Русская линия
ИзвестияПротодиакон Андрей Кураев13.02.2004 

Диакон Андрей Кураев: «Святой Валентин — наш православный святой»

Вот уже десять лет, как в середине февраля в церковной периодике и в приходских проповедях появляется особая тема: тема предостережения от празднования Дня святого Валентина. Не наш, мол, праздник…

Странно: сам праздник назван не Днем стахановца и не Днем леса. Он носит церковное название и напоминает о христианском святом — а церковь призывает его не праздновать…

Разберемся сначала с формальным поводом к празднику. Был ли такой святой на самом деле? Да, св. Валентин жил в итальянском городе Терни в III веке и был казнен 14 февраля 270 г. «Наш» он святой или католический? Наш. Все святые, совершившие свой подвиг в Западной Европе до 1054 года, то есть до даты разрыва Православия и Католичества, — это наши, православные святые.

Но, может, хоть и жил он в православные времена, только католики осознали его святость и святым он является лишь по католическим критериям?

Нет, Валентин в лике святых был прославлен задолго до разрыва Запада и Востока. Обычно говорят, что эту канонизацию совершил римский папа Геласий в 494 г.

Более определенно можно сказать о том, что св. Валентин якобы тайно венчал влюбленных. Это уж точно не более чем легенда: во времена св. Валентина просто еще не существовало особого обряда церковного венчания брака.

Но в религии есть закон: то, во что люди верят, становится реальностью. Может быть, апостол Андрей не ходил по берегам Днепра и не доходил до Валаама. Но на Руси всегда верили, что это именно так, — значит, апостол Андрей действительно породнился с нашей землей. Наши молитвы к нему и его молитвы о нас создали между нами связь более прочную, нежели чисто «историческую».

Если люди считают, что св. Валентин был казнен потому, что покровительствовал влюбленным, и если люди, исходя из этой веры, молятся Валентину о своих любимых — то даже если это их представление исторически недостоверно, все равно св. Валентин и в самом деле молится о них.

Интересно, что когда «не нашему» Валентинову дню пробуют противопоставить какой-либо православный праздник, который можно было бы представить как «праздник святых — покровителей влюбленных», то обычно предлагают вспомнить о святых Петре и Февронии Муромских. Но если читать их официальное церковное житие — то за общими словами («будучи оба святыми и праведными людьми, любили чистоту и целомудрие и всегда были милостивыми, справедливыми и кроткими… оба приняли монашество и скончались в один день») никак не проступает история их любви.

Вера современных людей в св. Валентина как покровителя влюбленных есть несомненный факт, не зависящий ни от каких источниковедческих штудий. Переубеждает ли Церковь людей, верящих в то, что от зубной боли надо молиться именно святому Антипе, а от головной боли — святому Иоанну Крестителю? Так отчего же Церковь должна разрушать убеждение людей, которые хотят молиться нашему святому о чем-то гораздо более важном, нежели зубная или головная боль?

14 февраля — это День влюбленных. Разве это плохо с точки зрения православия? Разве наша Церковь состоит только из монахов? Разве влюбленность не должна сопровождаться молитвой?

Понимаю, что большинство из тех, кто празднует День святого Валентина, именно молиться-то Валентину и не помышляют… Но поскольку традиция эта в России еще только-только новорожденна, она изменчива и пластична. И Церковь могла бы оказать влияние на ее формирование не брюзжанием, а чем-то иным. Начать хотя бы с того, чтобы 14 февраля служить молебны св. мученику Валентину об умножении любви. Сказать, что в День святого Валентина храмы ждут тех, кто любит и желает быть любимым. Улыбнуться пришедшим. И помолиться вместе с ними.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru