Русская линия
Радонеж Сергей Худиев28.01.2011 

Об огне, на котором нельзя греть руки

Чудовищное злодеяние, совершенное в аэропорту Домодедово, вызвало различную реакцию у разных людей. Святейший Патриарх обратился к пострадавшим со словами соболезнования и поддержки и вознес молитвы о погибших и пострадавших; президент и премьер-министр посетили церковь, чтобы помолиться об душах убиенных.

Кто-то, напротив, тут же решил использовать ситуацию, чтобы еще раз сказать то, что мы уже давно слышали — борцы с режимом Путина тут же обвинили во всем упомянутый режим, верные ленинцы заявили, что теракт каким-то мистическим образом явился ответом на разговоры о возможных похоронах Ленина, этнонационалисты еще раз призвали к отделению Кавказа — в чем люди, с, кажется, противоположного края спектра, либералы, их горячо поддержали.

Похоже, нам всем стоило бы договориться о некоторых правилах этичного поведения в политике — как это и предлагал Патриарх. Одним из таких правил могло бы стать воздержание от попыток использовать нападение врагов для междоусобных разборок. Если Вам угодно бороться с режимом — флаг вам в руки; если вы по каким-то причинам против погребения Ленина — что же, вы имеете право на свою точку зрения. Только заниматься всем этим нужно как-нибудь вне контекста террористического акта. Нельзя греть руки на огне, разожженном убийцами наших сограждан. Нельзя использовать общенародную трагедию для продвижения своих узкопартийных интересов.

Террористы убили случайно подвернувшихся мирных обывателей — сторонников и противников властей, националистов и интернационалистов, людей просто аполитичных, русских и нерусских, мужчин, женщин и детей. Им не задавали вопросов об их политических симпатиях или вероисповедании; их просто убили. Если бы у террористов была такая возможность, они бы убили каждого мужчину, женщину и ребенка в Москве — а также в Мадриде, Лондоне, Нью-Йорке и Иерусалиме. Во всех этих городах нет ни «режима Путина» ни тела Ленина — но там все равно гремели точно такие же взрывы, и точно такие же адепты религиозно-политического культа взрывали себя в толпе «неверных», пока обещанные им «гурии» дожидались их на духовном плане, чтобы уволочь их души в место, уготованное убийцам и самоубийцам.

Имея дело с этим чистым, беспримесным, дистиллированным злом, мы можем посмотреть друг на друга по-другому — на фоне этого все наши конфликты уходят на второй план. Когда приходит настоящий враг, чтобы убить нас всех — мы понимаем, что мы друг другу не враги.

Поэтому на некоторые мнения, высказанные в последние дни, хочется возразить не как врагам, но как друзьям и согражданам. Прежде всего, надо сказать несколько слов о том, чтобы отделить (или отпустить) Кавказ. Похоже, что говорящие это плохо представляют себе положение дел в этом регионе, населенном разными народами с очень сложными отношениями между собой, которых от прямого взаимного столкновения удерживает (и не всегда успешно) только рука Москвы. Вся мировая история учит тому, что когда та или центральная власть уходит из многонациональных регионов, это всегда оборачивается хаосом и междоусобной резней. На следующий день — даже на следующий час — после ухода России, на Кавказе разразится война всех со всеми, а невоюющее население станет беженцами, ищущими приюта и хлеба в Москве — потому что больше им бежать будет некуда. Более того, в общем хаосе победит наиболее мотивированная, организованная и безжалостная сила, пользующаяся поддержкой зарубежных единомышленников. Именно та самая сила, которая стоит за терактом в Домодедово. А затем эта сила отправится «освобождать» Поволжье — и далее везде.

Надо сказать несколько слов и об отношении к мусульманам. Первыми жертвами экстремистов являются даже не мы, «кафиры» (неверные), а те, кого они называют «мунафиками» (лицемерами) — мусульмане, не принимающие их фашизоидной версии религии. Во время домодедовского теракта убийц абсолютно не волновало, что среди убитых и покалеченных наверняка окажутся их «единоверцы». Террористы убивают мусульман так же безжалостно, как и всех остальных. Поэтому мы никак не можем отождествлять мусульман с экстремистами — это было бы и фактически неверно, и несправедливо, и вредно с точки зрения борьбы с врагом.

Но давайте признаем очевидное: взрывать себя в толпе случайных людей — это очень характерный почерк. Это не бандиты с их криминальными разборками — они как раз очень дорожат своими жизнями. Это не «нацисты» о которых говорит Максим Шевченко — жертвовать собой абсолютно не в их стиле, они не нападают, не имея двадцатикратного численного превосходства. Это именно исламские экстремисты; давайте подчеркнем, что мы не собираемся вменять их преступлений посторонним и невинным людям, но давайте признаем этот факт.

Лозунг «у злодеев нет национальности и религии» просто сбивает с толку. У злодеев есть то, и, в данном случае, другое, и невозможно заставить людей этого не замечать. Так лозунг, предназначенный для того, чтобы охлаждать страсти, производит обратный эффект — его произносят с крайней иронией.

Давайте обращаться к людям как к взрослым, сознательным гражданам — да, почти наверняка это преступление совершили именно исламские экстремисты. При этом у нас есть определенные моральные и цивилизационные принципы. Мы не собираемся мстить случайным и невинным людям за то, что совершили другие люди, которые почитают ту же книгу, или имеют тот же цвет волос, или еще по какому-то признаку могут быть зачислены в одну группу со злодеями.

Мы отличаемся от наших врагов, в частности, тем, что наносим прицельные удары по злодеям, а не слепые — по случайным людям. Но, чтобы удары были прицельными, давайте не будем обманывать себя и друг друга — это исламские экстремисты; и это не враги Путина, или коммунистов, или националистов, или кого-то еще — это враги человеческой цивилизации. И использовать нападения таких врагов для междоусобных разборок — и аморально, и глупо.

http://www.radonezh.ru/analytic/13 804.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru