Русская линия
Церковный вестник06.01.2011 

Праздник в прямом эфире. К юбилею первой трансляции патриаршего богослужения

Двадцать лет назад состоялась первая трансляция Николай ДержавинРождественского патриаршего богослужения по центральному телевидению. Для 1991 года это было настоящим прорывом. Миллионы людей, имевшие лишь смутные представления о православии, увидели красоту церковной службы, которая к тому же сопровождалась простым, доступным и вместе с тем глубоким и проникновенным комментарием. В канун знаменательного юбилея мы беседуем с первым комментатором патриарших богослужений, сотрудником Московской Патриархии Николаем Державиным.

 — Николай Иванович, как родилась идея трансляции богослужения? Была ли это инициатива телеканала?

- Да, интересно было бы выяснить, от кого исходила инициатива проведения трансляции богослужения — непосредственно от руководства телеканала или от священноначалия. Приближалось Рождество, когда приснопамятный Патриарх Алексий поручил мне помочь организовать трансляции богослужения. Я встретился с группой, которой было поручено провести первую трансляцию. Мы поехали в Богоявленский собор, посмотрели, где разместить камеры, как выставить свет, обсудили другие технические требования. Сложность состояла в том, что никто в группе не знал, как снимать богослужение. Что нужно делать? Изначально задача сводилась к тому, чтобы просто показать хорошую картинку. Потом по мере обсуждений возникли вопросы о том, что можно снимать, а что нет, каков порядок богослужения. В процессе разъяснений и обсуждений родилась идея сопроводить трансляцию комментариями, объяснить зрителям, что происходит в это время в храме, раскрыть важные моменты богослужения, дать русский перевод непонятных текстов. Я доложил Патриарху об этом предложении и, получив одобрение, написал небольшой текст. Далее возник вопрос, кто будет читать комментарий в эфире. Изначально предполагалось, что этим займутся дикторы, но такого диктора, который с первого раза смог бы сориентироваться в происходящем, мы не смогли найти. В итоге съемочная группа предложила мне принять участие в общей работе, хотя у меня не было ни опыта, ни соответствующей подготовки. Вообще до этого времени трудно было представить, что в России когда-нибудь появится возможность прямой трансляции богослужения по центральному телевидению.

— Вы уже двадцать лет комментируете трансляции праздничных богослужений. Меняется ли при этом конструкция комментария, его содержание? Ведь последование богослужения остается неизменным.

- Конечно, комментарий сохраняет свои конструктивные особенности. Однако это прямой эфир, где возникают разные обстоятельства и нужно быть готовым ко всему, к любой неожиданности. Когда я оказываюсь за монитором, то полностью погружаюсь в богослужение, сопереживаю его вместе с остальными молящимися и стараюсь передать это настроение телезрителям.

— Кто смотрит эти трансляции, есть ли реакция самих телезрителей?

- Во-первых, наши трансляции смотрят верующие люди, которые хотели бы участвовать в богослужении, но не могут сделать это в силу различных обстоятельств. От таких зрителей мы получали немало благодарственных писем, но были и критические замечания. В частности, некоторые верующие телезрители писали, что нужно сократить объем комментариев, что богослужение не должно превращаться в фон для диктора. Люди хотели почувствовать атмосферу службы, благоговения. И, конечно, мы прислушивались к таким пожеланиям.
Во-вторых, нас смотрят люди, которые еще не перешагнули порог храма, но испытывают интерес к тому, что происходит в Церкви. И применительно к таким зрителям трансляции богослужений являются формой церковной миссии. Стараясь отвечать этим требованиям, в отдельные моменты я просто умолкаю и даю зрителям возможность насладиться пением хора. Или возьмем, к примеру, такой важный момент Литургии, как евхаристический канон. Поначалу я объяснял, что происходит в это время, но потом решил, что не буду этого делать.

— Вы упомянули о возможных казусах, которые могут возникнуть в прямом эфире. Были ли они у вас?

- Конечно. Пропадал звук, исчезала картинка на мониторе, и приходилось комментировать вслепую. Когда трансляции шли из Богоявленского собора, мое место было расположено справа от алтарной части, а ПТС (передвижная телевизионная система. — Ред.) и все остальные службы находились за стенами храма. Не было возможности общаться напрямую, связь, если и была, то односторонняя. В общем, в этом отношении с тех пор мало что изменилось.

— Есть ли специфика проведения трансляций из Храма Христа Спасителя по сравнению с Богоявленским собором?

- Безусловно. Это связано с размерами, особенностями интерьера, организацией пространства. Изначально при строительстве была идея создать в храме все возможности для съемок: заложить туда телевизионные коммуникации, поставить стационарные камеры, в крипте собора устроить ПТС. Однако в силу финансовых проблем этот проект не был реализован. Единственное, что сделали, — это очень скромное комментаторское место за алтарной частью.

— Одно время с вашим участием действовал проект «Церковь без границ». Не могли бы вы рассказать о нем?

- Да, через два года после начала трансляций было создано Православное информационное телевизионное агентство, куда вошли настоящие профессионалы и при этом верующие люди. Проект «Церковь без границ» предполагал организацию в день праздника цикла прямых репортажных включений из разных регионов и стран. Но этот проект был дорогим. Нужно было послать людей в разные точки мира, заказать так называемый ствол, чтобы в нужный момент включить передачу через спутник. Какое-то время мы это делали, но кризис 1998 года нас подкосил.

— Что из вашей комментаторской практики запомнилось больше всего?

- Наверное, самые памятные трансляции мы провели в день Рождества Христова в 2000 году из Вифлеема и Иерусалима. В Вифлееме условия были очень тяжелыми, каждая деталь съемок согласовывалась с величайшим трудом, во время трансляции у меня не было нормального места, пришлось сидеть на каком-то балкончике. К тому же накануне шел проливной дождь, который нарушил работу городской энергосистемы, даже в храме протекла крыша, а внутри кое-где стояла вода. Хорошо, что Промыслом Божиим мы, перестраховавшись, заранее заказали дизель-генератор. Всё богослужение прошло с нашим освещением, а мы были единственной программой, которая давала сформированный сигнал. Благодаря ощущению команды мы выходили из самых трудных ситуаций, когда профессионализм подкреплялся сплоченностью и силой духа.
…Агентство развивалось, вскоре мы занялись производством еженедельных цикловых программ, одно время нашими силами выпускалось шесть еженедельных программ для разных каналов и одна ежедневная. Агентство работало практически круглосуточно. К сожалению, в связи с кризисом 1998 года оно прекратило свое существование. Но слава Богу, что телеканалы за это время также накопили опыт съемок церковных сюжетов.

— Как духовенство относится к организации трансляций?

- Вначале была некая настороженность. Конечно, процесс съемок — свет, работа камер — мешает молящимся. Когда в алтаре стоит дополнительный свет, который режет кому-то глаза, торчат микрофоны, на возвышении установлена камера, а во время каждения перед Патриархом идет оператор, это не способствует созданию молитвенного настроения. Но надо понимать, ради чего это делается, надо в этом случае проявить чувство христианской солидарности и жертвенной любви к ближним, которые не могут прийти в храм и побывать на патриаршем богослужении.

— Сегодня много говорят о том, каким должно быть православное телевидение. Каково ваше мнение по этому поводу?

- Нам нужен канал, который, освещая широкий спектр проблем и событий, давал бы церковную оценку всему происходящему. Нужно делать культурологические, молодежные, детские программы. Зрителя нужно не просто информировать. Его нужно сориентировать по тем или иным вопросам, предложить ему адекватную точку зрения, а не просто критиковать, не просто говорить, что мир лежит во зле. Конечно, важно, чтобы подача материала была искренней, без налета елейности, выполненная в современной стилистике. Мы должны быть конкурентоспособны.
Беседовал Евгений Мурзин

http://e-vestnik.ru/rubric/8/1725

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru