Русская линия
Русь Державная Александр Торшин04.01.2011 

Пусть 2011-й станет годом духовной мобилизации
Беседа с первым заместителем Председателя Совета Федерации РФ Александром Порфирьевичем Торшиным

«Русь Державная»: Заканчивается первое десятилетие нового века. Новейшая российская история полна самых различных событий и процессов. Учитывая направленность нашей газеты, хотелось бы осмысливать их, прежде всего, с духовно-нравственных позиций.
Я хорошо помню нашу первую встречу в Троице-Сергиевой Лавре на торжествах, посвящённых 600-летию со дня преставления преподобного Сергия Радонежского, когда после праздничного приёма мы приехали с нашим общим другом Вячеславом Клыковым в посёлок Радонеж к его памятнику преп. Сергию. А ещё я вспоминаю открытие в том же году его памятника равноапостольным Кириллу и Мефодию тогда ещё на площади Ногина (ныне Славянской) и слова Патриарха Алексия: «Во главе всех процессов в России должна стоять духовность».
Сбываются ли в какой-то мере эти благие пожелания? И что мешает нам их активно реализовывать? Как вы считаете?

АлександрТоршин: Сложный вопрос вы задали мне, Андрей Николаевич. Я здесь скорее осторожный реалист. Серьёзных перемен мы пока не достигли. Скорее идёт накопление некоей базы, которая, я надеюсь, позволит в будущем подняться духовности в нашем обществе главным образом за счёт подъёма Русской Православной Церкви.

А.П.Торшин и А.Н.Алекаев во время Крестного хода (с. Спасско-Заборово)

За это время усилиями ныне покойного Святейшего Патриарха Алексия II и Святейшего Патриарха Кирилла окрепла материальная база нашей Церкви. Наверное, история православия не знает подобного периода, когда такими быстрыми темпами воздвигались и восстанавливались храмы и монастыри на Руси, открывались духовные школы, приводились в порядок погосты.

С нашей законотворческой стороны мы сделали всё возможное для этой деятельности. И совсем недавно, под занавес уходящего года был принят важнейший закон о возврате Церкви имущества, которое было у неё отнято в начале XX века.

Впереди очень большая и сложная работа. И когда создана церковная инфраструктура, её необходимо наполнять конкретным содержанием. А это титанический труд. Вот, казалось бы, верит человек в Бога, иногда ходит в церковь, ставит свечки, крестится, читает молитвы, и, казалось бы, у него должен наступить духовный расцвет. Не получается! Потому что это должен быть каждодневный очень большой и кропотливый труд. А мы, граждане Российской Федерации, решая повседневные задачи, думаем, что духовность у нас генетическая, сама собой разумеющаяся. На самом же деле, если не трудиться над её укреплением, она будет деградировать.

Мы в XXI веке до сих пор считаем себя самой благородной, самой красивой, самой духовной нацией в мире. Русские — это всегда добродушные, интеллигентные, совестливые люди. Да, такая о нас слава была. Но разве мы ей соответствуем сейчас?

Давайте обратимся к статистике. Первое место в мире по абортам. Это что, сильно нас красит? Первое место в Европе по убийствам. А ведь многие нации, которые не кичатся своей «богоносностью», ведут себя совсем по-другому. Они просто живут по-людски. А мы почему не можем?

Что у нас происходит с институтом семьи? А в сфере межнациональных отношений? Здесь, как говорится, мы сильно поиздержались. Потому что реально нужно было решать другие, казалось, более важные задачи. А то, о чём я только что упомянул, — это как бы само собой устроится.

Сначала, в послеельцинские годы, нужно было во что бы то ни стало удержать целостность территории России. Реальность распада была совершенно очевидна. Удержали. Только начали более-менее жить хорошо — ударил кризис, который опять же мы не сами себе сделали, а нам его организовали. Из этого кризиса мы выходим с большими потерями.

Благодаря излишней доверчивости, из-за отсутствия должного внимания к своей духовной территории мы как-то очень спокойно относимся к тому, что у нас вдоль и поперёк шастают «охотники за умами» и самых лучших и талантливых просто сманивают за рубеж. Благодаря тому, что реальные демократические ценности каждый трактует на свой лад, мы сегодня являемся свидетелями громадной разрушительной деятельности средств массовой информации, особенно телевидения. На всех почти без исключения каналах — насилие, убийства, конфликтные ситуации… И всё это с каким-то жутким надрывом, страданиями. Как-то у Патриарха Алексия II была просьба к семинаристам подсчитать за сутки количество убийств на телеэкране, по всем каналам. Оказалось — убитыми более четырехсот человек!

И что же? Мы построили самое конфликтное общество в мире. Я ответственно об этом заявляю. Даже в Африке такого нет. Нигде нет такого уровня конфликтности и озлобления.

Есть над чем задуматься! На самом деле модернизация — это хорошо. А для кого мы будем модернизировать наше общество? Для манкуртов? Так они и без модернизации хорошо живут. Манкуртам много не надо. Бей инородцев, продавай Родину. И так далее.

А давайте посчитаем тех, кто работает здесь, в России, а деньги предпочитает держать за рубежом. Своих детей предпочитают обучать тоже за кордоном. Нужны какие-то серьёзные решения и действия во всех без исключения сферах нашей жизни. Поэтому, говоря о заканчивающемся десятилетии, я бы не стал особенно обольщаться. Думаю, что следующее десятилетие будет для всех нас еще более сложным и тяжёлым. Какое время пошлёт нам Господь, такое и будет. И нам надо это прежде всего осознать и сделать несколько решительных шагов, которые давно уже назрели.

Выступает Александр Торшин

Первое — провести в стране серьезную инвентаризацию людских ресурсов: на кого мы можем рассчитывать в нашем Отечестве? Сегодня нас чуть более 140 миллионов. Давайте посмотрим возрастную структуру, образовательную. С кем будем выходить из этой ситуации? Несколько дней тому назад на заседании правительства Владимир Владимирович Путин объявил, что у нас в стране свыше 13 миллионов инвалидов. То есть каждый десятый — инвалид. А посмотрим на статистику пьянства и наркомании.

Итак в среднем из десяти человек у нас один инвалид, один алкоголик, один наркоман, как минимум двое в погонах или на охране, один пенсионер и один несовершеннолетний. Получается, что только трое из десяти реально работоспособных людей. Значит, трое должны кормить семерых?! И не надо быть выдающимся экономистом, чтобы подсчитать всё это.

Хотя, с другой стороны, и не всё так плохо. Есть работающие инвалиды. И алкоголики тоже работают. Но реально тех людей, которые могут всецело посвятить себя труду, воспитанию детей и жить полнокровной жизнью, получается, не так уж и много.

После того как мы проведём эту инвентаризацию, мы должны будем неизбежно определить себе некий период мобилизации. Без этого, наверное, не обойтись. Наше правительство должно понять, что за три года мы должны навести порядок в стране, выявить самые узкие места в её развитии и работать по ним, задействуя максимальные ресурсы.

В этой связи не могу не порадоваться, что наш Государственный антинаркотический комитет подписал соглашение с Русской Православной Церковью. Теперь мы вместе будем бороться с этим злом. Надо разрабатывать специальные программы и, не жалея денег, вкладывать именно сюда необходимые средства.

Наши проблемы все на виду. Наберите в поисковике интернета несколько слов: «Россия занимает первое место в мире по…» И такое получите, что лучше на ночь не читать. Выяснится, что мы впереди планеты всей по курящим людям (особенно женщинам). А это ведь здоровье нации! Я уже говорил про аборты и убийства. Первое место мы так же уверенно держим по росту наркомании, динамике заболеваний СПИДом и так далее.

Вывод напрашивается сам собой: бездуховные люди эти проблемы решить не смогут. Но впадать в уныние нельзя ни в коем случае. Надо радоваться каждому дню, который Господь тебе посылает, и проживать его с пользой для Отечества.

Ещё лет пятнадцать назад какие восторженные мнения были о России за рубежом? Замечательный народ, прекрасные, самые гостеприимные люди. Я сижу и думаю: пока мы им давали по карманам шарить, как они нас восхваляли! Сейчас начали прижимать — сразу мы стали и злыми, и антидемократичными, и агрессорами. Куда-то вдруг делась вся восторженная риторика! Во всех международных рейтингах мы занимаем самые последние места. И хотя рейтинги эти большей частью «рисованные», задуматься всё-таки надо.

РД: Я сейчас вспомнил наш давний разговор с митрополитом Смоленским и Калининградским нынешним Патриархом Московским и всея Руси Кириллом, его очень образное и ёмкое высказывание: нам нужно не только стены штукатурить!.. Владыка имел в виду духовно-нравственное просвещение народа и его приоритетное значение. Газета «Русь Державная» восемнадцатый год по мере наших скромных возможностей старается выполнять эту задачу. Но мы с каждым днём убеждаемся, что очень сложно сегодня широко внедрить, по сути дела, простые истины в сознание нашего народа. Нет таких ресурсов, возможностей. Известный русский писатель Владимир Крупин как-то с болью сказал мне: «Разве у нас тиражи? Какие-то десятки тысяч экземпляров. А у них (имея в виду телевидение) — миллионы!» Поэтому воздействие на умы и души людей должно быть более активным, чтобы наши ручейки духовные разлились в полноводные реки.

А.Торшин: А вы задавали себе вопрос: а почему так мало людей добровольно приходят к вам на помощь, почему слабо растёт подписка? Они что, так задавлены заботами? Или им всё же интереснее на диване у «ящика» лежать? Да и что проще: газету читать или телевизор смотреть? Телевизор смотреть! Газету читать — надо ещё очки надеть, страницы перелистывать да ещё и над проблемами задумываться. А большинству особенно нравится, когда думать не надо. А потом удивляемся, откуда у нас такой высокий коэффициент агрессивности в обществе.

РД: Думать не надо. Это вы хорошо подметили. Я часто езжу по России с нашим Союзом писателей. И у меня складывается впечатление, что в глубинке люди почему-то больше думают. Вот из глухой деревни приходит письмо в редакцию. А в нём одна тысяча рублей и слова: «Получила „Русь Державную“ — и хочется жить!» Значит, есть еще духовная потребность в народе, не окончательно убило её телевидение. Значит, есть живительные ручейки в душах людей. И надо только их раскопать, очистить от грязи, чтобы превратить в полноводную реку. Но для этого, наверное, нужна соборная воля всего народа нашего. А то мы как бы в разных диапазонах работаем: Церковь — отдельно, народ — отдельно. Усилия объединять слабо получается.

А.Торшин: На самом деле всё гораздо сложнее. Одновременно идёт целый комплекс различных процессов, которые, к сожалению, тянут нас ко дну. Мы обладаем огромной территорией, самой большой в мире. А как она населена у нас? Где густо, а где пусто. Где-то сверхрождаемость, а где-то дети не родятся вовсе. И это — одна из самых больших проблем. Коммунисты её решали. Решали жестко. Через институт прописки и налог на бездетность. Сейчас у нас демократическое общество, и так уже решать нельзя. А как по-другому решать — непонятно.

Урбанизация. Огромное стремление людей жить в городах. В глубинке — в сёлах, малых городах, которые сейчас погибают, — там народ действительно чище и лучше. Потому что ещё Энгельс отмечал, что проклятие рода человеческого — это города. И надо думать, как, не нарушая Конституции, ограничить рост главного монстра — города Москвы. Уже и ездить по городу стало невозможно, и дышать нечем, а люди упорно хотят жить в столице. Даже при общем падении рождаемости за время демократических преобразований Москва выросла чуть ли не в два раза. Так же у нас растут и другие крупные города.

Первый заместитель Председателя Совета Федерации РФ Александр Порфирьевич Торшин

Ну что же, мы собьемся все в кучу? На полях у нас уже березки с меня ростом. Страна, где много земель, пригодных для сельскохозяйственного использования, кормит себя где-то от силы процентов на 60. А в Китае пригодных сельскохозяйственных земель 2,5 процента. И они обеспечивают свою продовольственную безопасность на 98 процентов. Чем мы хуже китайцев? Китай занимает также первое место в мире по потреблению рыбы на душу населения. Притом они её в основном разводят. У нас что, мало водоёмов? Мы не можем наладить разведение рыбы у себя? Зайдите в любой магазин. Какая рыба там продается? Сплошь привозная, из-за рубежа. А зачастую и выловленная у наших же берегов, упакованная где-то на иностранном траулере и проданная нам же за хорошую цену!

«Если бы директором был я», то выделил бы несколько приоритетов: здравоохранение и образование, затем — сельское хозяйство и оборону. Остальное все притормозил бы на какое-то время. Будем мы здоровыми, умными, сытыми и хорошо защищенными — остальные проблемы разрешим. Кстати, это не только моя точка зрения. По этой схеме работают Соединенные Штаты Америки. Энергетика, транспорт, торговля и всё остальное будет, если будут люди, которые все это могут реализовывать.

Поэтому надо вкладываться в людской потенциал. А что толку, что мы в «Сколково» вбухаем огромное количество денег? Мегапроект. Конечно, без такого рода мечты жить нельзя. Но кто это делать будет? Завезём иностранных специалистов? А сами что будем делать? Наблюдать, охранять, обслуживать?

И несомненно нужно, чтобы те люди, которые считают себя элитой, всё-таки показывали пример. Скажите мне, пожалуйста, у кого из наших министров, сенаторов или депутатов сыновья прошли годичную службу в Армии? Я в своё время отслужил два года. Зашёл ботаником-очкариком — вышел старшиной. И теперь для меня много чего стало просто и ясно в этой жизни. Армия делает из юноши мужчину. Я вообще считаю, что молодой человек, не служивший в Армии, всё равно что женщина, не родившая ребенка. В настоящее время работаю над законопроектом, чтобы лица мужского пола, которые не прошли службу в Российской армии, не могли бы подняться на государственной службе выше начальника департамента министерства. Так было и до революции, и в советское время.

А те, кто распихивает своих отпрысков по Лондонам и Парижам, пусть подумают: кого они воспитают? Будут ли такие наследники им опорой в старости? И почему обучаться дети должны обязательно за рубежом? Пусть учатся у себя на родине, а уж второе образование — где захотят.

У нас огромное количество в стране беспризорных детей. Самое ужасное, что большинство из них социальные сироты из неблагополучных семей. Усыновление ребенка — это сложная проблема. На это надо прежде всего решиться. Но можно и по-другому. Давайте возродим традицию крестного отца и крестной матери. Только не на словах, а на деле.

Все задачи, которые ставит перед нами жизнь, они решаемы! Вообще по большому счёту в России экономических проблем нет. При таком-то богатстве территории, ископаемых и людских ресурсах! У нас все проблемы — психологические. Надо перебороть себя, слезть с дивана или с печи, не мечтать о том, что всё по-щучьему велению состоится, появятся скатерть-самобранка и ковер-самолет. Само собой ничего не появится. Ко всему труд надо приложить.

Давайте взглянем на проблему детских домов. Я занимался этой проблемой. К сожалению, нигде никакого отклика не нашёл. Есть такая проблема — уходят русские с Кавказа. И есть насущная задача — вернуть русских. Каким образом это можно сделать? У нас есть огромное количество детских домов во всех регионах России. А почему бы не перевести их на Кавказ? У человека нет ни отца, на матери, так он ещё и в полярную зиму должен жить? На Кавказе тепло, много фруктов, дешевле продукты питания. К примеру, в Южной Осетии баран вместе со шкурой ещё в прошлом году стоил всего тысячу рублей. Очевидная выгода и для ребёнка, и для государства. Идея проста. Но чиновник сидит и думает: да живет ребёнок в полубараке в Якутске — и пусть себе живёт! Мы же деньги на него выделили. В Ингушетии уже 14 детей на семью. И перенаселенность Ингушетии, Дагестана, Чеченской республики катастрофическая. Куда ещё русских деток!

А как же там русские появятся? Да и не так уж там тесно. Или, к примеру, приезжаю я к себе на родину, на Камчатку, и вижу, что в путину на рыбообработке работают китайцы. А наших там нет почему-то. Давайте вспомним про оргнабор, который действовал при советской власти. То есть сезонная работа. Началась путина на Дальнем Востоке — соберите несколько тысяч человек, дайте этим людям заработать. И у нас с вами будет рыба. Был я недавно на берегу Охотского моря, в местах, где родился. Полная беда и разруха. Мои отец и мать в своё время поехали туда на заработки. И ведь как работали!

Но у нас на любой вопрос всегда есть ответ. Мне говорят: «А у нас промышленных холодильников нет, где рыбу хранить будем?» Мой оппонент, похоже, рыбу видел только в гастрономе. В родном поселке от рыбокомбината остались только две засолочные ванны. Что, разве нет такого способа хранения рыбы, как засолка? Что для этого нужно: рыба, бочка, руки и рассол. Никакого холодильника и не надо. Рассказываешь — глаза отводят. Отката ведь от этого не получишь. И вообще суета: людей надо привезти, лечить их, охранять… И так почти во всём. Проще нефтяными деньгами расплатиться — и лежи на диване, телевизор смотри. Правда, что будем делать, когда цены на нефть упадут?

Иногда беру свой паспорт и читаю: «Место рождения: Советский Союз». Его уже нет. «Камчатская область». Её тоже нет. Есть Камчатский край. «Посёлок Митога». Его уже давно нет на карте. Для меня это — личная трагедия. Получается, что я — лицо без определенного места рождения. И таких, как я, с каждым годом становится всё больше и больше. И об этом надо нам очень серьезно задуматься.

Здесь нам без духовности никуда не деться. А давайте посмотрим на носителей духовности. Была у меня бабушка Вера Павловна. Царство ей Небесное! Она мне перед сном сказки читала. Телевизор был один на всю деревню, чёрно-белый. В десять вечера он уже заканчивал работу, слава Богу. Я уже тоже дедушка, но разве могу я сравниться с Верой Павловной? Вижу внучку раз в две недели. Есть у меня и двое крестников. Стараюсь их в церковь водить, уделять хоть какое-то внимание. Но этого явно недостаточно.

Один мой хороший знакомый усыновил мальчика. А у него еще двое совершеннолетних сыновей. И он их спросил: а если что со мной случится, вы его поднимите? И сыновья утвердительно ответили. Вот как надо!

Несколько лет тому назад Совет Федерации выступил с инициативой создания общественных советов на телевидении. На одном из заседаний присутствовал писатель Валентин Григорьевич Распутин, который выразил опасение, что ничего из этой затеи не получится. Прошло с тех пор уже шесть лет, а воз, как говорится, и ныне там. Не получилось. Потому что мы столкнулись просто с бешеным сопротивлением. Те, кто выстраивает содержательную часть телевидения, ссылаются на рейтинги. С их слов, похабщина и криминал — самое востребованное. Спрашиваю: «А как же канал «Культура»? Отвечают: «Содержим этот канал, но его ведь никто не смотрит». Неправда! «Культуру» каждый смотрит. Да и рекламы на этом канале нет.

РД: Наверное, не удивительно, что многие, даже молодежь, любят смотреть наши советские фильмы 50−60-х годов.

А.Торшин: Когда шла борьба за власть, все приемы были хороши. Утверждалось, что советская культура была насквозь идеологизирована, всё было в загоне, все строем маршировали и смотрели в рот генеральному секретарю. И в это же самое время выходили такие фильмы, как «Женитьба Бальзаминова», «За двумя зайцами» и многие другие наши замечательные ленты.

Как-то спрашиваю одного известного архитектора: «Построили что-нибудь фундаментальное у нас в период демократии?» — «Никогда в период демократии ни в России, ни за ее пределами не строили ничего фундаментального. Все самые крупные шедевры были созданы при тоталитарных режимах», — ответил архитектор. Предвидя ваше недоумение, добавлю: Храм Христа Спасителя в Москве — это воссозданная святыня XIX века. Я не призываю к тоталитаризму. Речь о самодисциплине. Потому что демократия — это прежде всего порядок.

РД: В связи с 90-летием Исхода русских людей из России Российским институтом стратегических исследований была проведена конференция, где крупные общественные деятели России и зарубежья обозначили эту важнейшую страницу русской истории, призвали изучить и донести до общественного сознания важнейшую мысль: отойти от разделения нашего общества на белых и красных. Ваше мнение по этому вопросу?

А.Торшин: Наше общество сейчас разделено не на белых и красных, а на бедных и богатых. Ни в одной стране мира нет такого разрыва между ними — в 17 раз!

РД: Проблема межнациональных отношений сегодня в России набирает угрожающие обороты. Миграционная политика у нас далеко не совершенна. Русская Православная Церковь уже впрямую ставит вопрос об опасности межэтнических конфликтов в самом сердце России, в Москве. Недавние события — яркое тому свидетельство.

А.Торшин: Национальность дается нам от Бога. А так сразу сказать человеку, что надо отказаться от этого деления — никто не откажется. Когда человек уже состоялся, он представитель какой-то национальности. У меня мою национальность можно отнять только вместе с жизнью. Одна из причин этого положения в том, что у нас очень плохо организовано славянское движение. Его попросту нет. И когда человек назвался русским патриотом, его с легкой руки наших оппонентов сразу записывают в русского фашиста. Почему русский патриот и вдруг фашист? Если бы мы смогли наладить нормальную работу наших национальных объединений, ничего бы националистического и не было бы. Так же, когда человек называет себя русским патриотом, членом какого-то русского движения, а его автоматически записывают в фашисты — конфликтная ситуация неизбежна. В области национальной политики нам нужен особый координирующий орган на самом высоком уровне, где должны взаимодействовать все заинтересованные организации: и МВД, и ФСБ, и Министерство образования, и Министерство здравоохранения и социального развития.

РД: Мы всегда ждем от Нового года и Рождества свершения каких-то наших пожеланий и планов. И хочется пожелать своему народу что-то хорошее, сердечное. А какой бы вы хотели видеть нашу страну в ближайшие десять-двадцать лет?

А.Торшин: Маниловщиной, разумеется, заниматься не будем. И все же хотел бы увидеть нашу Родину цветущим садом, яблоневым или черешневым, населенной добрыми, трудолюбивыми и дружелюбными людьми. Страной, в которой уютно жить. Чтобы 2011 год стал годом духовной мобилизации. «Россия сосредоточивается», — как говорил министр иностранных дел России князь Александр Михайлович Горчаков. Затянули мы этот процесс. Хватит сосредоточиваться! Про нас ведь говорят: русские долго запрягают, но потом быстро едут. Давайте закончим запрягать. Лошади уже застоялись, и надо уже потихонечку трогать.

Вы сегодня уже вспоминали моего близкого друга Вячеслава Клыкова. Как-то были мы вместе с ним в гостях у одного нашего знакомого. И тот начал рассуждать, как нам устроить Россию. Клыков неожиданно сорвался и говорит ему: «Послушай, а ты паутину когда последний раз с потолка сметал? А стекла почему у тебя такие грязные? Оторви задницу от стула, протри окна — света ведь не видно…»

И надо, наверное, чтобы каждый на своем месте навёл порядок. Множество неотложных дел мы почему-то откладываем из-за очередного футбольного матча, очередного телесериала. У тебя штукатурка отваливается, огород бурьяном зарос, а ты с упоением смотришь, как «богатые тоже плачут».

В этом году мне часто приходилось бывать за рубежом. И что удивительно, везде просто неудержимая потребность в России. Не было ни одной страны, где бы ни проявляли к нам интерес. Это и в Бразилии, и в Африке, в США, в Польше, в Армении. Я боюсь, что мы даже не сможем всем соответствовать.

Скажу, может быть, неожиданную вещь: и друзья, и враги пусть бы отстали от нас на какое-то время, хотя бы года на три. Чтобы мы могли заняться своими внутренними делами. Конечно, нельзя жить в изоляции. Но давайте уделим больше внимания наведению порядка в своем доме. Приведём в порядок школы, дороги, мосты, погосты. Ведь есть же и положительные примеры, и их немало во всех областях. Сейчас всё надо сделать для того, чтобы максимально развернуть наши усилия из работы вовне на работу внутри.

Наступающий год у нас — Год космонавтики. И это должно быть началом года, посвященного решению внутренних задач. Триада довольно проста: формулировка целей, выделение средств на их достижение и строгий контроль. Те молодые люди, которые сейчас сидят в отчаянии или выбегают на площади протестовать против чего-то, должны понять, что Россия — страна неограниченных возможностей. Что, даже имея откровенно слабые стартовые позиции, за счёт трудолюбия и целеустремленности можно всего достигнуть. Если сильно захотеть, то и президентом можно стать. На самом деле абсолютно бесполезных или вредных событий не бывает. Я в этом кризисе вижу одну очень положительную вещь для России. Когда я говорю, что этот кризис для нас хорош, все удивляются. В результате этого кризиса отток наших молодых кадров практически прекратился. Они там уже не нужны. И эта способная молодежь остаётся уже в России. Эти люди на печи сидеть уже не будут. Они будут решать серьёзные задачи, завоевывать себе имя и положение. И я думаю, что у нас ещё будет такой ренессанс, что потихонечку люди и из Москвы и из крупных городов начнут уезжать, потому что здесь карьеру не сделаешь. И если нет у тебя влиятельных родственников, то поезжай, пожалуйста, в Сибирь или на Дальний Восток — там работы на всех хватит. Тебя везде будут ждать.

2011 год — это точка отсчёта реальной модернизации, которая является прежде всего модернизацией духовной. Чтобы люди обратились к себе, своей душе, более пристально и критически взглянули на свое бытие, осознали свое место в созидании нашей дорогой России.

Беседу вёл Андрей Печерский

http://www.rusderjavnaya.info/article.php?art_id=274


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru