Русская линия
Северный Кавказ Б. Прохоров13.02.2004 

Скандал на фоне минарета

Не против Аллаха, а против Москвы протестовало ставропольское казачество Улица Морозова, 12. Это самый центр Ставрополя. Плотная жилая застройка, магазины, ресторан, школа. Рядом здание крайтеатра, центральный сквер, Белый дом. На этом фоне скромное здание мечети выделяется разве что вычурностью да минаретом. Однако именно вокруг него вот уже десять лет кипят весьма опасные страсти. Несмотря на шквальный ветер очередной митинг возле мечети был многолюдным. Инициатором акции протеста выступило ставропольское казачье войско. Их, воинственно настроенных казаков, было немало. Но над их папахами реяли не казачьи хоругви, а красные флаги с эмблемой и надписью: «Россия-Труд-Народовластие-Социализм-КПРФ». Почин казаков поддержали и некоторые другие политические партии: «Трудовая Россия» Ампилова, «Родина» Глазьева. Правда, ни «яблочников», ни «единороссов» замечено не было. Их с успехом восполняли пенсионеры, студенты и просто зеваки. Митинг — как сопровождение заседания арбитражного суда, который должен был рассматривать иск мусульманского общества и духовного управления Карачаево-Черкесии к министерству имущественных отношений и к министерству культуры края по передаче им здания мечети. Однако, странное дело: большинство лозунгов было направлено против столицы! «Москва, ставропольцы сами решат, где строить мечеть», «Москва, не диктуй свои условия ставропольчанам», ну и так далее.

В чем тут дело? Вопрос, конечно, интересный. Корни его уходят почти на сто лет назад. В 1915-м году, когда Ставрополь был еще заштатным городишком с населением в 10−15 тысяч, мечеть была нужна торговцам-мусульманам, которые приезжали торговать на здешние пышные ярмарки. Первый взнос для почина сделали ногайцы и туркмены, последний — в тысячу рублей — внесла царская семья. А большую часть денег собирали ставропольцы всем миром. Ярмарки кормили город.

Аллах почему-то сразу отвернулся от торговой мечети. В ней даже ни разу не удалось совершить намаз. Ни разу муэдзин не кричал с ее минарета. Едва закончили строительство, грянула революция и все последующие события. Какие уж тут ярмарки, какие торговые гости? Здание пустовало тридцать лет, пока наконец власти не приспособили его под картинную галерею народного художника Павла Гречишкина. В этом ранге оно и существовало вот уже двадцать лет. Но десять лет назад Ельцин подписал Указ о передаче культовых зданий культовым объединениям. Как и большинство указов нашего непредсказуемого, он был чреват последствиями. Например, духовенство КЧР, которое к этой мечети ни сном, ни духом отношения не имеет, потребовало ее отдать! Ставропольские мусульмане, ногайцы и туркмены, коих на Ставрополье большинство, высказываются категорически против передачи здания, ибо хотят от Духовного управления Карачаево-Черкесии и вовсе отделиться. Уж если отдавать мечеть, то им, а не карачаевцам. А главное — жители краевого центра! Какой христианин захочет просыпаться под крики муэдзина? Кому понравится, если на тесную улочку и во дворы будут съезжаться инаковерцы со всей округи? Наконец, куда девать галерею народного художника?

До всех этих вопросов Духовному управлению мусульман Карачаево-Черкесии дела нет. Раз был такой ельцинский указ, требуем отдать. О том, что в самой республике множество христианских храмов с тысячелетней историей используются как загоны для скота, разумеется, никто не вспоминает.

Конфликт вокруг мечети не религиозный и даже не имущественный. Он нравственный. Если есть законный повод еще раз плюнуть в душу России, в душу казачества, то почему бы им не воспользоваться независимой республике? И это вполне удалось. Митинг кипел национальными страстями.

— Это историческое достояние русского народа! Если нужна мечеть, пусть строят в другом месте! Им предлагали аж четыре других площадки. Те, кто на этом настаивает, хотят создать «горячую точку» в центре Ставрополя.

— Мы ни в коей мере не выступаем против мусульман и их законного права иметь мечеть. Но именно там, на Морозова, ей находиться невозможно, — эмоционально разъяснял атаман Дмитрий Логвин позицию казачества. Начальник отдела Совета безопасности края Василий Шнюков и заместитель главы города Николай Жуков поддержали требования митингующих. Все выступавшие оценили судебные иски и столичный прессинг как провокацию, способную разрушить очень хрупкое равновесие в межнациональной ситуации на Ставрополье. Кому-то в Москве выгодно дестабилизировать обстановку в городе. А исполнение «заветов Ельцина» это гарантирует. Причем последствия этой дестабилизации могут быть страшные. В толпе высказывались радикальные предложения разобрать мечеть «ко всем чертям по камешку». Но ведь это памятник архитектуры. В толпе были единодушны:

— Мы уважаем религиозные чувства мусульман, мы готовы жить в мире со всеми. Но со своим уставом в чужой монастырь лезть не надо. Из резолюции митинга протеста: «На фоне притеснения русских людей в других северо-кавказских республиках мы расцениваем усиленно лоббируемые требования передачи здания мечети как политическую провокацию. В центре Ставрополя может возникнуть очаг этнической нестабильности и противостояния русских и мусульман. Именно этого и добиваются инициаторы передачи здания». Эмоции захлестывали выступающих: русский народ уничтожается, вспомните фамилии олигархов! Кто заправляет имуществом России, кто управляет культурой? Приходили к выводам, что теперь идет наступление на Православие. Резолюцию митинга было предложено направить в правительство РФ, чтобы там поняли истинное положение дел и своими действиями не сталкивали людей.

Между тем арбитражный суд Ставропольского края пришел к выводу, что неправомочен выносить решение по делу о передаче здания мечети Духовному управлению мусульман Карачаево — Черкесии. И сделал это довольно ловко.

— Нет ли у вас другой цели, кроме как использовать мечеть для богослужений? — обратился судья к представителю истца. — Какие-нибудь коммерческие цели вы преследуете?

— Нет, абсолютно никаких.

— Тогда почему за вас ратует Минимущества?

— Если бы вы хотели открыть там фабрику по пошиву одежды, тогда да, наш вопрос, — объяснил председатель коллегии представителю общества мусульман. — Но вы просите мечеть для совершения богослужений и других религиозных обрядов и церемоний. Это не к нам. Производство по делу прекращено.

Однако имам мусульман г. Ставрополя Расул Ижаев недоволен: «Мы не для этого судились полгода, все должны действовать по закону. Будем думать, что дальше делать».


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru