколько они актуальны в данный момент для его духовной жизни. Общение с родственниками и друзьями за праздничным столом никому не повредит: есть возможность встретиться, постараться понять другого, с кем-то примириться, чтобы вступить в пост с чистой душой и чистой совестью. Масленица предоставляет родителям замечательную возможность подарить детям радость праздника. Праздник на улице — это вообще прекрасная возможность выйти из своих квартир, познакомиться, наконец, со своими соседями, ощутить себя членом большой человеческой семьи.

Я убежден, что сейчас мы, священники, должны сделать все для того, чтобы центром празднования масленицы стал храм, соборная площадь. Сегодня во многих городах уже так и происходит. Несколько лет назад меня поразил опыт Биробиджанской епархии, возглавившей подготовку и проведение масленицы в кафедральном городе и справившейся с этой ролью блестяще. Сегодня, по большому счету, кроме Церкви и некому организовать народный праздник так, чтобы он получился не вульгарным, не примитивным.

Если мы этого не сделаем, если Церковь в лице духовенства и активных мирян не начнет заниматься тематикой народных обычаев и традиций, то это сделают какие-нибудь неоязычники или другие проповедники-пустозвоны. Мы живем в эпоху невероятных возможностей и большой ответственности. Сегодня мы можем сделать празднование масленицы действительно христианским или, наоборот, окончательно потерять возможность сделать это.

Иеромонах Макарий (Маркиш) Иеромонах Макарий (Маркиш)(Иваново-Вознесенская епархия; преподаватель Иваново-Вознесенской духовной семинарии):

- Надо на масленицу посмотреть в более широкой перспективе — и тогда все встает на свои места.

Да, разумеется, колоссальное количество всяких злоупотреблений, глупостей, прямого безумия, нечестия и безверия. Но разве это специфические черты масленицы? Нет, это просто свойства нынешней околоцерковной, псевдоцерковной, суеверной и бессмысленной жизни (впрочем, отнюдь не только нынешней!). Свойства очень скверные. Но ветерок оптимизма несет надежду: чем чаще люди слышат о масленице и связанных с нею предметах, тем в большем числе и с большей вероятностью обратят они внимание и не дальнейшее. Обратив же внимание — задумаются. Задумавшись — поймут или почувствуют нечто. И приступят к делу.

Иеромонах Симеон (Томачинский) (насельник московского Сретенского монастыря, руководоитель издательства Сретенского монастыря):

- К сожалению, при всем обилии гражданских и церковных «красных дней календаря» Иеромонах Симеон (Томачинский)мы часто не умеем ни праздновать, ни веселиться. Это целое искусство, которому стоило бы поучиться. Но, к примеру, человек, который не соблюдает поста, никогда не поймет и не оценит таких событий, как заговенье и разговенье, — не только в гастрономическом смысле, а вообще как состояние души. Ведь именно пост придает связанным с ним праздникам особую цену и неповторимый аромат.

Один известный московский священник как-то сказал, что на масленицу надо съесть столько блинов, чтобы потом уже сам вид блина вызывал отвращение. Это, наверное, что-то вроде «умерщвления плоти», о котором много написано в аскетической литературе.

Но ведь это и хороший повод навестить родственников или друзей, с которыми в суете обычной жизни не удается спокойно посидеть-поговорить. Это и последняя разминка перед великопостным марафоном. Возможность собраться с мыслями, с силами, с духом.

«Покургузка, люли, покургузка» — так оплакивают народные песни краткость масленичных дней, после которых «станет гузко», то бишь грустно. Однако на самом деле здорово, что «не всё коту масленица». Потому что «время всякой вещи под солнцем. время плакать и время смеяться; время сетовать и время плясать» (Еккл. 3, 1−4).

Игумен Игнатий (Душеин) (благочинный VIII округа Калужской епархии, председатель Миссионерской комиссии Калужской епархии):

- Христиане, как известно, в наше время бывают разные. Есть так называемые «крещеные». Это те, которые так сами себя характеризуют, если спросить их о вере. Таких сейчас подавляющее большинство. Для них Пасха — время куличей, Великий пост — в лучшем случае время неядения чего-то, в худшем — он просто ими игнорируется. Для таковых масленица — это время, когда блины пекут.

А если говорить о людях церковных, которые всерьез озабочены вопросом своего спасения, то для них масленицы вообще нет, а есть Сырная седмица, в конце которой — Прощеное воскресенье и начало Великого поста.

В воспоминаниях Шмелева, теперь известных всем православным читателям, масленица описывается как разгульное торжество, некий пир накануне поста. Но даже за этим разгулом угадывается радостное ожидание обновления. Великий пост — вот действительно радостное время для православного человека. Это радость, которую мир сей со всеми его удовольствиями и разгулами дать не может.

Великий пост — время обновления, время покаяния. Особое время, когда даже воздух пахнет иначе, когда по-другому думаешь, говоришь, живешь. И последняя неделя перед постом имеет свой житейский колорит. Это время подготовки к посту. Не гастрономического «отрыва», а именно мобилизации душевных сил, «закругления» дел. Это как канун большого праздника.

Иерей Алексий Дарашевич (настоятель храма Живоначальной Троицы в Поленово):

- Встречать масленицу надо так, как благословляет Церковь.Иерей Алексий Дарашевич А Церковь благословляет и службы, в которых уже слышится и плач: «На реках Вавилонских.», и «Покаяния отверзи ми двери.». Но Церковь благословляет и масленичные гуляния, и веселье. Да и в самих общинах при приходских храмах, где все больше детей и молодежи, если позволяют условия, устраиваются празднования. Сырная седмица сочетается и с блинами, и с катанием на лошадях, и с песнями, играми, танцами.

Церковь — живой организм. Когда человек стоит перед чашей Христовой, он трепещет от понимания своего недостоинства и в то же время радуется, что сейчас причастится. Одно самым невероятным образом сочетается с другим. Это есть свидетельство подлинной жизни в Церкви. Церковь — живая, удивительная, многоликая и многоголосая семья. Господь в ней призывает: «Покайтесь, ибо приблизилось Царствие Небесное!» Но Он же говорит: «Радуйтесь!» Должно быть обязательно и то, и другое. И вдох должен быть, и выдох. Но всему должно быть свое время. И мудро устроено, что перед Великим постом, перед строгой первой его неделей есть время «вдохнуть воздуха», есть возможность (перед тем, как остаться наедине с грехами своими, перед тем, как начать трудное восхождение) посмотреть вокруг себя, встретиться с близкими и порадоваться, что они рядом.

Обязательно нужно в эти дни не оставлять молитвы. Более того, нужно в эти дни читать внимательнее Евангелие и апостольские послания. Присутствие на службе в храме тоже помогает нам найти меру и ответ на вопрос, насколько мне сейчас дозволено веселиться, обнаружить в своей душе грань понимания этой радости. Если вы не можете посещать службы чаще, то можно больше читать Евангелие и Триодь Постную — она будет полезна для ежедневной молитвы и научения.

Церковь действительно широка и в ней места хватает всем: подвижникам, строгим постникам, но и людям, которые живут в миру или еще только входят в Церковь. Малым детям нужно и утешение, и приятность. Взрослые — те, кто уже возрос во Христе, — ищут тишину, сосредоточенность. Главное, чтобы и то и другое было пронизано любовью ко Господу. Утешение может стать разнузданным, потребительским, если потеряется мера. А мера эта — Христова любовь. Мы каемся, глядя на Его образ, и радуемся — тоже глядя на Него.

Протоиерей Димитрий Моисеев Протоиерей Димитрий Моисеев(кандидат богословия, преподаватель Калужской духовной семинарии):

- На самом деле это не парадокс. Дело в том, что для христианина богослужебная жизнь — это основной элемент подготовки к Великому посту. Соответственно, православный христианин, конечно, должен посещать в эти дни богослужения. Тем более, что они носят особый характер. В то же время, перед Великим постом христианину дается послабление, что касается пищи, то есть утешение на трапезе. При этом масленица — не повод объесться до предела, так, чтобы до Пасхи потом не хотелось. Так все равно не получится. Устав трапезы на масленицу — это утешение для тех, кто молится, посещает богослужения и серьезно готовится к Великому посту.

Сжигание чучела масленицы, залезание на столб — это чисто языческие пережитки. На эти народные гулянья лучше не ходить православному человеку. Они к христианству никакого отношения не имеют.

Другой вопрос, что далеко не каждый способен сразу взять и перейти полностью на христианский образ жизни. И если такой человек собирается Великим постом попоститься, то есть серьезнее обратить внимание на свою душу, то, конечно, можно проявить к нему снисхождение и не ругать за то, что он масленицу празднует.

Опять же, празднование должно быть разумным: не в пьянстве нужно проводить время, не в объедении, а в каких-то достаточно безобидных развлечениях и увеселениях, потому что Великим постом все это будет вообще неприемлемо. Думаю, что по мере духовного роста каждый христианин будет постепенно отказываться от подобных чисто мирских, светских увеселений на масленицу и все более понимать духовный смысл этой подготовительной недели. Все-таки Сырная седмица (масленица) проходит между неделями (воскресеньями) о Страшном суде и воспоминанием Адамова изгнания. То есть два воскресенья, обрамляющие масленицу, говорят нам о достаточно серьезных событиях в истории человечества, не особо располагающих к веселью.

Здесь невозможно подойти с одной меркой к каждому человеку, но вектор движения должен быть понятен. Стремиться нужно к тому, чтобы увеселения занимали все меньше и меньше внимания человека, а богослужения и серьезное отношение к молитве, к посту — все больше и больше.

На Сырной седмице, конечно, можно проводить культурные мероприятия, творческие вечера православного содержания, если речь идет о том, чтобы уйти от грубых развлечений и увеселений и постепенно через душевное прийти к духовному.

Протоиерей Димитрий Мерцев Протоиерей Димитрий Мерцев (председатель жюри Кубанского православного кинофестиваля «Вечевой колокол»):

- Несмотря на то, что в наше время масленица — уже больше этнография, народная традиция, не имеющая языческого ритуального значения, тем не менее к христианству она никого отношения не имеет.

Проводить масленичную (а, вернее, Сырную, или мясопустную) неделю надо в динамике настроя на покаяние, и эта динамика как раз дается церковным уставом. Церковь уже загодя готовит нас к Великому посту евангельскими притчами о мытаре и фарисее, о блудном сыне и, наконец, напоминанием о Страшном суде. И хотя на неделе о мытаре и фарисее мы еще вкушаем скоромное, Церковь нам уже напоминает, что надо настраиваться на такую молитву, как у мытаря, чтобы она была принята Богом. В этом смысле и масленица не исключает умеренного веселья, и в то же время она уже озарена приближением Великого поста. В этот период православным можно, к примеру, провести литературно-музыкальный вечер: почитать стихи христианского содержания, послушать духовные песнопения с настроем на покаяние (допустим, балладу о Кудеяре — о двенадцати разбойниках). Такого рода развлечения перед Великим постом вполне уместны.

Отношение нецерковных людей к этому празднику известно: «Скоро масленицы звонкой закипит веселый пир.». Однако верующим на масленицу недопустимо участвовать во всеобщем разгуле, объедении и пьянстве. Святитель Тихон Задонский говорил: «Стыд лицо мое покрывает, когда говорю о том, как православные христиане празднуют масленицу».

В эту неделю, последнюю перед Великим постом, хорошо бы помнить совет преподобного Сергия Радонежского: «Воздержания держитесь». Начало поста немыслимо без подготовки телесной, которую предлагает нам Православная Церковь. Понедельник 1-й седмицы Великого поста называется Чистым понедельником: чистая совесть, чистая душа — потому что было Прощеное воскресенье. Также надо быть чистым и в телесном составе, если человек — Божий, поэтому должно быть воздержание. По слову святых отцов, Великий пост — это весна духа, ведь когда мы себя ограничиваем телесно, расцветает наш дух. Кто вкусил эту радость Великого поста, тот уже дорожит этими днями, ждет их. Только невоздержанная душа, человек, ублажающий свою плоть, воспринимает пост как нечто тягостное. Когда человек держится церковного устава, проникается духом богослужения, готовит себя ко вступлению в Четыредесятницу, тогда и те ограничения, которые связаны с великопостным периодом, воспринимаются им органично.

Церковь по отношению к своим чадам имеет характер материнский. Это и ласковость, и строгость педагогики, чтобы довести нас до Христа. Церковь всегда во всем дает нам постепенность. В то время, как уже начинается постепенное введение в покаянные образы церковным богослужением («Покаяния отверзи мне двери.», молитва преподобного Ефрема Сирина «Господи и Владыко живота моего.»), еще дается возможность подкреплять себя скоромной пищей, и только потом наступает уже Великий пост.

Есть люди, которые имеют навык поста: им легко, они с радостью вступают в Великий пост. А есть те, кто только начинает воцерковляться: им трудно, и Церковь их очень ласково и нежно ведет. Как сказал преподобный Серафим Саровский, «не может человек вступить в подвиг, пока не очистит чувства», поэтому и нам нельзя воспринимать Великий пост как только ограничения, запреты. Это, с одной стороны, аскеза, ограничивающая нашу телесность, а с другой — особый характер богослужения, которое возвышает душу. И одно дополняет другое.

Так действует любящая мать по отношению к чаду: она и приласкает, и пожурит, даст уже видимое какое-то задание и следит за тем, чтобы чадо послушалось. Так же нас ведет и Церковь. Думаю, что та антиномия, которая существует и ярко выражается в масленичные дни, объясняется этим характером.

Священник Алексий Зайцев Священник Алексий Зайцев (клирик Свято-Троицкого храма г. Челябинска, член Союза писателей России, член Международного клуба православных литераторов «Омилия»):

- История празднования масленицы в жизни русского народа насчитывает уже несколько столетий. Говоря о масленице (точнее, Сырной неделе), мы должны помнить: изначально существовали две принципиально разные традиции провождения этого особого времени года, которые условно можно обозначить так: «чисто церковная» и «чисто светская».

Тот, кто следовал церковной традиции, воспринимал последнюю неделю перед Великим постом как самую важную ступень подготовки к нему. Верующие понимали: если провести эти дни в излишних наслаждениях и увеселениях — Великий пост для них будет сорван. В лоне святой Церкви сложилась богослужебная практика подготовки к Сырной неделе в молитве и покаянии.

Мы помним из отечественной истории, что великопостные дни накладывали отпечаток на образ жизни всех граждан государства Российского, включая и тех людей, кто не имел глубокого религиозного чувства и даже вообще не принадлежал к Православию. Поэтому светская традиция видела в масленице те дни, когда можно было выпустить «последние пары», повеселиться вдоволь перед наступлением Великого поста. Именно эта традиция легла в основу масленичных гуляний в дореволюционной России с их кулачными боями (где могли и убить ради потехи), пьянством, чревоугодием и развратом. Церковь и государственная власть пытались противостоять разгульной составляющей предпостных дней, но это не всегда удавалось. С оскудением веры в русском народе масленичные гуляния приобретали все более безнравственный характер и в них стали все явственнее проступать элементы язычества. Если человеку не нужен Великий пост, то и в масленице он будет искать отраду только для плоти.

Стоит отметить, что для каждого христианина масленица — это время, когда следует уладить свои мирские дела, провести необходимые светские встречи для того, чтобы дни Великого поста посвятить исключительно заботе об исцелении своей души. Повторюсь, разумнее решить свои мирские проблемы до начала Великого поста, нежели обращаться к ним в самые первые и важные его дни. Однако я уверен: истинный православный христианин найдет в себе духовные силы и мудрость, чтобы не увлечься чрезмерно мирскими заботами и не лишить себя бесценного для духовного возрастания времени Великого поста.

Священник Глеб Грозовский (священник Софийского собора Царского села,Священник Глеб Грозовский - Как нужно относится к этому парадоксу, к этой антиномии праздника и предначинания постнического делания? Как христианину правильно провести эти дни?

Праздник масленицы, хотя и имеет языческое прошлое, все же глубоко укоренился в сознании наших граждан, как будто имеющий прямое отношение к Православию. Но это далеко не так. Не будем углубляться в историю. Но, несомненно, этот праздник считается добрым, побуждающим к милосердию и прощению. Понятно, что если праздник атеистический или языческий, это вовсе не значит, что в нем нет ничего хорошего. Обильная милостыня и молитва за усопших — вот далеко не все положительные черты традиционного праздника масленицы. Ведь можно преобразовать капище в храм, а языческий праздник — в добрую, церковную традицию.

Вот, например, сжигают масленицу. Отголоски язычества? Да. Но некоторые ухитряются, записав свои грехи на бумажку и вставив их в определенное место, сжечь вместе с чучелом. Оригинально. Вот сжечь бы страсти свои постом и молитвой! Но это как-то сложнее, не всегда получается. Вот и ищет человек легких путей. Сжег, забыл — и порядок. Это касается, в основном, крещенных людей. Это, наверное, их первый шаг к осознанному Православию.

Но воцерковленные православные христиане знают, что масленица или, как ее еще называют, Сырная седмица, вступающая в свои права с понедельника, это, по сути, подготовительный путь к Великому посту: еще разрешены в употребление молоко и яйца, но уже нельзя вкушать разнообразнейшие мясные изделия. На Сырной седмице в храмах проходят службы, на которых мы подготавливаемся к самому длительному посту с назидательной и душеспасительной молитвой святого Ефрема Сирина, в которой просим Бога ограничить нас от праздности, уныния, желания властвовать и празднословить, просим дать нам дух целомудрия, смиренномудрия, терпения, любви, возможность видеть свои недостатки (грехи) и не осуждать других.

…А тем временем за стенами храма крещеный люд веселится напропалую, будто стремясь наесться, напиться, нагуляться перед Великим постом. Из-за этого искаженного понимания масленицы в конце XVII века патриарх Адриан сократил ее празднование с четырнадцати до семи дней.

В середине седмицы (в среду и пятницу) в храмах не служат литургию. Последний день масленицы — Прощеное воскресенье. В церкви в этот день вспоминают изгнание Адама из рая, а «в народе» — прощаются с зимой. Гаснут масленичные костры. Люди навещают могилы предков и спешат к вечерней службе, чтобы по ее окончании попросить друг у друга прощения, дабы вступить в Великий пост с мирными сердцами. Батюшки, включая и настоятеля храма, выходят на амвон и кланяются земным поклоном, прося друг у друга и у прихожан прощения за все обиды, вольные или невольные, за невнимание, за грехи. А прихожане в свою очередь подходят к священникам, целуют Евангелие и произносят главную просьбу этого дня: «Простите меня, грешного», а в ответ слышат: «Бог простит, и я прощаю». Для некоторых это непривычно, но у всех после этого на душе делается легко-легко. А потом начинается Великий пост — время покаяния, воздержания, самоограничения, усиленной молитвы, доброделания своим ближним и постоянных испытаний. Главное, чтобы наше правильное отношение к масленичной седмице способствовало нашему духовному росту.

Священник Павел Гумеров:

- У многих языческих народов Священник Павел Гумеров:переход от зимнего времени к весне, сопровождался определенными религиозными ритуалами и празднованиями. Так было и на Руси. Переход от зимней спячке к весеннему возрождению знаменовался праздником, который назывался комоедица или масленица.

Церковь далеко не всегда полностью упраздняла народные языческие традиции и праздники, понимая, что просто запретительные меры малоэффективны, но часто замещало языческие праздники христианскими и как бы воцерковляла народные обычаи, придавая им совсем иной смысл. Так было и с радоницей, и с обычаем колядования, и с той же масленицей. Церковь приурочила масленицу к Сырной подготовительной недели перед Великим постом, убрав языческий смысл и заменив его новым христианским содержанием.

Для православных Сырная седмица, масленица — неделя плавного перехода к посту. И даже трапеза, уже лишенная мясных снедей, напоминает нам об этом. Она посвящена воспоминанию о Страшном суде. Во вторник этой седмицы за вечерним богослужением в храмах уже читается молитва преподобного Ефрема Сирина «Господи и Владыко живота моего.», и, конечно, разгул и пьяное веселье абсолютно не совместимы с тем смыслом, который Церковь вкладывает в эту подготовительную неделю. Мы, разумеется, не отрицаем разумное, умеренное веселье на масленицу. Ходим друг к другу в гости, едим блины и копим силы перед постом.

Но, к сожалению, приходится наблюдать, что не все соблюдают меру, а многие проводят Сырную неделю вполне по-язычески. Я не говорю о тех людях, которые не соблюдают пост — для них не существует и понятия подготовки к посту. Они могут сжечь чучело масленицы, а потом с таким же интересом сходить на пасхальный крестный ход. И то и другое, по их мнению, хорошо. Нет, я имею в виду православных церковных людей, которые подчас не задумываются над тем, что на масленую неделю недопустимо буйное веселье, обжорство и пьянство (все эти «излишества нехорошие» недопустимы, впрочем, и в любые другие дни года). К несчастью, очень свойственна нам эта формула: либо все — либо ничего. И, кстати, не только в современной расцерковленной России, но так было и до революции. Не все знали меру и удержа в масленичной гульбе. Как говорил Достоевский, «широк русский человек, я бы сузил». Можно также вспомнить про еще одного персонажа Федора Михайловича — Митю Карамазова, про которого было сказано, что он мог созерцать как бы две бездны: порока и добродетели.

Святитель Тихон Задонский говорил: «Кто проводит масленицу в бесчинствах, тот становится явным ослушником Церкви и показывает себя недостойным самого имени христианина».

Пост — это школа воздержания и умеренности во всем. Мы должны за время Четыредесятницы и других постов научится подчинять стремления своей плоти духу, контролировать свои желания и хотения, чтобы, освоив эту науку, соблюдать разумную меру и воздержание от греха и в повседневной жизни. А если мы после поста даем себе полную свободу, отпускаем вожжи — разговляемся без меры, а потом также неумеренно заговляемся перед новым постом, значит мы так ничему и не научились за время пощения.

Вспоминается один мой знакомый, который очень усердно постился, почти ничего не ел во время первой и Страстной седмиц Великого поста, зато потом мог после Пасхи уйти в запой. И опять получается, что не мы хозяева наших инстинктов и устремлений, а они подчиняют нас себе.

Дай Бог, чтобы грядущий пост хоть немного научил нас воздержанию и послужил пользе духовной и телесной.

Протоиерей Андрей Ткачев Протоиерей Андрей Ткачев(настоятель храма прп. Агапита Печерского в Киеве):

- Человек — существо падшее. Если хочется ему вторгнуться, ворваться в мир духовный, то приведут эти «души прекрасные порывы» вначале не к чистой духовности, а к миру подмен и перевертышей, к подделкам под святость, к миру подкрашенной лжи.

Эта мысль проходит красной нитью через все творения святителя Игнатия (Брянчанинова). Ее он завещал, как одно из настоящих сокровищ, векам грядущим с их умножающейся нищетой и множащимися иллюзиями.

Язычество никогда не умирало «до конца». В мире, где плоть и дух противостоят друг другу, где плоть еще не преображена, язычеству тепло и уютно прятаться в той части жизни, где плоть — безраздельная хозяйка. Ни бедность, ни богатство, ни грубость быта, ни тонкости просвещения язычеству не помеха. Человек с двумя высшими образованиями точно так же способен бежать к «бабке» за магической помощью, как и малообразованный крестьянин. Сумеречное, магическое сознание способно все истолковывать и переиначивать под себя, способно добавлять свою ложку дегтя в любое количества меда, уничтожая ценность последнего.

Это, как мне кажется, касается и масленицы. Праздновать ее в смысле проводов зимы и встречи долгожданного весеннего тепла было не зазорно и в годы государственно-атеистической идеологии. Там речь не шла о подготовке к Великому посту и постепенному отказу от скоромной пищи. Смысл евангельских чтений о блудном сыне, о Страшном суде и Адамовом изгнании не разъяснялся гуляющим массам. Вместо этого как «наше», «родное» преподносились горячие блины и водка, особенно вкусные на морозе, сжигание чучела, звуки гармошки, катанье с горок, женский визг, коньки, бубенцы далекой тройки. — одним словом, все то, что вкладывается в понятие «а-ля рюс» и михалковскую стилистику «Сибирского цирюльника». Да оно и ладно.

Есть в жизни место и время для здорового смеха, шутки и вкусной еды. Только называть это надо своими именами, а не «духовным возрождением» или «возвратом традиций».

Тут и язычество не спит, но проявляет дивную резвость в эпоху информационных технологий. Оно всем желающим предлагает свое видение смысла масленицы с символикой увеличивающегося дня, блинами, по форме напоминающими солнце и проч.

Церковь столетия потратила на воцерковление языческого календаря и народной обрядовости. До конца, как уже было сказано, язычество так и не умерло. Оно теперь в любой момент будет готово, украсив голову в зависимости от сезона то русалочьим венком, то скоморошьей шапкой, явиться на народное гулянье и предложить свой вариант понимания мира. Отражение языческих нападок на историческую Церковь теперь будет одним из если и не самых тяжелых, то самых постоянных занятий церковных апологетов.

Так что над масленицей умничать нечего.

Это недельный период времени, когда мясо уже не естся, а на молочную пищу отменяется пост в среду и пятницу. Это время, когда в среду и пятницу службы в храме совершаются по постовому чину, а литургия не служится. Может в прежние времена для тяжко трудящегося крестьянина это и было время редкого веселья, смешанного с буйством, еды и питья от пуза и кулачного мордобоя. Может в этом и заключалась некая народная терапия для полутемной души уставшего человека. Но сейчас иное время и иные задачи.

Перед смертью не надышишься и перед постом не наешься. Современность и без масленицы шумна. Она, современность, полагает смысл жизни в бегстве от действительности и в непрестанной перемене впечатлений.

Для нас же это должно быть время собирания мыслей вокруг предстоящего поста. А сам пост должен восприниматься как время умной войны за личное бессмертие во Христе, как время воздержания в хлебе и обильного питания «всяким глаголом, исходящим из уст Божиих».

http://www.pravoslavie.ru/jurnal/44 978.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru