Русская линия
Татьянин деньПротоиерей Владислав Цыпин11.02.2011 

Вся правда о новомучениках — это вопрос времени.

2 февраля Архиерейский Собор принял документ «О мерах по сохранению памяти новомучеников, исповедников и всех невинно от богоборцев в годы гонений пострадавших». Протоиерей Владислав ЦыпинПротоиерей Владислав Цыпин, член Комиссии по канонизации святых, профессор МДАиС, прокомментировал некоторые положения этого документа.

 — Отец Владислав, на прошедшем Архиерейском Соборе был принят документ «О мерах по сохранению памяти новомучеников, исповедников и всех невинно от богоборцев в годы гонений пострадавших». Какие из положений этого документа кажутся Вам наиболее важными и интересными? Что в документе является принципиально новым?

- На мой взгляд, постановление о посвящении храмов и часовен памяти новомученикам по-прежнему актуально и важно. На Соборе впервые прозвучало предложение именовать в календаре мучеников по месту подвига, по кафедре или по фамилии. А призыв в конце документа подражать новомученикам в стойкости и верности в мире, удаляющемся от Христа, — это не просто красивая фраза, это духовное наставление всем верным чадам Церкви.

— В документе говорится о том, что «епархиальным богослужебным комиссиям надлежит усилить работу над составлением служб новомученикам и исповедникам, служившим или пострадавшим в данной епархии, и представлять их на рецензирование в Синодальную богослужебную комиссию». Кто будет составлять сами службы? Разве возможно написать богослужебный текст «на заказ»?

- Составлять эти службы будут Богослужебные епархиальные комиссии. А уж каким образом они будут работать — коллегиально или поручив это тому, у кого есть соответствующий дар, а затем редактируя, — это по-разному может быть устроено. Но, как правило, службы и составляются «по заказу», а не по вдохновению, посещающему кого-либо из православных христиан. Так оно и было, например, в Синодальный период: когда готовилась канонизация, параллельно составлялась служба святому, или сразу после канонизации «поступал заказ» за написание службы.

 — Как предполагается решать проблему литургического почитания новомучеников, имея в виду их большое количество и малое число составленных им служб, с одной стороны, и непростые проблемы соединения их памяти с памятью древних святых, с другой?

- Конечно, лучше, чтобы были службы, посвященные конкретному святому, но за отсутствием таковых — и это уже сложившаяся традиция — используется общая минея, где размещены службы разным чинам святых, разным ликам святости: священномученикам, преподобномученикам, исповедникам. Если совершается служба новомученику, а она должна совершаться там, где он пострадал, или там, где он совершал служение, и при этом нет написанной ему службы, то за основу берется служба из общей минеи. В ее тексте будет прославляться не конкретный святой, а данный «вид святости». Новомучеников, действительно, много. Если открыть календарь, мы видим, что практически на каждый день приходится память какого-либо новопрославленного святого. Но службы им совершаются редко. Наверно, невозможно совершать службы всем им во всех храмах. Во всех храмах нужно праздновать лишь избранных из них — как в случае со священномучеником Вениамином, митрополитом Петроградским, например, а остальных поминать соборно. А вот память святых, известных в своих епархиях, очень хорошо и правильно было бы совершать во всех храмах епархии — если речь идет об архиерее, или в приходах или монастырях — если речь идет о святых, известных в какой-то местности. Что касается соединения служб, то Типикон предусматривает такую возможность: соединения памяти древнего святого с памятью новопрославленного святого, и здесь не должно возникнуть проблем.

 — В документе рекомендуется «продолжить диалог с государством о возможности законодательных или административных способов обеспечения доступа уполномоченных представителей Церкви к соответствующим архивам, при условии соблюдения законных требований неразглашения сведений о личной жизни граждан». Как сейчас строится работа с архивами? Что уже достигнуто?

- Без сотрудничества с архивными работниками, хранителями архивов наша деятельность невозможна. Работа в этом направлении ведется, нужные нам документы более или менее доступны. Как правило, это они архивы спецслужб, и так просто они не выдаются, на их просмотр необходимо получить разрешение. Копировать также можно не все. Ограничения, которые устанавливают архивы, касаются не защиты репутации следственных и судебных органов, ведь и так понятно, что там было много преступного, этот факт уже никто не пытается упрятать. А были другие лица, которые в них фигурируют, и причем в неблаговидном виде. К примеру, свидетели обвинения, информаторы. Мало кто из них может быть жив на сегодняшний день, но у них есть дети, внуки, и их интересы государство защищает. Есть такое понятие — «охрана прав граждан, которые могли бы быть скомпроментированы публикацией архивных документов». Таким образом, посторонние лица, принимавшие, однако, непосредственное участие в судьбе репрессированных, остаются под охраной государственной тайны. И поэтому документы попадают к нам с какими-то купюрами. И все же в перспективе возможно улучшение ситуации. На этот счет есть особое законодательное положение: через 75 лет после кончины человека его репутация уже более не охраняется. Это уже не факт личной жизи, а факт истории. Тогда архивные документы, как бы они ни выставляли это лицо, могут публиковаться. Даже самые потаенные уголки истории 18 века уже для всех открыты. А если мы говорим о репрессиях 30-х годов, со времени кончины этих людей чаще всего 75 лет еще не прошло. Так что вопрос открытия архивов — это теперь вопрос времени.

 — В документе упоминаются и новомученики, и «все невинно от богоборцев в годы гонений пострадавшие». В чем будет заключаться церковное поминовение жертв репрессий? Будет ли учрежден день особого поминовения этих усопших (подобно дню поминовения погибших в годы Великой Отечественной войны)?

- Это решение обращено скорее к обществу, чем к Церкви. Церковное поминовение христиан — не новомучеников, но пострадавших от репрессий — может быть как персональное, так и общецерковное — через требы. Но для тех, кто пал жертвой репрессий, не принадлежа при этом к Церкви, речи о поминовении не может идти. Церковное поминовение лиц, не принадлежавших к Церкви, невозможно, и здесь никаких поправок быть не может. В соответствующем пункте документа выражено скорее уважение к жертвам репрессий и пожелание принимать какие-то общественные, государственные меры — акции, которые бы способствовали увековечению памяти пострадавших в те годы, чем стремление каким-то образом изменить церковную практику поминовения усопших.

 — В документе говорится и о том, что «целесообразно сформулировать предложения об объективном отражении темы новомучеников и исповедников в современных учебниках истории». Как можно рассказывать о новомучениках в школе? Не вызовет ли это общественный протест, как было с «Основами православной культуры»?

- Здесь даже меньше оснований для возражений, чем было при попытке ввести предмет «Основы православной культуры». Мы говорим о факте имевших место репрессий. Это необходимо молодому поколению просто для объективного знания истории — независимо от того, является ли школа церковно ориентированной, или это обычная средняя школа. И о том факте, что среди пострадавших и репрессированных было много священнослужителей и просто православных христиан. Это не значит, что школьники, не принадлежащие к Православной Церкви, должны из таких уроков выносить убеждение об их святости. Мы считаем, что рассказ о новомучениках даст школьнику, независимо от его принадлежности к определенной конфессии, более объективное представление об исторических фактах, чем дают современные школьные учебники.

Беседовала Дарья Куликова

http://www.taday.ru/text/879 301.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru