Русская линия
Православие в УкраинеИгумен Валериан (Головченко),
Валерий Свистун
13.02.2004 

ГПУ-НКВД делало все, чтобы о «ненужном» человеке не осталось никакого воспоминания
Интервью настоятеля храма Новомучеников и Исповедников на Лукьяновском кладбище Киева игумена Валериана (Головченко)

Лукьяновское кладбище — одно из наиболее известных мест расстрелов киевского православного духовенства, совершенных атеистической властью в предвоенные годы. По свидетельствам очевидцев, овраг, находившейся на его окраине, был полностью заполнен телами священнослужителей и мирян, расстрелянных в Лукьяновской тюрьме. Сегодня на месте массового захоронения построен православный храм в честь новомучеников и исповедников. Настоятель общины игумен Валериан (Головченко) в течение нескольких лет активно занимается агиографическими исследованиями судеб репрессированных.

— Отец Валериан, что заставило вас заняться судьбами невинно убиенных киевских священнослужителей?

— Подобные исследования — это мой пастырский долг. Из всех новомучеников и исповедников в числе первых в нашем приходе почитается митрополит Константин (Дьяков). Он похороненный рядом с церковью, что на Лукьяновском кладбище. Ощущение в этом маленьком, холодном и бедном храме при молитве особенное. Здесь часто приходят на сердце библейские слова «сними обувь твою с ног твоих, ибо место, на котором ты стоишь, есть земля святая» (Исх. 3; 5). Это и есть, наверное, то само ощущение, которое испытывали первые христиане, служа в римских катакомбах. Это место захоронения мучеников!

— Насколько актуальной сегодня является тема церковных гонений прошлого века?

— Необходимо создать мартиролог пострадавших священнослужителей столицы. Сегодняшняя историческая наука довольно спекулятивна. Она была тенденциозна и в советское время, только теперь двигается в другую сторону. Тот, кто бегал с трезубцем в руках, — настоящий герой. Вот наглядный пример. Когда говорят о мученическом подвиге украинского духовенства, почему-то вспоминают только униатов. Хотя
в Киеве православных священнослужителей репрессировано больше, чем во всей Греко-католической церкви.

Существует немало так называемых «спецобъектов», на которые можно наткнуться лишь случайно. Многие документы уничтожены, поэтому очень сложно отыскивать места расстрелов. ГПУ-НКВД делало все, чтобы человек не только исчез, но чтобы о нем не осталось даже воспоминаний. Даже место на Лукьяновском кладбище нашли случайно: остались следы массовых расстрелов, которые атеистам-безбожникам не удалось замести. В коллективной могиле, где похоронен священномученик Константин, покоятся не только священнослужители, но и миряне.

На сегодняшний день в Украине имеется значительный потенциал для проведения серьезных исследований в данной области. В качестве примера уместно назвать труды священника Николая Доценко, который изучает жития новомучеников Крымского региона. Существует немало начинаний в этой области. А кто владеет информацией, тот владеет ситуацией. Было бы неплохо создать интернет-мартиролог, куда бы оперативно вносилась информация о репрессированных священнослужителях. Благодаря этому удастся систематизировать все материалы, которые относятся к данной теме, и удовлетворить запросы исследователей и простых людей. Интернет-сайт, как мне кажется, объединит общие усилия церковных и светских историков в деле восстановления исторической справедливости.

— Насколько тяжелым было положение Церкви в Киеве во времена сталинских гонений?

— На Киевщине в 1935 году существовало 170 православных общин, в распоряжении которых находилось 70 храмов, в то время как под склады зерна использовались более ста церквей. Спустя два года осталось 11 общин. Верующие Киева имели возможность молиться лишь в четырех храмах. Исходя из этого, напрашивается вывод, что 1937 год был самым трагическим для православных христиан.

— Митрополит Константин (Дьяков), похороненный возле храма в честь новомучеников и исповедников, является наиболее известным новомучеником Киева…

— Трагическая и благочестивая жизнь митрополита Константина — это крестный путь настоящего православного пастыря. Еще в 1927 году, принимая епископский сан, он четко осознавал, на что идет. После назначения на должность Экзарха Украины, 29 марта 1935 года, владыка приезжает в Киев. 16 сентября 1937 года священномученик был арестован во время богослужения в Свято-Покровской церкви на Соломенке, которая тогда исполняла функции кафедрального собора. Вместе с ним арестовали отца Александра Глаголева и протодиакона Сергия Лемисова — они были объявлены членами контрреволюционной «фашистской организации церковников-тихоновцев».
В уголовном деле митрополита-мученика находим заметку о том, что 10 ноября он умер на допросе. Запись сделана помощником начальника Лукьяновской тюрьмы лейтенантом Перцовым. После вскрытия у экзарха «обнаружили» склероз сосудов. В действительности его просто замучили во время допроса.

Супруга известного киевского протодиакона Людмила Яковлевна Лемисова рассказывает, что на подробный запрос о муже ей ответили, что он выслан на 25 лет без права переписки. Большинство исследователей сходится во мнении, что тело замученного митрополита и всех его сподвижников просто выбросили в овраг. За похоронами священника Александра Глаголева наблюдал его сын отец Алексий. Это место он видел издали — приблизительно с десяти метров. Внучка и правнучка отца Александра говорили, что расположение его могилы условно.

— В последнее время что-то стали много говорить об этой могиле…

— По данным архивов, эта расстрельная яма наполнялась с августа 1937 года по февраль 1938, то есть ее постоянно докапывали и расширяли. Ее современное месторасположение — 45-й участок Лукьяновского кладбища. Там покоятся тела многих священников, арестованных в 1937 году. В те времена там был пустырь, на котором не позволяли хоронить, так как здесь якобы находится чумной могильник. Покойников, умерших от этой болезни, просто сжигали. После смерти Сталина «сверху» пришло разрешение хоронить на этом участке. Когда стали рыть могилы, откапывая человеческие тела, у людей возник вполне логичный вопрос: «Что же это за разновидность чумы, которая оставляет дырки в голове?», на что чиновники ответили: «Массовые расстрелы — дело фашистов».

— Остались ли свидетельства о тех, кто принимал участие в расстрелах?

— Вы знаете, эти вещи тогда никто не документировал. Но не следует забывать, что могилы копали фронтовики, которые хорошо разбирались в оружии. Натыкаясь на очередные захоронения, они приходили в недоумение. Девятимиллиметровая пуля от «Маузера» или «Парабеллума» при выстреле впритык сносит пол черепа, потому что человек в большей степени состоит из воды, а вода очень слабо сжимается. Здесь же находили только дырку в затылке чуть больше 7 миллиметров. Это пули, которые в листе бумаги оставляют дырку радиусом 7,62 мм. Поскольку кости живого человека достаточно упруги, то отверстие получалось чуть меньше. О том, что выстрел был сделан в упор, косвенно свидетельствуют и костные гематомы. Опять же — на сырой кости, при динамическом ударе (в данном случае выстреле в упор) возникает опухоль. Все это присутствовало в останках смертников. Некоторые пули выходили навылет, а какие-то оставались.

— Отец Валериан, ходят противоречивые слухи о местонахождения мощей и самом захоронении митрополита Константина…

— Известно, что матушка отца Сергия Лемисова — свидетельница тех страшных событий — завещала похоронить себя рядом с могилой священномученика Константина. Также существует благочестивое предание о том, что некий дедушка-извозчик достойно перехоронил митрополита. Но я не могу согласиться с этим. В одно время группа православного духовенства Киева хотела совершить обретение мощей. Я имел возможность увидеть, что находилось в одной из могил.

Священники с приготовленной ракой собрались в храме и, помолившись, стали прокапывать шурф, в надежде отыскать мощи. Но человеческие тела (неотделимые один от другого на глубине 7,5 метра) лежат там даже не штабелями, а просто насыпью. На месте этого креста плотность захоронения — три человека на квадратный метр. Мы нашли три «непростреленные» черепа (поскольку священномученик не был расстрелян). Ни один из них — а мы проводили собственную судебно-медицинскую экспертизу, не принадлежал владыке Константину. Все останки были перезахоронены в том же месте. На основании имеющихся данных, я могу сказать, что среди тех, чьи тела находятся под памятником, священномученика Константина нет. Но он, несомненно, похоронен в этой яме радиусом 30 метров. Поскольку в верхних слоях земли после смерти Сталина находятся послевоенные гражданские захоронения, мы не решились продолжать наши поиски. Во исполнение решения Собора 2000 года поиск мощей святителя Константина был прекращен.

— Как в наши дни верующие и общественность столицы относятся к месту скорби, которое находится возле вашего храма?

— В этом году мы завершили работы по строительству памятника на этом месте, который, мы верим, запечатлеет память современников о невинно убиенных священнослужителях. Он представляет собой камень в виде аналоя, на котором находится возвышение — Голгофа. Все это венчается крестом, сделанным из тюремной решетки с терновым венцом. Вместо виноградной лозы — крест, обвитый колючей проволокой. Памятник символически отображает боль и страдания тех страшных дней. На идею создания скорбного монумента откликнулось много жертвователей и меценатов. Все это свидетельствует о том, что кровь новомучеников, по изречению Тертуллиана, и в наши дни действительно стала семенем христиан, от которого произошло целое поколение верующих, которые помнят о достойных подражаниях предшественников.

— Какие мысли навевают знания о страданиях, перенесенных людьми в годы атеистических гонений?

— Я считаю, что, смотря на страдания наших новомучеников, отдавших свою жизнь за Христа, каждый человек должен осознать, что нужно знать и любить свою веру, относиться к ней не формально и быть христианином не по названию. Человек, для которого вера не просто страничка национальной культуры, но духовная основа всей его жизни, имеет ответ на все вопросы, многие вещи становятся для него гораздо понятнее. Это, наверное, очень важно для каждого, потому что в земной жизни нам действительно есть, в чем разобраться. И, в первую очередь, в этом деле наиболее важна молитвенная связь с ними. Наши святые мученики и прославленные, и еще не прославленные, ведомые и неведомые, молятся о нас. А мы должны обращаться к ним как к духовным покровителям с просьбой ниспослания милости Божией помощи.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru