Русская линия
Столетие.Ru Борис Кагарлицкий18.02.2011 

Перестаньте копать, господа!
О новой версии федерального государственного образовательного стандарта

После скандала, вызванного публикацией федерального государственного образовательного стандарта — ФГОСа, чиновники вынуждены были дать задний ход. Возмущение распространилось слишком широко, охватив не только оппозиционную интеллектуальную среду, которая и без того недоверчиво относится к любым инициативам власти, но и множество людей совершенно лояльных — ни для кого не секрет, что именно школьные учителя активно привлекаются к организации предвыборных кампаний «Единой России». Против ФГОСа протестовали рабочие и академики, левые и либералы, патриоты и «западники». Инициатива была столь скандальной, что воспринималась любым образованным россиянином, всерьез относящимся к отечественной культуре просто, как издевательство.

Общеобязательными дисциплинами оставались только физкультура, основы безопасности и жизнедеятельности — без этого у нас не выжить, а также непонятная «Россия в мире». О которой неизвестно ничего, кроме того, что многочасовое изучение этого бессвязного предмета чудесным образом должно будет воспитывать у школьников патриотизм. И, в дополнение к этому, еще более загадочный «индивидуальный проект».

К несчастью, в России пока не ликвидирована всеобщая грамотность. А среди людей, умеющих читать, еще сохраняется довольно высокий — хотя и неуклонно снижающийся — процент людей, способных понимать прочитанное. Разразился скандал. Учителя, преподаватели вузов, социологи, теоретики образования — все подняли шум, растревоживший обывателя.

Дискуссия, в отличие от случая с Единым госэкзаменом, явно вышла за пределы узкого круга профессионалов.

Оборона чиновников была построена на нескольких совершенно замечательных пунктах. Критикам, не являвшимся профессионалами в образовании, они говорили, что те, не будучи экспертами, просто не могут разобраться в тонкостях специфического законодательства и нормотворчества — а потому все путают или сознательно передергивают. Напротив, специалистам в области образования отвечали, что они, будучи людьми, находящимися внутри системы, являются лицами заинтересованными, а потому неспособны сформулировать объективную оценку и вообще — отстаивают своекорыстные интересы. Например, учителя русского языка, исходя исключительно из корыстного интереса, настаивают на том, чтобы школьники этот никому не нужный язык все-таки учили. То же — с литературой, математикой, физикой и так далее. Таким образом очевидно, что единственные люди, которые способны сформулировать объективную оценку решения — это чиновники, принимающие данное решение. Ну, или в худшем случае, несколько десятков журналистов и блогеров, это решение поддерживающих.

Вторая линия обороны состояла в том, что авторов ФГОСа и других инициатив «не так поняли». Вообще, тема «непонятливости» прессы и населения у нас становится очень модной. Один из руководителей Российского союза промышленников и предпринимателей Михаил Прохоров объяснял: его неправильно поняли, когда он предлагал вводить 60-часовую рабочую неделю. Помощник президента Аркадий Дворкович жаловался: его не поняли, когда он говорил про отмену студенческих стипендий. Правда, после того, как они дали соответствующие разъяснения, выяснилось, что дело обстоит даже хуже, чем мы думали…

На сей раз по такому же пути пошли и чиновники Министерства образования и науки. Жалобы на «непонятливых» составили значительную часть пропагандистской продукции этого ведомства, вызвав в обществе лишь неприязненное недоумение.

Известный учитель Серей Волков, написавший письмо о ФГОСе, взорвавшее интернет, констатирует: «Людей, подписавших письмо, пытаются обвинить в том, что они не умеют читать тексты. Шесть сотен докторов наук, двадцать академиков — все поголовно не умеют. Хочу напомнить разработчикам стандартов и сочувствующим: умение грамотно и адекватно оформить свои мысли в виде текста — это одна из компетентностей выпускника. При знакомстве со стандартом рождается ощущение, что сами разработчики этим умением не овладели». Разумеется, чиновники отвечали, что есть еще многочисленные позитивные моменты, в тексте стандарта напрямую не отраженные, а потому и не учтенные критиками. Волков недоумевает: «Но извините, а как можно догадаться о том, что в виду имеется, а в тексте не написано? Или написано не по-русски? Я прочел текст проекта стандарта, удивился, задал вопросы разработчикам на их сайте. Ответа не получил».

Беда разработчиков ФГОСа не в том, что их не поняли. Как раз наоборот: к несчастью для них, поняли, и даже слишком хорошо. Получив ФГОС, общество обнаружило то, что на протяжении последних лет было содержанием многочисленных документов, инструкций и политических решений в сфере образования и социальной политики, когда вводили ЕГЭ, когда принимали федеральный закон .83, когда готовили проект закона «Об образовании». Все эти меры представляли собой звенья одной цепи, и даже когда между ними обнаруживались технические противоречия, они легко и гладко укладывались в общую стратегию, направленную на ликвидацию бесплатного общедоступного всестороннего образования. Разница лишь в том, что раньше это делали постепенно, соблюдая некоторое чувство меры и последовательность тактических шагов, а с появлением ФГОСа вся картина предстала перед нами «грубо, зримо».

Общественное возмущение достигло такого градуса, что пришлось отложить принятие нового стандарта, назначенное на 15 февраля. Вместо этого в означенный день на сайте министерства вывесили новую версию, сделанную «с учетом критики».

Единственное отличие «нового» варианта от старого — это появление в качестве общеобязательного предмета некой «русской словесности» или филологии. Что, в некотором смысле, даже ухудшает дело.

Вместо двух предметов с четкими, ясными задачами — русский язык (обучение правописанию, грамматике и правильной работе с родной речью) и литература (изучение культурного наследия русских и, в некоторых случаях, зарубежных классических писателей), нам предлагают некий «интегрированный курс», где будет всего понемногу. В остальном новый стандарт представляет собой техническую редакцию старого. Очень показательный пример того, как в Минобрнауки учитывают критику.

Некоторое время назад, когда первый ФГОС был только обнародован, некоторые аналитики подозревали, что нарочито бестолковый и хамский документ специально предложили публике, чтобы отвлечь ее внимание от менее скандальных, но не менее опасных законов — ФЗ-83 и «Об образовании». Действительно, спор переместился с анализа законопроекта «Об образовании» на обсуждение ФГОСа, что давало основание подозревать, будто мы имеем дело с тактическим отвлекающим маневром. Стандарт отзовут, порадуют публику, а закон, тем временем, с минимальными поправками примут. Однако события последних дней свидетельствуют: дело обстоит не так. Между новым стандартом и законопроектом существует прямая связь. Стандарт как раз направлен на то, чтобы практически реализовать принципы, заложенные в законе, а потому их проталкивают одновременно и с равным упорством.

Остается лишь вопрос: к чему стремятся придти авторы всех этих законов и стандартов?

Если кто-то полагает, будто население, став под воздействием образовательной реформы тупым и диким, не будет бунтовать, то они глубоко ошибаются. Бунтовать все равно будут, только тупо и дико.

Кстати, с точки зрения интересов правящего класса еще неизвестно, что лучше. Цивилизованные народы своих проштрафившихся правителей отправляют в отставку или в худшем случае — за решетку. Менее цивилизованные — разрывают на части или сажают на кол, в лучшем случае расстреливают. Нас явно хотят сделать менее цивилизованными, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Что ж, как говорится у великого Мольера, «ты этого хотел, Жорж Данден"…

Впрочем, ни закон, ни стандарт еще не приняты, следовательно, борьба продолжается. Остается шанс, и отнюдь не маленький, что гражданская активность общества окажется достаточной для того, чтобы остановить принятие антиобразовательных законов и стандартов. Заодно — заставить чиновников задуматься о том, где у нашего народа проходит граница терпения, и не находятся ли они от этого рубежа в опасной близости.

Что касается содержательной дискуссии об образовании, то она еще предстоит. Но эта дискуссия не имеет ничего общего с обсуждением вредительских проектов Минобрнауки. Да, систему надо менять, но не только и не столько в сфере образования. Тем не менее, в краткосрочной перспективе важнейший вопрос нашей общественной жизни в том, чтобы просто остановить принятие ФГОСа, не допустить катастрофы.

Похоже, борьба за будущее образования становится важнейшим политическим вопросом нашей жизни.

У американцев есть назидательная рекомендация в ответ на вопрос, что делать, если ты оказался в глубокой яме. Прежде всего — перестать копать. Перестаньте копать, господа! А там уж мы разберемся, как из вырытой вами ямы выкарабкиваться.

http://www.stoletie.ru/tekuschiiy_moment/perestante_kopat_gospoda_2011−02−17.htm

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  

  Борис Вячеславович    22.02.2011 13:44
Пора наверно вернуть такое понятие как "враг Народа"
и гвоздить оным иуд, типа министра "образования"
мистеров фурсенко

Страницы: | 1 |

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru