Русская линия
Русская линия Владимир Суровцев25.02.2011 

Я удовлетворен тем, чем занимаюсь уже 35 лет

Скульптор В.А. Суровцев В этом году у известного скульптора, народного художника России Владимира Александровича Суровцева двойной юбилей — 60 лет со дня рождения и 35 лет творческой деятельности. На сегодняшний день на счету скульптора более 35 крупных монументальных объектов, 18 из которых установлены за рубежом.
В интервью «Русской линии» Владимир Александрович рассказал об уже завершенных своих проектах и дальнейших творческих планах:

— К числу наиболее известных моих работ относится памятный знак крейсеру «Варяг», открытый три года назад в Шотландии на берегу вблизи затонувшего в результате кораблекрушения в 1925 году крейсера. Эту работу мы делали вместе с архитектором Виктором Пасенко. Совместно с ним трудились и над памятником генералу Скобелеву, который установлен в болгарском городе Плевна. Этой работой я особенно горжусь. Болгарские друзья после открытия памятника сказали: «такое ощущение, что этот памятник у нас стоял всегда» — и это для меня высшая награда. Фотографии памятника войдут в книгу, посвящённую генералу Михаилу Дмитриевичу Скобелеву. Над её созданием в настоящее время трудится группа историков под руководством издателя и предпринимателя Александра Николаевича Алекаева.

Памятник Крейсеру Варяг. Шотландия Ещё одна известная моя работа — это монументальный бюст Министра иностранных дел Российской Империи в 1816—1822 гг. Иоанна Каподистрии в городе Лозанна в Швейцарии. Во Франции наиболее известен памятник эскадрильи Нормандия-Неман. Он установлен в знаменитом аэропорту Ле Бурже.

На кладбище Пер Ла Шез — одном из центральных и уважаемых мемориальных мест Парижа, где похоронены выдающиеся деятели французской мировой культуры, такие как Оноре де Бальзак и Эдит Пиаф, установлен памятник нашим партизанам — участникам движения сопротивления II мировой войны.

В настоящее время вместе с архитектором Владимиром Сягиным мы создаем ещё один мемориал памяти, посвящённый солдатам и офицерам, которые воевали на территории Франции в 1916—1918 годах. Также хотелось бы отметить первый памятник белому офицеру, установленному в новой России (Ростовская область, г. Сальск) георгиевскому кавалеру, герою двух войн — Русско-Японской и Первой Мировой генералу Сергею Леонидовичу Маркову.

А в целом, география моих работ достаточна обширна: от Австралии до Исландии. В Исландии, например, есть памятник арктическим конвоям на месте реального захоронения одного нашего военного моряка. Я искренне счастлив, что мне удается сохранять память о героических солдатах и матросах — наших соотечественниках.

— Какова Ваша точка зрения на проекты православного центра в Париже, которые сейчас обсуждаются?

Я много раз бывал в Париже и трепетно отношусь к этому городу. Тем, кому ещё только предстоит побывать там, очень рекомендую забраться на Эйфелеву башню. Понимаешь, сколь гармоничен город, любуясь на него сверху. Очень интересна невероятная внутренняя структурность этого города. Нужно очень трепетно относиться к возможности что-то создать для этого города, и приятно, что проект такого рода имеет возможность открыто обсуждаться. На мой взгляд, на конкурс представлено много работ, имеющих нестандартные решения — есть и контрастные работы, и эпатажные. Но в данном случае мне кажется очень важным не нарушить эту городскую структурность. Место, где предполагается строительство российского центра, окружено домами XVII — XIX века, и из тех проектов, которые мне довелось видеть, есть вещи немного механические, с попытками перенести российскую культуру на французскую почву. Это конечно тоже имеет смысл, но мне, чисто эстетически, ближе проект, который наиболее гармонично вписывается в реальную среду, а среди представленных проектов есть и такой, это проект архитектора Михаила Филиппова. Он в некоторой степени связан и с российской культурой и гармонично ложится на парижский ландшафт. Создается вещь не на год, не на два, важно, чтобы это здание не походило ни на супермаркет, ни на аквариум, ни на какую-то шкатулку, сувенир или матрешку. Нужно, чтобы в нём была и органика, и современное прочтение, чтобы он попал в канву, в орнамент этого вечного города. Конкурсная комиссия предъявляет очень высокие требования. Я достаточно традиционен в своих взглядах и мне хочется, чтобы было выбрано что-то достойное России: очень крепкое, сильное и в то же время осмысленное. Но главное, чтобы было не хуже пустого места. Хочется, чтобы мы гордились этим духовным центром, этим кусочком нашей родины, чтобы нам не было стыдно за него. Безусловно, важна оценка такой работы специалистами.

— Вы принимали участие в каких-нибудь торжествах в день памяти героев «Варяга»?

Особенность профессии скульптора в том, что он создаёт произведение, а потом оно живёт без него. Имена скульпторов, как правило, не так известны, как имена кинозвезд, деятелей шоу-бизнеса, и такое положение вещей надо принять, внутренне с этим согласиться. В этом, конечно, есть некоторая доля грусти, потому что хотелось бы быть на слуху, хотелось быть приглашённым на мероприятия. Но, с другой стороны, работы, которые мы сделали, всегда с нами. И когда слышишь, например, где-то упоминание о «Варяге», то внутри всегда становится тепло от того, что и ты имеешь отношение к этой теме.

Об этом мало кто знает, но я был причастен к возрождению внимания к крейсеру Варяг. Много лет назад вместе с адмиралом Касатоновым мы привезли в Филадельфию, а именно там строился «Варяг», десять колоколов для храма Андрея Первозванного. Все колокола были именные — один был посвящен знаменитому крейсеру. Колокола предназначались для колокольни, строительство которой идёт до сих пор.

— Какие ваши дальнейшие планы?

Для начала хочется завершить памятник для Парижа — уже заказан камень для постамента, идут переговоры с французской стороной, и мы надеемся, что к концу мая — началу июня этот памятник уже прибудет в Париж. Это памятник русскому экспедиционному корпусу, который будет установлен на парижской площади Канада у Моста Инвалидов.

Я очень горжусь, что мы с сыном за прошлый год сделали 3 достаточно крупные работы. Все они уже выполнены в бронзе. Первая из них — это памятник Александру Трифоновичу Твардовскому в Смоленске, приуроченный к столетию со дня рождения нашего прекрасного поэта. Вторая работа посвящена Константину Константиновичу Рокоссовскому. Это наше творческое предложение для города мы отлили на свои средства и выставим пятого марта на выставке на Манежной площади. Приглашаю всех, кому интересна русская история, прийти на выставку, и в знак уважения к этой легендарной личности положить цветочек к подножию выставочной композиции. Мы хотим организовать публичное обсуждение этого проекта, и вполне возможно, что этот памятник займёт своё место в городской среде, предположительно на бульваре Рокоссовского, хотя есть и другие варианты.

Немного расскажу и о третьей работе, она называется «Гвардеец-победитель». Этот год, как вы знаете, является годом семидесятилетия обороны Москвы, победы наших войск под Москвой, создания советской гвардии. К этой дате мы подготовили совместный проект — солдат и маршал. Если оценка этой работы будет негативная, то она останется в собственности автора. В случае, если всё сложится удачно, мы воздадим память одному из самых выдающихся полководцев нашей армии.

Я искренне благодарен нашему премьер-министру, который нас поддерживает. Мне хотелось бы поблагодарить и всех тех, кто обеспечивает спонсорскую поддержку нашим проектам.

Каждая наша работа посвящена сохранению памяти о доблести, о подвигах, о славе. Иногда западные журналисты интересуются у меня — у вас много хороших станковых работ, вы занимались и формальной скульптурой, почему же вы не делаете современные проекты, почему же не работаете в жанре актуального искусства? У меня на это очень простой ответ — наверное, я смог бы что-то лепить из кефирных бутылочек, из стекляшек, из обрезков, отходов производства, с интересом и с удовольствием делать эти структуры, показывать на разных выставках. Иногда у меня это получалось, и некоторые работы такого плана можно увидеть за рубежом. Но эти перфомансы не сравнить с открытием памятников. Когда мы открываем памятники, на открытие приходят десятки тысяч людей, и потом сотни тысяч смотрят на эти работы. Резонанс от такой деятельности кажется мне мощнее, чем от какого-либо перфоманса, созданного для той или иной коммерческой или некоммерческой выставки. Я удовлетворен тем, чем занимаюсь уже 35 лет. В планах открытие памятника Александру Трифоновичу Твардовскому на Страстном бульваре, как это было задумано, и как это было предложено Главмосархитектурой и поддержано многими общественными деятелями России. Надеюсь я и на открытие памятника Константину Константиновичу Рокоссовскому, и солдату-гвардейцу — победителю.

http://rusk.ru/st.php?idar=46937

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru