Русская линия
Русская линия Людмила Ильюнина07.02.2004 

Русь Святая, храни веру православную
Беседа обозревательницы Русской линии Людмилы Ильюниной с игуменом Афанасием (Селичевым) настоятелем храма в честь священноисповедника Афанасия (Сахарова) во Владимирской епархии, в городе Петушки

Движение «непоминающих»

Л.Ильюнина: Имя святителя Афанасия, епископа Ковровского, исповедника и песнописца, знают все русские православные люди. Те, кто не читали его жития, наверняка помнят его знаменитую фразу из службы всем русским святым: «Русь святая, храни веру православную, в ней же тебе утверждение».

Игумен Афанасий: Да, владыку почитали святым еще при жизни петушинские наши жители, до сих пор живы люди, которые приходили к нему за старческим советом. Например, у нас недавно скончалась монахиня Варвара Золотова, одна из трех сестер Золотовых, которые были довольно близки к владыке Афанасию. По его поручению они перепечатывали его работы еще совсем юными девушками, кстати сказать, они так и остались девицами, все трое, и ездили с его письмами по стране. В Грузию, к владыке Зиновию Тетроцкивисткому, в Молдавию и прочие места.

Л.Ильюнина: Для многих верующих владыка Афанасий был центральной фигурой в лагере непоминающих митрополита Сергия.

Игумен Афанасий: Да, конечно. То течение непоминающих, которое, по смерти митрополита Кирилла Казанского, владыка, фактически, возглавлял, является, на мой взгляд, как раз тем золотым царским путем, который можно назвать единственно церковным. В нем было место и обличению неправд митрополита Сергия как превысившего свои полномочия в управлении Церковью.

Л.Ильюнина: Декларация 1927 года была не главной причиной расхождения?

Игумен Афанасий: Нет, декларация — это дело второе. Владыка отделился после не после 27-го, а после 30-го. То есть тогда, когда митрополит Сергий заявил, что его права превосходят права даже сидящего в тюрьме митрополита Петра и практически равны патриаршим, созвал Синод при себе и т. д. После этого скандального шага и владыка Кирилл, и конечно владыка Афанасий, как его духовный сын, отошли от митрополита Сергия. Но, в то же время, никогда и нигде архиереи этой группы не говорили, что храмы сергианцев безблагодатны. Они не говорили, что сергиевская Церковь есть Церковь сатаны, как говорили, например, некоторые иосифляне и зарубежники. То есть евхаристического общения с Церковью они не порывали. О «непоминании вообще» речь не шла. Законный первоиерарх митрополит Петр поминался.

Дело именно в законности. Декларация 1927 года всего лишь продолжала те идеи, которые святитель Тихон, Патриарх Московский, в своем завещательном послании излагал. Да и другого выхода не было. Кстати и Соловецкий епископат, во главе с святителем Илларионом (Троицким) согласился, практически с декларацией митрополита Сергия.

Мы не будем сейчас обсуждать, благодаря митрополиту Сергию Господь спас Русскую Церковь или вопреки ему. Если бы не война, я думаю, был бы уничтожен весь епископат.

Л.Ильюнина: Как тогда можно определить эту группу епископов и чем еще она отличается от иосифлян?

Игумен Афанасий: Иосифляне были слишком радикальны, на мой взгляд. У них есть эклезиологическая погрешность в том, что они отрицали благодатность храмов юрисдикции митрополита Сергия. Где-то в 1944-ом году, когда стало ясно, что митрополит Петр погиб, владыка Афанасий писал духовным чадам, что он уже начал было поминать и митрополита Сергия, но соборно, публично помянул его впервые, насколько я помню, как раз в день его смерти. А Патриарха Алексия, как законного он сразу принял. В письме владыки к Патриарху Алексию Первому он говорил, что «считает Патриарха нашим», и все, с ним сидящие, в заключении находящиеся архиереи и священники, также «считают его Патриархом нашим и поминают за богослужениями».

Л.Ильюнина: Потому что это был канонически избранный Патриарх?

Игумен Афанасий: Да, единственно законный. Был собран Собор, решение этого Собора признали восточные Патриархи.

Литературное наследие свяшенноисповедника Афанасия

Л.Ильюнина: Большую часть своей жизни находясь «во узах и темницах», владыка Афанасий между тем имел возможность очень много заниматься литературными трудами. Все ли труды владыки Афанасия опубликованы?

Игумен Афанасий: Нет, не все. Синодик храмов всех святых, в земле Российской просиявших не опубликован. Сейчас опубликованы следующие труды: два тома писем, один — Свято-Тихоновским институтом, другой — Сретенским монастырем, с жизнеописанием. Отдельная книга Жизнеописания — Троице-Сергиевой Лаврой, написанная инокиней Сергией Ежиковой. Свято-Тихоновским институтом опубликована Служба всем святым, в земле Российской просиявшим. Опубликованы еще несколько служб в зеленой, патриархийной Минее. Опубликована и очень быстро разошлась книга о чине поминовения усопших русской Православной Церковью. Хотя напечатана она была издательством «Сатис» совершенно безграмотно. Они взяли журнал «Ортодокс штимме», где рукопись владыки была напечатана с искажениями, и просто перепечатали оттуда. Хотя есть самим владыкой отредактированный машинописный текст этого труда, который желательно бы издать, но пока что-то никто не берется. (Этот труд есть у о. Валериана Кречетова).

Существует еще одна сторона литургического наследия священноисповедника Афанасия — это исправленные Минеи и Октоихи. Он исправил все 12 томов Минеи.

Владыка всю жизнь занимался выполнением завета святителя Феофана Затворника о том, что необходим новый перевод богослужебных текстов на церковнославянский язык. В отличие от обновленцев, которые переводили, скажем, как Одаренко в Нижнем Новгороде или, в наше время, о. Георгий Кочетков, на разговорный русский язык он поставил совсем иную задачу. Удалить эллинизмы, скажем, отказаться от двойственного числа, оставить только единственное и множественное. Удалить устаревшие слова, типа «влагалища», «поноса», «живота», «ссал» и пр. для того, чтобы богослужение наше было понятно людям, молящимся в храме.

Л.Ильюнина: Что успел владыка исправить?

Игумен Афанасий: Владыка успел оставить машинописные выверенные тексты всех 12-ти томов Миней, на основе которых, кстати, были изданы Минеи зеленые, патриархийные. Однако, издатели их снова славянизировали. У владыки был более русифицированный текст, примерно так, как издал службу всем русским святым Свято-Тихоновский институт. Это было продолжением дела синодальной комиссии митрополита Сергия (Страгородского) в бытность его еще архиепископом Финляндским, по переводу Триодей, Цветной и Постной.

Л.Ильюнина: Ныне действующая литургическая комиссия уделяет вниманием трудам владыки Афанасия?

Игумен Афанасий: Им невозможно сейчас с этим справиться. Они собираются раза два в месяц, на каждом заседании им нужно утверждать новые службы новомученникам. Богословскую комиссию на эту тему собрать было бы неплохо. Тем более, что тексты готовые есть: есть Минеи, есть Октоих, есть Ирмологион, почти весь полный круг богослужебных текстов есть в исправленном виде. Хотя бы как памятник литургической XX века литературы издать и назвать «Афанасьевская Минея», например. Это было бы очень неплохо. Ведь почему в Болгарии и Сербии, если приходы хотят, они служат на славянском языке, а есть приходы, которые по решению приходского собрания служат на болгарском или на сербском языке, в зависимости от желания прихожан. Почему бы и у нас не сделать этого? Но, конечно, нам здорово подгадили обновленцы.

Л.Ильюнина: Исправления владыки Афанасия ведь не являются переводом всех текстов богослужения на русский язык?

Игумен Афанасий: Конечно. Это продолжение развития богослужебного славянского языка. Патриарх Никон, а потом и Императрица Елизавета, когда Библию издавала, действовали в этом русле. Язык владыки Афанасия, по мнению Александра Геннадьевича Коровецкого, известного исследователя, близок к языку тех акафистов, что писались в конце 19 века. Соответственно, они уже писались не на архаичном языке, а на более современном. Почему акафисты так любят наши люди? Они понятны, доступны.

Л.Ильюнина: А как обстоят дела с изданием Синодика, я видела его рукописные копии и помню, что в нем есть имена русских писателей, гражданских деятелей, ученых. Владыка за них молился?

Игумен Афанасий: Да, там имена всех известных православных деятелей российского государства и российской культуры, в том числе, и писателей. Имена родителей многих русских святых, неканонизированных, но сейчас уже многие канонизированы. Там даже Столыпин, Аракчеев, Пушкин, Достоевский и другие есть

Об издании Синодика пока речь не идет. Сейчас в Сретенском монастыре готовится к изданию, — как они издали труд святителя Серафима (Чичагова) «Жизнь и труды», — такой же том готовится по святителю Афанасию (Сахарову). Там будет «Служба всем русским святым», будет переиздана служба Максимовской иконе Божией Матери, еще некоторые литургические труды владыки.

О Синодике речь не идет, потому что это многотомный труд. Он по векам составлен, по датам. Во-первых, по дням, и, соответственно, на каждый день те подвижники благочестия и деятели культуры, общественные русские деятели, которых поминать надо именно в этот день. День рождения, день именин, день памяти.

Л.Ильюнина: Существует ли Общество памяти владыки Афанасия, или Фонд его имени?

Игумен Афанасий: Нет. Но у нас на Владимирщине владыку Афанасия очень почитают. Две гимназии названы в честь святителя Афанасия во Владимире. И у нас в Петушках воскресная школа, мы стараемся ее развивать, действует подготовительный класс. (Петушки — город с 20 тыс. населения).

Наш храм освящен в честь святителя Афанасия. Храм построен совершенно чудесным образом, в течении полутора лет. Первый камень был заложен 26 октября, на Иверскую. Кстати, это день пострига владыки Афанасия в монашество. И ровно через два года был освящен в этот же день митрополитом Филаретом, Минским и Белорусским и епископом Евлогием, Владимирским и Суздальским.

Л.Ильюнина: В вашем храме хранятся бесценные реликвии, многое вы привезли на выставку в Москву, приуроченную к ХII Рождественским чтениям.

Игумен Афанасий: Мы предоставили устроителям выставки ряд реликвий священноисповедника Афанасия. Антиминс, который был с ним в ссылках, это была основа и его келейного храма. С этим антиминсом он священнодействовал в таганской тюрьме в 1923 году, тогда еще разрешалось в тюрьмах совершать богослужения. Деревянные евхаристические сосуды, дикирии, трикирии, такие, из медных трубочек сделанные. Облачение простое, холщовое, им самим сшитое. Надо заметить, что владыка Афанасий был большой рукодельник, с детства мамой и монахинями воспитанный, они научили его вышивать бисером. Мы привезли еще как образец вышивальческой работы походную плащаницу, самим владыкой вышитую бисером. Привезли мы еще образ Святителя, недавно написанный владимирскими иконописцами. Кроме того, в храме у нас еще часть мощей владыки Афанасия, благословило нам священноначалие Епархии. Мы намереваемся сделать мемориальный уголок, сейчас готовим проект. Сделаем небольшую выставку, постоянно действующую.

Л.Ильюнина: Где хранится архив свт. Афанасия?

Игумен Афанасий: Архив владыки Афанасия хранится, большей частью в Свято-Тихоновском институте, у о. Владимира Воробьева. Часть документов есть во Владимирской епархии, в нашем архиве, в фонде Афанасия, что-то разбросано по почитателям.

Живая традиция

Л.Ильюнина: Расскажите, пожалуйста, о себе, как вы стали настоятелем храма в честь свт. Афанасия?

Игумен Афанасий: Я сам уроженец Петушков. Воцерковился я поздно, после армии, и, конечно, как только я вошел в общинную жизнь нашего храма, сразу зашла речь о том, кто такой святитель Афанасий, почему мы его почитаем, — еще были живы его духовные чада. И сейчас еще живы. Например, Нина Сергеевна Фиолентова, его последний секретарь. Жива Марья Сергеевна Виноградова, его соседка через дом, которая Нине Сергеевне помогала. Жива Аннушка в «новом городе», которая была у него келейницей до Нины Сергеевны, а потом она была у о. Иосифа Потапова. Многие, кто его помнит, еще живы. Прихожане петушковского храма ездили к нему на могилу два раза в год. Собирались целыми автобусами из Петушков во Владимир, где он был похоронен вместе с мамой. Почитание его в народе великое. Кто-то считает, что он святой для интеллигенции, но я вам скажу, что простой народ его очень любит.

Л.Ильюнина: Он был любвеобильный пастырь, достаточно посмотреть на его фотографию, чтобы это почувствовать.

Игумен Афанасий: Вот удивительно, за 30 лет «уз, темниц, горьких работ», как он сам писал, по апостолу Павлу, не растерять ни любви, ни благодати, а еще и преумножить, — какой это подвиг! Трудиться ассенизатором в тюрьме, не роптать, совершать молитвенное правило в возможных пределах и все время трудиться, трудиться… Собирать материалы по русским святым. Если бы не его труд по собранию служб русским святым, мы нашей богослужебной Минеи, в таком виде как сейчас она есть, не видели бы. Потому что, если вы сравните царскую Минею, то есть ту, что издана было до революции в 1906-ом году в московской синодальной типографии и ту, что сейчас издали в 70-х годах, то увидите, что в дореволюционном издании половины служб нет.

Л.Ильюнина: Так много владыка составил?

Игумен Афанасий: Нет, он собирал. Он собирал рукописи, печатные издания отдельные, которые не вошли ни в Минею, ни в дополнительную Минею. Вообще, у него была идея издать отдельно русскую Минею, русских святых на каждый день.

Л.Ильюнина: Как вы стали строителем храма и получили имя Афанасий?

Игумен Афанасий: Имя, как видится не без благословения святителя Афанасия, хотя не в честь его я был пострижен. Он тогда еще не был прославлен.

Перед постригом я поехал в Боголюбово, и по дороге заехал на могилу к владыке, помолился. А надо сказать, что владыка Афанасий был последним настоятелем Боголюбского монастыря, и считал всю жизнь этот монастырь — своим. Переписывался со старшей братией, помогал материально, духовно. Помолился я так на могиле: «Вот, владыка, еду к тебе в монастырь, без тебя я ничто и не могу ничего, бери меня сам и руководи, как ты знаешь». И вот, за всенощной 11 июня 93-го года, это самый счастливый день моей жизни, когда о. Иероним взял ножницы и сказал: «Брат наш Афанасий постригает власы главы своея». Когда я услышал это имя, я почувствовал милость владыки ко мне.

Я ощущаю эту любовь каждый день, потому что помолишься — и ответ тут же. Владыка юмора своего не теряет и по смерти. Вот такой у нас случай был: одна из его духовных дочерей так устала, что не помолилась перед сном, не выполнила своего правила. Он приснился ей со свитком, развернул, а там было написано «лентяйка».

Л.Ильюнина: Владыка был старцем?

Игумен Афанасий: Он был настоящим старцем, в полном смысле этого слова. К нему за окормлением приезжали многие. Как сейчас стало известно со слов одного священника, который виделся с владыкой Антонием Сурожским перед его смертью, владыка Антоний в один из своих приездов в начале 60-х в Россию, был в Петушках у владыки Афанасия. Два столпа православия встретились.

Л.Ильюнина: Можно сказать, по возрасту и по тому, как долго он жил, владыка Афанасий сохранял уже в наше время традиции прежнего старчества.

Игумен Афанасий: Преемственность дореволюционная, да. Он соединяет Церковь тихоновскую и Церковь нашу.

Л.Ильюнина: А можно сказать, что среди его духовных чад был и есть кто-то, кто сохранил эту благодать?

Игумен Афанасий: Да, я думаю, например, что это владыка Стефан (Никитин), покойная мать Иулиания (Соколова) — наш великий иконописец XX века, духовная дочь владыки Афанасия. После смерти о. Сергия Мечева его духовные чада перешли под омофор владыки Афанасия. Из ныне здравствующих назовем Нину Сергеевну Фиолентову — действительно, блаженная старица. Мать Варвара покойная, Золотова — настоящая монахиня, постриженица о. Кирилла Павлова.

Л.Ильюнина: А какая-то связь была у владыки с архимандритом Кириллом?

Игумен Афанасий: Да, отец Кирилл приезжал в Петушки несколько раз, жил по несколько дней в доме владыки Афанасия. Надо сказать, что там совершался полный круг богослужений ежедневно владыкой. Это кроме работы, кроме дел хозяйственных. И о. Кирилл, уезжая, сказал как-то: «Я был в скиту».

Он был и на похоронах владыки Афанасия. Есть фотография, где возле гроба, причем владыка с открытым лицом лежит, это редкий случай, стоит архиепископ Симон (Ивановский), его однокашник, отпевал его. А на крыльце стоит совсем еще молодой игумен Кирилл (Павлов).

Л.Ильюнина: Как раз это и есть преемственность.

Игумен Афанасий: Конечно. Архимандрит Феодорит, покойный, бывший лаврский благочинный, в 60-х, начале 70-х годов тоже жил в Петушках, встречался с владыкой Афанасием. О. Иосиф Потапов, новгородский протоиерей всю жизнь был духовным сыном и другом владыки Афанасия. И так по всей стране.

http://rusk.ru/st.php?idar=4621

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru