Русская линия
Православие и современностьМитрополит Саратовский и Вольский Лонгин (Корчагин)09.02.2011 

Епископ Саратовский и Вольский Лонгин: «Все принятые решения направлены на укрепление соборного начала в жизни Церкви»

2−4 февраля 2011 года в Москве, в кафедральном соборном Храме Христа Спасителя проходил Архиерейский Собор Русской Православной Церкви. О работе Собора и его важнейших решениях по просьбе редакции портала «Православие и современность» рассказывает Епископ Саратовский и Вольский Лонгин.

Состоявшийся Архиерейский Собор в лучшую сторону отличается от предыдущих, тех, в которых я принимал участие, начиная с 2004 г. Он был замечательно подготовлен и именно поэтому стал очень плодотворным: за относительно короткое время (Собор работал 3 дня) ему удалось обсудить и принять множество серьезных и хорошо проработанных документов. Это произошло во многом благодаря работе нового органа — Межсоборного присутствия, которая была чрезвычайно содержательной и активной. Проходили откровенные дискуссии, в том числе и в Интернете, на пленуме присутствия некоторые соборные документы претерпели значительные изменения. Очень активным было обсуждение и на самом Архиерейском Соборе.

Одним из самых необходимых решений Собора стало принятие «Временного положения о материальной и социальной поддержке священнослужителей, церковнослужителей и работников религиозных организаций Русской Православной Церкви, а также членов их семей». Мне не хотелось бы, чтобы у кого-то сложилось впечатление, что до принятия этого документа такой поддержки не оказывалось. Я уверен, что в большинстве епархий эта проблема решалась. В частности, в Саратовской епархии большая часть сельского духовенства получает зарплату от епархиального управления. Мы помогали и помогаем духовенству, ушедшему на покой или почисленному за штат по болезни, а также вдовам священнослужителей. В то же время, принятие такого документа ставит этот вопрос на формальную основу, и если где-то все же забывали о необходимости социальной помощи семьям духовенства, то теперь она станет обязательной: решение Собора должно исполняться неукоснительно во всех епархиях.

Очень важным я считаю документ «О мерах по сохранению памяти новомучеников, исповедников и всех невинно от богоборцев в годы гонений пострадавших». Люди, пришедшие в Церковь в советские годы, думаю, помнят, какой болью была для всех нас невозможность почитания их памяти в то время. Я думаю, вынужденная «фигура умолчания» в отношении новомучеников и сегодня тяжелым камнем лежит на душах тех людей, которые жили в условиях, диктовавшиеся богоборческим государством. С какой радостью все мы восприняли возможность открыто говорить о людях, которые являются не просто примером для нас, а составляют славу Русской Церкви, плод ее тысячелетнего существования в русском народе! Наверное, каждый сознательный православный христианин понимает, сколь многим мы обязаны нашим новомученикам: не только Церковь, но и весь наш народ обязаны им своим свободным существованием. Однако сегодня мы видим, что почитание новомучеников в нашем народе далеко не соответствует тому, каким оно должно быть. Никто не оспаривает величие их подвига, и в то же время святые новомученики и исповедники далеко не так известны нашему народу и не так почитаемы, как, скажем, блаженная Матрона Московская; для очень многих церковных людей их жития не служат источником вдохновения в христианской жизни в той мере, как это могло бы быть.

Меры, предложенные Собором, призваны ликвидировать этот неестественный перекос церковного сознания, актуализировать память церковного народа, обратить ее к тому примеру, который подали всем нам исповедники веры — примеру стойкости, верности Христу и Его Церкви. В определении Собора говорится и о богослужебных, литургических формах почитания памяти новомучеников, и о возведении новых храмов, часовен в их честь, и о намерении Церкви инициировать создание художественных произведений об их подвиге. В частности, у нас в епархии, в городе Вольске, где во время гонений в тюрьмах содержалось множество наших новомучеников, на территории воссозданного Троицкого собора будет установлен памятник всем, претерпевшим гонения, пострадавшим за веру в ХХ столетии — духовенству и мирянам, исповедникам нашей Саратовской земли.

Очень важными видятся определения Собора «Общественная деятельность православных христиан» и «Практика заявлений и действий иерархов, духовенства, монашествующих и мирян во время предвыборных кампаний. Проблема выдвижения духовенством своих кандидатур на выборах». Если раньше часто возникали вопросы — что подразумевать под общественной деятельностью, в чем ее смысл для христианина, что допустимо, а что нет — то теперь, благодаря этим документам, очень четко расставлены «точки над i». Вновь подтверждено главное правило: мы, христиане, не занимаемся политической борьбой в том виде, в каком она ведется в современном мире, но, тем не менее, в определенных ситуациях мы не только можем, но и должны высказывать свою точку зрения на происходящее. По решению Собора священнослужители получают право представлять свои кандидатуры на выборах в органы власти — с благословения Священного Синода и только в особых случаях, когда это действительно необходимо. В частности, такая ситуация уже много лет существует на Украине.

Очень актуален и такой документ: «Отношение Русской Православной Церкви к намеренному публичному богохульству и клевете в адрес Церкви». Мы знаем, что сегодня есть много людей, которые считают борьбу с Православием своей жизненной задачей. Мы видим это по их открытым выступлениям в прессе, в интернете. В самом этом факте нет ничего удивительного, потому что разделение, которое сегодня происходит в обществе, предсказано в Священном Писании. О нашем времени Господь сказал: Неправедный пусть еще делает неправду; нечистый пусть еще сквернится; праведный да творит правду еще, и святый да освящается еще (Откр. 22, 11).

Однако общецерковное суждение о том, как мы должны реагировать на злословие в адрес Церкви, было необходимо, потому что есть разные точки зрения на этот счет: кто-то считает, что на подобные вещи вообще не надо обращать внимания, кто-то призывает к достаточно резким ответам. В определении Собора даны четкие рекомендации: в случаях прямой диффамации (унижения человеческого достоинства), клеветы мы должны отвечать — спокойно, сдержанно и обдуманно. Кстати, в этом определении очень четко проводятся границы между богохульством, клеветой — и критикой, которая не только допустима, но и необходима для Церкви, для ее человеческой составляющей. Церковь — Богочеловеческий организм. Люди, служащие Церкви, не могут считать себя «недостижимыми» для обоснованной критики в свой адрес, наоборот, должны прислушиваться к ней. Но в случае клеветы на саму Церковь и публичного богохульства — могут и должны давать недоброжелателям адекватный взвешенный ответ.

Одно из решений прошедшего Собора — о том, что теперь Архиерейский Собор как высший орган церковного управления будет собираться раз в 2 года (по Уставу это должно происходить не реже, чем раз в 4 года). Кроме того, будут созываться Архиерейские совещания во главе со Святейшим Патриархом по тем или иным вопросам. Эти решения направлены на укрепление соборного начала в жизни Церкви, и, безусловно, они послужат ей во благо. Темп нашей жизни ускоряется, растет в геометрической прогрессии количество вопросов, которые нуждаются в соборном обсуждении, поэтому естественно, что и Соборы будут проходить чаще.

Одной из самых серьезных и застарелых проблем нашей церковной жизни является то, что наличие в ней многих «болевых точек» часто просто не признавалось. Проблемы имели свойство накапливаться и прорываться самым неожиданным образом. В качестве исторического примера можно привести движение обновленчества в ХХ веке. Обновленцы стремились дать ответ на действительно остро стоявшие вопросы церковной жизни — но делали это очень поспешно, скороспело, непродуманно, связав это все большой долей политиканства. Эти действия обновленцев вызвали реакцию отторжения в церковном народе, и в результате возникла другая крайность: на многие десятилетия в церковной жизни было наложено табу на любое обсуждение, даже на признание того, что у нас есть проблемы, которые требуют своего решения. Это касалось всего — и богослужения, и богослужебного языка, и вопросов церковного управления, и социального служения Церкви, и многого другого. И если нам удастся наладить спокойное и взвешенное обсуждение этих проблем, при котором будут выслушаны все — и правые, и левые, если будет сделана действительно честная попытка найти компромисс ради всеобщего блага — тогда нам удастся сделать для Церкви много доброго.

Дай Бог, чтобы были найдены и пути решения нашей основной проблемы, которая, на мой взгляд, является проблемой общецерковной, — проблемы исполнительской дисциплины. Ведь принятие даже самых правильных решений — это только начало большого пути. Есть немало объективных, и субъективных причин, по которым зачастую самые хорошие решения остаются только на бумаге. Документы, принятые Собором — для нас остро актуальны, очень важны для церковной жизни, и теперь следует постараться провести их в жизнь.

Записала Наталья Горенок

http://www.eparhia-saratov.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=56 397&Itemid=3

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru