Русская линия
Вера-Эском Андрей Михайлов-Еграшов14.01.2011 

«Хорошо-то как!»
Вроде как праздничная, но не совсем, история

«И в беде, и в радости не забывай Господа славить! Притом попусту языком не шлёпай — в молчании от века никто не каялся!» — такие нехитрые истины, оказывается, мудрено упомнить повседневному человеку. Вот послушайте-ка историю небесполезную…

В прошлом декабре перебрался я на сколько-то постоянное жительство в Окуловку, устроившись здесь на непыльную работёнку, позволявшую мне и концы с концами сводить, и литераторствовать, и трудиться на личном подворье. Всё хорошо… И вот на этом-то я и прокололся…

Идём ли с Юрием Николаевичем на родник через сосновый бор, в печку ли подкладываем полешки, повадился я благодушно повякивать: «Хорошо-то как, Юрий Николаевич!» «Да уж не худо!» — в тон отвечал мне добрый мой сосед по избе.

Но через год стал я замечать: что-то мой дедушка задурил. То замок оставит в пробое висеть с незакрытой дужкой, то заслонку в печке не задвинет. Промашки эти опасны в крестьянском быту, оттого ярился я, ответственный избосъёмщик, драконил свово непамятливого дедушку, позабыв недавнее наше с ним благоденствие.

- Козни бесовские! — каялся тот, не переча мне. — Закрывал же, подёргал! Угли смотрел, шевелил да и позабыл ту задвижку на место толкнуть… Козни, как есть козни бесовские!
Ссылки на козни меня, маловерного, лишь пуще злили. Чуть валенками не топал по гулкому полу, пугая мышей в подполе. А после шёл в келью свою, где просил у Господа прощения за несдержанность, за непочитание старшего.

Когда же приутихнет бытьё, обратно за старое: «А ведь нехудо живём-таки, дедушка! Замок, заслонка — мелочи всё, бытовуха! Простите меня!»

Он со мной соглашался: «И вы меня простите. Память-то стариковская!»

Расцелуемся.

Так и жили — мытарились да мирились, падали да подымались. Вечером молимся, прощения просим, спать укладываемся, пока в других избах ещё телевизоры толком не разгорелись. Вроде всё хорошо, тихо. А спозаранку снова разругаемся.

Внутри у меня множился непорядок. Как же так? Отчего я такой немирный сделался?

И вот, наверное, призрел Господь на мои огорчения. Сестра подарила мне «Книгу чудес и знамений нашего времени» митрополита Вениамина (Федченкова), из отцовской библиотеки. Я с его творчеством прежде с удовольствием знакомился. А в этот раз, как закончил читать рассказ «Искушение», то не на шутку задумался.
Приведу из рассказа самое главное. Как-то о. Вениамину простая женщина поведала о своих страшных видениях, притом говорила «спокойно, никакой неврастении, возбуждённости и чего-либо ненормального даже невозможно было и предположить в этой здоровой тулячке».

Батюшка спросил, недоумевая: «А с чего это у тебя началось?» «Да вот как. Сижу я в квартире у окна за делом да и говорю сама себе: как уж хорошо живётся! Всё есть, с мужем ладно! И вот после этого из иконы. вдруг выходит Иван Предтеча и говорит мне: „Ну, если тебе хорошо, так за это чем-нибудь отплатить нужно… Вот зарежь себя в жертву!“ И исчез… Сердце так защемило… Умереть лучше. И уже как без памяти бросилась я на кухню, схватила нож и хотела ударить себя в грудь им — уж очень сильная мука была на сердце…»

«После богослужения она исповедовалась у меня, — продолжает о. Вениамин. — Редко бывают люди такой чистоты в миру; и грехов-то, собственно, не было, однако она искренно в каких-то мелочах каялась, с сокрушением…

Дня через два-три я увидел её в церкви подворья и спросил:

- Ну, как дела?

- Слава Богу, — говорит она, — всё кончилось.

- Ну слава Богу! — ответил я. И даже не задумался, что совершилось чудо, а скоро и забыл совсем».

Когда же батюшка на исповеди духовному отцу своему передал тот случай, он без колебания сказал: «Это оттого, что она похвалилась. Никогда не следует этого делать, а особенно — вслух! Бесы не могут переносить, когда человеку хорошо, они злобны и завистливы…» «А как же быть, если и в самом деле хорошо?» — «И тогда лучше молчанием ограждаться, как говорил преподобный Серафим. Ну, а уж если и хочет сказать человек… тогда нужно оградить это именем Божиим, сказать: „Слава Богу“ или что иное подобное. А она сказала: „Как хорошо живётся!“»

Как я ни глуп, а, прочитав рассказ, сообразил, что сам виноват в своей беде — никак иначе. А чтобы было понятнее, Господь мне подал ещё две нехитрых знака.

На обложке книги Митрополита Вениамина рукой родителя было начертано: «Жив Господь! Свидетельствую, сего дня, в субботу, в 21 час 30 минут мироточила икона „Господь Вседержитель“ у алтаря Церкви в Троице-Сергиевой пустыни С-Петербурга. Зафиксировал этот факт зрительно и по запаху. Спаси Господи! Владимир Михайлов. 30 ноября 1996 года».

Интересно, что книгу я читал вечером 29 ноября 2010 года — такое совпадение! А вот ещё одно. Через три дня поздравлял меня с днём рождения мой однокашник. Разговор зашёл про школьные годы, и приятель предложил мне посмотреть в Интернете житейские воспоминания известного эстрадногоисполнителя Андрея Макаревича. Я отчего-то и впрямь залюбопытствовал, при случае глянул. И что я вдруг отыскал в них?

«Кстати, по поводу бесов и ангелов, — пишет Макаревич. — Не так давно ко мне в гости приехал из Америки замечательный писатель и добрый мой товарищ Юз Алешковский. По случаю его приезда мы решили устроить праздник и поехали на рынок. Юз обожает ходить по рынку, и я тоже… Настроение было превосходное, и, выруливая на Дорогомиловку, я произнёс что-то восторженное насчёт того, как всё здорово, и какая дивная погода, и как мы сейчас замечательно всё сделаем, и придут друзья, и выпьем как люди.

С этими последними словами я и въехал в зад одиноко стоящего на светофоре „Жигулёнка“. Улица была пуста, скорость моя близка к пешеходной, и объяснить произошедшее чем-либо, кроме вмешательства потусторонних сил, я не могу. От слабого удара джип мой не пострадал, но „Жигули“ распались на части, и открылся крепко держащийся за руль потрясённый их водитель. И он, и „Жигули“ его были сильно немолоды, и понятно было, что это первый и последний автомобиль в его жизни. После того как мы все опомнились, утешили хозяина „Жигулей“, пообещав ему склеить его машину на лучшей станции, и отъехали с места катастрофы, Юз посмотрел на меня очень серьёзно и сказал: „Запомни, чудак: ангелы слышат мысли, а бесы — слова. Поэтому о хорошем достаточно подумать, трендеть необязательно“».

Вот такая история. Верно сказано: «О хорошем достаточно подумать»! Как бы ни было нам хорошо — даже в самый большой праздник — не стоит вслух упиваться личной своей радостью, «трендеть», а надо за всё благодарить Бога. Радоваться с Богом, а не одному. Иначе так и останешься один на один с искушениями…

Жив Господь!

http://www.rusvera.mrezha.ru/627/6.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru