Русская линия
Русская Православная Церковь ЗаграницейЕпископ Дионисий (Алферов)19.01.2011 

Богоявление

Праздник Богоявления в сознании многих современных верующих давно превратился в праздник «крещенской воды». Крещение Господне. БогоявлениеВодосвятие заслонило собой истинный смысл праздника. И это связано не только с утилитарным подходом современного человека к религии. Современный христианин верит в «Бога вообще» и не понимает, к чему эти богословские «умствования» насчет Св. Троицы. Конечно, подобный «монотеизм», не имеющий ничего общего с откровенным учением Бога о Себе, не случаен. Это религия тех, кто мало вникает в учение Церкви и прохладно относится к Богу.

Догмат о Св. Троице — центральный из всех догматов христианства, и всякое его повреждение или «понижение его значения» непременно ведет к отвержению всего христианства, к отпадению от Бога. Этот догмат откровенный, данный Богом только Церкви и осознанный, насколько возможно человеку, только Церковью; поэтому все отпавшие от Церкви «конфессии» непременно повредили этот догмат.

Догматы Церкви, которые принимаются на веру каждым вступающим в нее, потом по мере жизни в Церкви, участия в ея молитвенно-евхаристической жизни осознаются для ума, оживают для сердца, составляют костяк всего мiровоззрения христианина.

Подобно тому, как каждый христианин, возрастая духовно, осознает все более и более преподанное ему Церковью учение Христово, так и сама Церковь, водимая Св. Духом, в течение нескольких столетий все более осознавала изначально данное Откровение во Христе. Это был труд и отрицательный, отсекавший все ложные мненья, и положительный — труд духовного подвига, молитвенного созерцания и богословской мысли. Первоначальное Откровение, живущее в общецерковном опыте Богопознания и Богообщения, было объяснено св. Отцами Церкви, воздвигнутыми на то Богом, и закреплено ими в отчеканенных «богоприличных словах». И эти богословские формулы догматов, и их отеческие объяснения как родились в Церкви, так и понимаются истинно только членами Церкви, оставаясь для внешних чем-то нелепым и непонятным.

В процессе взаимодействия Божественной благодати с духовными и умственными силами самого человека догматические определения из мертвых слов, ничего не говорящих ни уму, ни сердцу падшего человека, превращаются для живого члена Церкви в «глаголы живота вечного». Это опыт как бы Божественного снисхождения к человеку и человеческого восхождения к Богу, завершающийся их встречей. Для совершенных духоносных мужей это или видения в символах и образах, или же созерцания чистых идей без всякого образа, сопровождаемые неизреченным миром души и радостью о Господе. А для прочих членов Церкви это внезапное уяснение тех догматов веры, которые прежде были непонятными, с сердечной уверенностью в их абсолютной истинности, не выражаемой никакими словами. Здесь открывается то самое подтверждение веры Церкви «в самом себе», о котором говорит Апостол (1 Иоан. 5,10), личное убеждение в истине догмата, несмотря на все возражения «мiра сего». Ибо духовный опыт никогда не укладывается целиком в слова.

И вот, вера Церкви, основанная на Божественном Откровении, есть именно вера в Св. Троицу — в Бога Отца, в Бога Сына, в Бога Святаго Духа, — «и сии Три суть едино» (1Иоан.5,7), а вовсе не в Бога вообще. Откровение есть откровение Трех Ипостасей Св. Троицы, показывая людям их неслиянность и самостоятельнее бытие также ясно, как и их единство.

Праздник Богоявления установлен Церковью именно, как праздник «Троического поклонения», «явившегося во Иордане». Являются Три Божественные Ипостаси — Отец, Сын и Св. Дух, имеющие самостоятельное бытие не сливаясь Одна с Другой и не превращаясь Одна в Другую. «Троица воистину есть Троица» (св. Григорий Богослов). Бог не «разделяется» на Отца, Сына и Св. Духа, но существует в этих Ипостасях, каждая из Которых есть Целый Бог, а не «часть Бога», обладая всеми свойствами Божества: безконечностью, вечностью, всемогуществом, всеведением, вездеприсутствием, благостью, святостью и правдой. Каждая Ипостась имеет полноту бытия в Самой Себе и существует независимо от пространства и времени. Каждая Ипостась есть сознающее Себя Лицо.

Источник Божества — Отец. Непостижимый для тварей образом Он рождает из Себя «Сына и изводит Св. Духа». По словам св. Григория Богослова, все тварные подобия Св. Троицы, показывая сходство в чем-либо одном, оказываются несхожими во всем остальном и более затемняют, чем проясняют истину и потому решительно не годятся. «Лучше, оставив в покое образы и сени, как льстивые и по большей части лишенные истины, держаться благочестивой мысли, — стоящей не во многих глаголах, и употребляя путеводителя Духа, до конца сохраняя Его, как искреннего сообщника и собеседника, так проходить свой век».

Итак, никаких тварных аналогий Вещественного рождения и исхождения нет. Это непостижимая для любой твари область внутрибожественной жизни. Можно только сказать, чем рождение Сына и исхождение Св. Духа принципиально отличается от творения мiра. Сын и Св. Дух происходят от Отца не по Его воле, а по естеству. Тварный мiр существует по воле Отца. Мiр Бог мог и не творить, но сотворил его по Своей благой воле. Не родить Сына и не изводить Св. Духа Отец не мог по естеству внутрибожественной жизни. Мiр существует «во времени» и, если так можно выразиться: «было время, (точнее такое состояние,) когда мiра не было», а был один Бог. Сын и Св. Дух существуют вне времени и потому происходят от Отца вечно. Ипостасными признаками (и только ими) Лица Св. Троицы отличаются друг от друга, исключая этим всякое смешение или слияние Ипостасей: Отец не рожден, Сын рождается от Отца, Св. Дух иным образом, чем Сын, исходит также от Отца. Именно Отец дает Сыну и Св. Духу «иметь живот в Самих Себе».

Отец, Сын и Св. Дух, несмотря на самостоятельное существование, как Лица, не есть «три Бога», но един Бог. «Бога исповедуем единого не числом, но существом» (св. Василий Великий). Все Три Лица Св. Троицы принадлежат к одному Божественному естеству, к которому не принадлежит никто из тварей, ни из материальных, ни из духовных. Главное противопоставление не между духовным и материальным мiром, а между Творцом и тварью. Естество Творца безконечно отличается от естества всякой твари, даже сотворенного духа, и абсолютно непостижимо для нее. Разумная тварь может познавать своего Творца только в Его действиях (энергиях), обращенных к тварному мiру, но не в Его непостижимом естестве. К этому Божественному естеству или существу с безконечными совершенствами принадлежат только Лица Св. Троицы, единосущные между Собой. Отец, Сын и Св. Дух есть единый Бог еще и потому, что имеют общую внутрибожественную жизнь, единую волю, единое действие. Не иная воля и не иное действие у Отца и не иное у Сына, но единая воля Св. Троицы и единое действие Отца, Сына и Св. Духа. Единое сотворение мiра и единое промышление о нем. В Троице нет ничего служебного и подчиненного, но Три Лица равны между Собою по достоинству и естеству, по силе и власти. В Божественном естестве нет ничего сложного и составного, оно абсолютно просто, неделимо, неразсекаемо, пребывает целиком и в каждой Ипостаси в отдельности и во всех их вместе. В силу этого Божественные Ипостаси проникают Одна в другую и пребывают Одна в Другой, оставаясь при этом неслиянными.

Между естеством Творца и естеством тварей нет никакой промежуточной вспомогательной субстанции. Непостижимый по существу Бог обращен к тварям Своей нетварной энергией, единой в Самой себе и многообразной в действиях и проявлениях. Бог всецело пребывает и в Своем непостижимом существе и в Своей ощущаемой тварями энергии. Разумная тварь сподобляется особого вида Божественной энергии — благодати, содействием которой она становится «причастницей Божеству». Божественная энергия и благодать — общая и единая всем Лицам Св. Троицы, Это единое действие Божества по отношению к сотворенному Им мiру.

И вот, явление Бога во Иордане «Родителевым гласом» и «в виде голубине» не есть явление непостижимого и неописанного существа Божия, но некие символы, свидетельствующие о тайне св. Троицы.

Полнота Богоявления мiру дана в воплощении Бога Слова. По словам Апостола, «Во Христе полнота Божества обитает телесно». Бог является мiру уже не только Своими действиями, но одним из Своих Лиц воспринимает тварное естество человеческое. Соединив человечество с Собою по Ипостаси, соделав наше естество Своим собственным, им Он является людям, давая возможность наиболее полного Богопознания и теснейшего Богообщения. От Него, воплощенного Бога-Слова, вочеловечившегося Бога Сына, исходит все откровенное учение Церкви, учение чистое и истинное, самое достоверное и самое убедительное. Но Своим воплощением Христос принес не только самое полное и максимально доступное человеку учение о Боге. Соединив в Своем Лице наше естество с Божественным, Он даровал каждому человеку возможность личного Богообщения, возможность личного обожения по благодати. Эта возможность даруется человеку Богом благодатию св. крещения, а раскрывается жизнью человека в лоне Церкви. Преподает св. крещение Церковь Христова — хранительница Его Откровенного учения, преподательница Его благодати, состоящая с Ним в живом общении и имеющая Его своим таинственным Главою. И дарование самого крещения, как залога благодати, и раскрытие этого дара человеком, возможны только в Церкви, там, где пребывает Божественная благодать. Приступающий к Богу исповедует правую веру в Него, т. е. веру Церкви, крещением вступает в члены Церкви и, живя благодатной жизнью Церкви, напрягает свои духовные и душевные силы, чтобы раскрыть благодатный дар крещения в полноте, сподобиться личного Богообщения и благодатного обожения.

Человек был сотворен как малый мiр («микрокосм»), и потому соединял в себе сотворенные прежде него мiр нематериальный и мiр материальный, стоял как бы на стыке двух этих мiров. Будучи образом Божиим, разумно-свободной личностью с творческими способностям, и подобием Божиим — причастником Божественной благодати, человек был венцом творения. Отпав от Богообщения, человек отпал от своего высокого назначения, лишился Божественной благодати и повредил свое естество во всех частях: по духу, душе и телу. С утратой благодати естество человека лишилось своей цельности, единовидности; как бы разбилось на отдельные части, слабо связанные между собою. Высшая часть человека — дух утратил свою власть над низшими силами души, которые в свою очередь подчинились требованиям тела. Тело, лишенное благодати, стало смертным и тленным, подверженным болезням, утомлению, испытывающим животные влечения. Ум человека, прежде устремленный к Богу и в Нем обретающий познание всего мiра, расплылся по множеству тварных предметов мiра и заключился в них. Сама личность человека, отпав от общения с личным Богом, все более сливалась с окружающим мiром, утрачивая свое самосознание.

Выход из тупика падшего состояния указал Бог-Слово Своим воплощением. В Своем Лице Сын Божий обновил наше естество в начатке и даровал каждому человеку возможность подобного обновления и возстановления. В таинстве св. крещения человек становится христианином, получает залог благодати и, тем самым, возможность личного восстановления. Крещение — это вступление разумной и свободной человеческой личности в завет с личным Богом и обновление во всех силах этой личности действием Божественной благодати в силу данного завета. Человек, несомненно веруя, что «Бог есть и ищущим Его воздает», дает обеты об «отрицании от сатаны и всех дел его» и верности Христу — и только вследствие этого по неизреченной милости Божией сподобляется Божественной благодати, возсозидающей все естество падшего человека. Это действие, несомненно, осязаемо и убедительно для всякого приходящего к купели с сознательной верою. И в то же время оно непостижимо для ума, и несводимо ни к каким рациональным объяснениям, как и все Божественные действия, как и всякий духовный опыт. Именно таким ощущали на себе его действие св. Отцы. И если для нас оно не является осязательным рождением в новую жизнь, то это потому, что по греховной разслабленности, разсеянности и ожесточению мы весьма слабо знаем учение Церкви, слабо верим обетованиям Божиим. Столь же слабо мы сознаем свои обязательства пред Ним, ибо едва сознаем и самих себя как личностей, ответственных за свои действия. В таком разсеянно-равнодушном состоянии мы приступаем к купели св. крещения — и получаем «по вере своей». Соответственно такому началу бывает и продолжение христианской жизни. Чтобы выйти из этого пагубного состояния надо серьезно изучить веру Церкви. Это приведет нас к сознанию величия Божия, Его благодеяний, дарованных человеку, особенно в Воплощении и Искуплении.

Во Христе человеку одновременно и дано неизмеримо много и поставлена неизмеримо высокая задача — быть сыном Божиим по благодати, быть в теснейшем общении и единении с Богом, быть во Христе «причастником Божеству». Такова воля Божия в отношении к разумной твари: дается задание, и даются возможности это задание выполнить. Тварь, не исполняющая волю Божию, пребывает в противоестественном состоянии, искажает саму себя, растворяется в окружающем мiре, устремляется к небытию. Исполнение воли Божией разумной тварью возводит ее в естественное состояние, предназначенное ей Богом — это полнота бытия в общении с Богом, вечная жизнь и блаженство. Отсюда очевидно, что вся жизнь человека должна быть устремлена к Богу, подчинена Его благой воле. Конец же всех трудов Богоугождения показывает нам Своим человечеством Господь наш Иисус Христос Своим крещением во Иордане: это усыновление Отцу и снисхождение Духа. То, чем Христос является по естеству — Сыном Божиим, имеющим в Себе Св. Духа, — верующие в Него должны стать по благодати.

http://rpczmoskva.org.ru/propovedi/episkop-dionisij-alferov-bogoyavlenie.html#more-3641

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru