Русская линия
Русская линия Игорь Андрушкевич10.01.2011 

В цепи столетий

Двухсотлетние юбилеи в Америке

В прошлом 2010 году отмечались двухсотлетия независимости нескольких Латиноамериканских стран, в том числе Аргентины, Чили, Колумбии и Мексики. По этому поводу, в этих странах в течение всего 2010 года происходили многочисленные акты и торжества.

Ежеквартальный журнал «Политический диалог», немецкого фонда политических исследований «Konrad Adenaer Stiftung», посвятил свой третий номер 2010 года целиком этим латиноамерианским юбилеям, под испанским названием «Bicentenarios», «Двухсотлетия».

В «Кадетском письме» № 67, от октября 2010 года, в статье «Роль военных в глобальной перспективе», были отмечены торжества этого двухсотлетия в Чили, причем было обращено особое внимание на их сугубо военный характер.

Интересно, что объявления независимости испанских колоний в Латинской Америке обыкновенно характеризуются по-испански как «революции», хотя, на самом деле, они были в основном переворотами идеологических меньшинств, в конечном счете всегда принимавшими военный характер. Причём, эти объявления независимости от Испании произошли во время оккупации Испании наполеоновскими войсками.

Западный мир обратил значительное внимане на эти двухсотлетия, ибо его руководящая элита понимает, что празднуемые события были на самом деле первыми в современной истории экспериментами «создания новых наций» (Nations building), с новыми, специально написаными, конституциями. При этом, отменялись практически все предыдущие местные политические учреждения, и даже такие демократические элементы предыдущих испанских исторических конституционных традиций, как, например, муниципальные «кабильдо» в этих колониях, происходившие от древних римских республиканских муниципальных «курий». В результате, от такой ломки, при одновременном внедрении чужеродных учреждений, сильно страдало дальнейшее гармоническое общественное развитие многих стран в этой части света. Однако, несмотря на это, к настоящему времени, в некоторых из этих стран (хотя и не во всех) наблюдается известное преодоление этих неполадков и намечается относительная политическо-экономическая консолидация, как, например, в Бразилии. Эта последняя страна даже начинает играть известную международную роль, вплоть до того, что она претендует стать постоянным членом Совета Безопасности (хотя и без права на вето).

В этом же 2010 году стало также очевидным, что дальнейшие создания таких «новых наций», с «новым порядком», вместо «старого режима», потерпели фиаско не только в Ираке и в Афганистане, но также и на Украине. Причем, одновременно выяснилась ошибочность прогнозов, сделанных в самом начале этих акций в Ираке и Афганистане, в том смысле, что, после этих акций, «мир будет более безопасным».

Столетние юбилеи в России

В этом же 2010 году также стали раздаваться все чаще голоса о приближении других, макроисторически не менее важных, столетних годовщин. Особенно Россия стоит на пороге таких великих юбилеев.

Заключительный XXI Кадетский Съезд русских зарубежных кадет, состоявшийся в середине 2010 года в Сербии, в 3-ем пункте своей Резолюции, обратил внимание на приближающееся двухсотлетие Великой Отечественной Войны 1812 года. По этому поводу, по предложению одного участника Съезда из Санкт-Петербурга, XXI Кадетский Съезд обратился к Президенту и к Правительству России, с предложением «восстановить Праздник Победы в Отечественной войне 1812 года».

В следующем 2012 году, также исполняется 400-летие победы русского народа, под водительством Русской Церкви и Русского Воинства, над иноземными и иноверными интервентами и доморощенними ворами, учинившими Первую Смуту в России и верховодившими ею около целого десятилетия. Уже тогда было установлено праздновать день их изгнания из Москвы, 22 октября 1612 года, по православному календарю (4 ноября по новому стилю). Таким образом, этот 1612 год является «годом народного единства» России, и, одновременно, кануном 400-летнего юбилея Земского Собора 1613 года.

В «Кадетском письме» № 43, уже в 2005 году было отмечено приближение этого 400-летия Земского Собора 1613 года, окончательно «положившего конец Первой Великой Смуте и восстановившего духовную и политическую независимость Руси».

Тогда было также указано, что этот наступающий юбилей «должен стать идейным катализатором для окончательного преодоления нашей Второй Великой Смуты. Необходимо создать Юбилейную Соборную комиссию, по соборному признаку, из представителей Правительства, Думы, Русской Церкви и Вооруженных сил. Ведь наш Земский Собор (Landcongress), впервые учрежденный в 1550 году, никогда не был упразднён ни отменён».

Не лишено глубокого символического смысла, что это 400-летие совпадает с 1700-летием провозглашения коренного принципа Христианской Цивилизации, принципа веротерпимости и толерантности. 1700 лет тому назад, в 313 году, святой равноапостольный император Константин Великий провозгласил в городе Милане этот принцип в своем «Миланском эдикте».

Император Константин Великий

Если Христианская религия и Христианская Церковь имеют своим началом жизнь и учение Иисуса Христа, то, очевидно, что Христианская цивилизация (понимаемая, в первую очередь, как синтез религиозных, нравственных, правовых и общественных параметров) имеет своим символическим началом именно этот Миланский эдикт 313 года.

Несомненно, веротерпимость, при сосуществовании разных религиозных концепций, иногда проявлялась и раньше в истории человечества. Однако, она никогда не была общим правилом и, самое главное, никогда не была публично возведена в общий принцип. Её самые впечатляющие проявления всегда были покрыты некоторой таинственностью, как, например, встреча ветхозаветного праотца Авраама с Мельхиседеком, царём и первосвященником Салема (будущего Иерусалима). Также и Волхвы, пришедшие с Востока поклонится новорожденному Христу, тоже были язычниками, по-видимому последователями персидского учения Зороастра. Значит, Христос пришел тоже и к ним, ибо, как учит Церковь, Христос пришел ко всем народам.

Между прочим, к моменту обращения императора Константина, в тогдашней Римской Империи, и оособенно в Римской Армии, были распространены многие чужеродные религии, и особенно персидская религия Митры. Лишь христиане подвергалась систематическим гонениям, ибо они никак не соглашались поклоняться римским языческим императорам, как божествам.

Император Константин был сыном Констанция Хлора, одного из четырёх императоров-соправителей «тетрархии» («четверовластия»), учрежденной императором Диоклецианом. Он был иллирийцем, и родился 285 году в городе Нише, в южной Сербии. После смерти своего отца в 306 году, Константин заступил его место в этой системе, со столицей в Трире, в Южной Германии. Диоклециан, создавший эту новую административную систему Римской Империи, тоже был иллирийцем, из Далмации, и был несомненно незаурядным талантливым правителем. Однако, задуманная им коренная перестройка переживавшей кризис Империи, для её спасения, провалилась, ибо нельзя заменять назревшую небходимость хирургических операций психологическими сеансами и гомеопатическими средствами. В частности, Диоклециан считал, что широким применением смертной казни можно пресечь религиозные чаяния значительных слоев населения и остановить растущую инфляцию в безхозяйственной экономике.

На опыте очевидного провала этой перестройки, император Константин, как и все великие гении истории, вскоре убедился, что подлинное спасение состоит не в административных и не в политических манипуляциях, а в нахождении новых путей в будущее. Он понял, в основном, три вещи:

1. Гонения на Христианство надо прекратить, ибо лучшими кадрами Империи были именно христиане. Кроме того, первоначальная коренная конституционная суть римского соборного государства (рес-публики, общего дела) заключалась в симфонии между политической властью и народными верованиями. Христиане при Константине уже составляли приблизительно шестую часть всего населения, а в армии и в столичных и портовых городах и того больше. Их преследование нарушало эту конституцию и подрывало само государство.

2. Хроническую инфляцию невозможно прекратить без пресечения бесконтрольного выпуска денег без покрытия. Диоклециан подмешивал в золотые и серебрянные римские монеты медь и олово, при той же номинальной стоимости. Константин ввёл новую золотую монету, под названием «солидум» (от латинского коммерческого понятия «солидарной поруки»), с гарантированной долей золота. Впредь, реальные расходы государства никак не могли превышать его реальных приходов. Инфлация весьма скоро прекратилась, а новая монета святого Константина стала лучшей монетой всего мира в течение семи веков.

3. Вследствие всего этого, «тетрархию» надо было отставить, ибо она сама по себе ничего не разрешала, а только усложняла. Надо было восстановить единоличную монархию, но без обожествления личности монархов, как это и было в начальный период истории Рима. Для этого надо было постепенно устранять всех остальных тетрархов, тем более, что некоторые из них не соглашались полностью прекратить гонения на христиан.

В процессе этой последней операции, Константин открыто провозгласил себя сторонником Христианства, после видения им на небе Креста с надписью «сим победиши», накануне бытвы у Мильвийского моста около Рима, в 312 году, с войсками со-императора Магенция. Римская армия получила приказ вступить в бой под знамёнами с Крестом и с этой надписью.

Победа Константина Великого в этом сражении, под христианской символикой, дала новую легитимность не только императору, но и самой империи. Даже можно сказать, что конституция империи преобразилась. Христиане получили свободу вероисповедания, а не христиане были освобождены от принужденного обожествления личности императора.

В Милане в 313 году состоялась встреча между императорами Константином и Ликинием, в результате каковой и был провозглашен Миланский эдикт. Однако, законодательность касающаяся этого вопроса веротерпимости началась уже в 311 году и продолжалась вплоть до 324 года, рядом эдиктов и личных указаний императора. Так, например, в одном указе от 315 года, император Константин запрещает клеймить лицо осужденных на работы в рудниках, ибо «человеческое лицо сотворено на подобие небесной красоты». В другом указе, адресованном восточным провинциям Римской империи, святой Константин резюмирует новую доктрину: в вопросах веры каждый человек «должен следовать велениям своего сердца».

Римская империя продолжала быть во многих отношениях языческой. Большинство Сената и всего населения продолжали быть язычниками. Император Константин в своих указах подчеркивает, что никого нельзя насильно переводить из одной религии в другую. При открытии новой столицы, в ней открываются не только христианские храмы, но также и языческие. Христианство никому не навязывается, но запрещается его дискриминация, как в области чисто религиозной, так и в области благотворительной и педагогический деятельности. Христианской Церкви возвращаются её храмы и всё её имущество, отобранные во время гонений, и разрешается строительство новых храмов.

В 324 году, после смерти своего последнего соправителя-тетрарха, Константин Великий окончательно установил единоличную монархию в Римской Империи. В следующем 325 году он созвал в Никее, в Малой Азии, Первый Вселенский Собор Христианской Церкви, который он и открыл. На этом Соборе была установлена первая часть Символа Веры и наш Православный календарь, которым мы пользуемся до сих пор. На заседаниях Собора император Константин не принимал участия, ибо не был епископом, но по окончании Собора он сверил своей подписью подписи членов собора, по их просьбе. Так, Константин Великий стал первым православным царём и нотариусом Вселенской Церкви. А еще через пять лет, Константин Великий перенёс имперскую столицу из старого Рима в построенный им Новый Рим, который затем стал называться Константинополем, хотя славяне его называли Царьградом, а сами его жители просто «Городом», («истин Полис»), каковое имя турки затем исковеркали в «Истанбул».

Царь Константин Великий был одной из самых популярных исторических личностей в Византийской Империи и в России. Само имя «Константина» — до сих пор одно из самых популярных имён в Греции и в России. После Константина Великого, в Византии было еще десять императоров с именем Константина. Последний Византийский император, погибший на стенах Константинопола в 1453 году, был Константин XI.

Создатель нашего славянского алфавита «кириллицы» был Константин Философ, затем принявший в монашестве имя Кирилла. Старший брат императора Александра Первого имел имя Константина, ибо в те годы многие греки мечтали освободиться от турок и восстановить Византию, со столицей в Константинополе, во главе с сыном русского царя, о чем они заблаговременно и просили. (С тех пор, вплоть до Катастрофы в России, главной целью геополитики Запада было не допустить восстановления Креста над Святой Софией в Константинополе. Когда в России вспыхнула революция, премьер Англии Ллойд Джордж выразил свой восторг, что Константинополь не нужно будет возвращать православным, как это было обещано в начале Первой Мировой войны.)
Реформатором кадетского воспитания в России был Великий Князь Константин Константинович. Корпусным праздником славного Крымского Кадетского Корпуса был день святых Константина и Елены. Праздником Кадетского Объединения в Аргентине с самого начала тоже был этот день. При освящении Кадетского помещения в Аргентине в 1995 году, в нем была установлена большая икона святых Константина и Елены, специально написанная для Объединения его вице-предеседателем архитектором Олегом Ауэ.

Цепная связь времен

В «Электронном Кадетском письме» № 13, от июня 2004 года, эти события и процессы былы охарактеризованны следующим образом:

«Константин Великий мгновенно переменил символику римского войска, выдвигая перед ним новое Знамя с изображением Креста. С этим победным Знаменем он побеждает, и с тех пор оно становится Знаменем Христолюбивого Воинства Римской, Византийской и Российской империй. Больше того, именно это Знамя создает само Христолюбивое Воинство, как таковое. Вскоре это понятие фиксируется навсегда Святым Иоанном Златоустом в Христианской Литургии, во время которой возносятся моления за „Филохристу страту“ (Христолюбимое воинство).

Однако, было бы неправильно думать, что в результате воздвижения новой символики совершилось мгновенное преобразование Империи, из языческой в христианскую. Исторические процессы никогда не бывают мгновенными. Они всегда являются весьма длительными, и лишь отдельные вспышки на тех или иных поворотах этих процессов бывают мгновенными.

Константин Великий в 313 году даровал Христианской Церкви и христианам лишь свободу наравне с другими верованиями. (Через девять лет, в 2013 году, должно исполниться 1700-летие этого судьбоносного исторического события). Это был лишь акт терпимости по отношению к Христианству, акт поистине великолепный, после всех предыдущих кровавых и жестоких гонений. Но процессы дальнейшего вырождения языческих элементов в тогдашней цивилизации продолжались еще долго. Коренная перемена заключалась в том, что процессы возрождения получили свободу для своего развития. Так, тогда началась открытая борьба между процессами вырождения и процессами возрождения, или, вернее, процессами преображения. Для окончательного триумфа христианского преображения тогдашнего Римского Государства понадобилось еще около 80 лет. Лишь в 391 году (когда все члены Римского Сената стали христианами) испанский император Феодосий Великий официально провозгласил в Константинополе Римскую Империю христианским государством.»

Вскоре после этого, император Феодосий Великий отказался от одного из своих многочисленных римских императорских титулов, а именно от титула римского верховного языческого жреца «Pontifex maximus» (буквально: «верховный мостостроитель»), как несовместимого с Христианством. Так было восстановлено раздвоение между государственной и религиозной властями, первоначально существовавшее в римском государстве около семи веков, от основания Рима в 753 году до Р. Х., до Юлия Цезаря, присвоившего себе вышеуказанный титул.
Через приблизительно сто тридцать лет после Феодосия Великого, император Юстиниан чётко определил в своем «Шестом новом законе» (Шестой новеле) необходимые условия для этого раздвоения, дабы оно было «благим и полезным для всего народа», как указано в самой новелле.

Реакция и отход Запада

Однако, в Западной Европе, к тому времени сильно разоренной и дезорганизованной набегами и завоеваниями разных варваров, начался сильный процесс культурной варваризации. Ортега-и-Гассет описывает начало этого процесса, как «потерю двуязычия в пятом веке». В Средней и в Северной Италии и в бывших западных римских провинциях не только было потеряно знание эллинского языка, но также были потеряны труды великих древних эллинских философов и даже тексты римских законов и юридических трактатов. В такой безкультурной атмосфере, но при сильной ностальгии о потерянном величии, в Риме кто-то тогда решил подхватить отброшенный константинопольским императором титул верховного римского языческого жреца и добавить его к титулу римского христианского епископа.

Это был коренной крен в политической ориентации Римской Церкви. Римская Церковь стала претендовать и на мировую мирскую власть. Вследствие этого, она со временем стала претендовать и на власть над другими Христианскими Церквями. В результате этого, она стала считать, что она не нуждается в соборном согласии с остальными Церквями, и что она сама самовольно может решать все церковные вопросы, вплоть до перемены церковного календаря, соборно установленного на Первом Вселенском Соборе, без необходимости каких-бы то ни было консультаций ни консенсов.

Таким образом, Запад уже тогда наметил категорически иной подход к отношениям между Церковью и государством. Со временем, Запад стал считать, что между Церковью и государством должно быть подчинение или полное отделение, а не симфония. Вначале даже считалось, что только Римские папы могут давать королевские титулы. Вестфальский мир, установивший в 1648 году современные структуры Западного мира, подтвердил принцип «cuius regio, illius religio», т. е. «чья власть, того и религия». Так, население стран с римо-католическими правителями должно было быть римо-католическим, что тогда и было временно достигнуто в Испании, Италии и Франции (в последней — ценой Варфоломеевской ночи), а в странах с протестантскими правителями — протестантским. В Англии, король даже считается, до сих пор, главой Англиканской церкви. Однако, в Европейском Союзе сегодня уже открыто выражается стремление к отступлению от Христианства и от его символики.

Попытки воцарить в России иноверных правителей всегда преследовали ту же самую цель: со временем оторвать от Православного Христианства русский народ, и перевести его в иную веру правителей. Не только польские короли и оба Лжедмитрия, но и декабристы, февралисты и октябристы мечтали, что, захватив власть над русским народом, они смогут оторвать его от Православия и перевести его в свою веру или в свое неверие. Одни были римо-католиками, другие были идеологическими сектантами, третьи были безбожниками и богоборцами. Однако русский народ в своем большинстве не захотел принять ни одной из этих наметаемых ему (до сих пор) иных вер. Русский народ обладает своей собственной, свободно избранной и самобытно развитой культурой и цивилизацией.

В этом суверенном демократическом решении России, всегда сохранять свою духовную и физическую свободу, вопреки любым внешним и внутренним провокациям, и заключается, в конечном итоге, коренной смысл наших наступающих великих столетних юбилеев.

Великий Константиновский юбилей
Фигура первого православного царя, святого Константина Великого, является исключительной исторической фигурой. Сама же 1700-летная годовщина его Миланского эдикта является из ряда вон выходящим юбилеем мирового значения.

Несколько лет тому назад, Римская церковь начала публично готовиться к празднованию этого 1700-летнего юбилея. Центральные юбилейные торжества были намечены в городе Милане, под общим руководством местного римо-католического архиепископа. Однако, вскоре Сербская Православная Церковь заявила, что она собирается торжественно отметить этот юбилей в городе Нише, где родился святой Константин, под руководством местного сербского православного архиерея. На эти торжества, Сербская Православная Церковь решила пригласить не только все Православные Церкви, но также и все христианские церкви и организации всего мира, в том числе и Римского папу.

Тем временем, на римскую кафедру вступил новый папа, немецкого происхождения, вместо предыдущего папы поляка. По ряду признаков, по-видимому, новый папа хочет как-то изменить прежний курс Ватикана по отношению к Православной Церкви, хотя делает он это весьма осторожно и медленно. Новый папа официально посетил Константинопольскую Патриархию, с подчеркнутым выражением своего хорошего предрасположения к Православной Церкви, каковую он называет «братской», чего он не делает по отношению к Протестантским Церквям.

Как-бы то ни было, Римская Церковь перестала пропагандировать свои юбилейные акты в Милане и официально заявила, что папа Венедикт XVI собирается принять приглашение Сербской Церкви прибыть в 2013 году на юбилейные торжества 1700-летия в Сербии.

Создается впечатление, что, по этому поводу, между Римской Церковью и Сербской Православной Церковью могли происходить какие-то негласные контакты. Кроме того, имеется на лицо ряд очевидных проявлений иного отношения к Сербской Церкви со стороны Ватикана. Например, в австрийской столице Вене, Римская Церковь уступила полностью Сербской Православной Церкви один свой местный храм, несмотря на некоторые протесты местных католиков. Мол, в этом районе города имеется больше верующих сербов, желающих посещать богослужения в храме, чем местных римо-католиков, с таким же желанием. Особенное значение имеет недавнее официальное подтверждение Ватикана, что он не признает самовольно объявленной независимости сербской исторической провинции Косово и Метохия, где находится историческая кафедра Сербского патриарха. Причем, представитель Ватикана подчеркнул, что большинство стран мира до сих пор не признали этой независимости.

Сербская Православная Церковь повторяет, что на юбилейные торжества 1700-летия Миланского эдикта в Сербию приглашены не только все Православные Церкви, но и вообще все христиане, ибо это не только чисто религиозные вселенские торжества, но также и общественно-политические.

В наши дни новых глобальных открытых и подспудных дискриминаций и гонений Христианства, Миланский эдикт святого Константина Великого обретает новую и острую вселенскую актуальность. +

Ссылки:
- 950-летие разрыва Запада с Православием.
(Э-Кадетское письмо № 8, январь 2004)
- Актуальная программа св. царя Константина Великого
(Э-Кадетское письмо № 13, июнь 2004)
- Симфония. Учение о благосозвучии
между священством и государством.
(Э-Кадетское письмо № 26, июль 2005)

Электронное Кадетское письмо № 69.
Буэнос Айрес, январь 2011 г. XVI год издания.
Издатель и редактор: Игорь Андрушкевич. Выходит на правах рукописи.
При использовании материалов, ссылка на источник обязательна.
Электронный адрес: kadetpismo@hotmail.com
Почтовый адрес: Casilla de correo 51, 1653 Villa Ballester, Argentina.

http://rusk.ru/st.php?idar=45952

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru