Русская линия
Вера-Эском Евгений Суворов30.12.2010 

Звездопады над Кылтово

Прошлое и настоящее

На праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы мы с Виктором и Никитой Микулко, возглавляющими фонд «Воздвижение Креста», отправились в Кылтовский монастырь, Кылтовский Крестовоздвиженский женский монастырьзатерявшийся в тайге, вдали от населённых пунктов. Декабрьское утро, морозец. Машина быстро бежит по зеленецким Синичьим горам, оставляя позади пушистые от инея деревья. Каждая поездка сюда для меня как подарок судьбы. Во время открытия монастыря в 1995 году, когда сёстры во главе с настоятельницей Стефанидой (Запорощенко) прибыли его восстанавливать, мне вместе с другими добровольцами из мирян посчастливилось потрудиться на его обустройстве и консервации главного монастырского собора. Вместе с монахинями мы удивлялись неожиданной помощи Божией, которая ощущалась во всём. Радовались обретению древних святынь и каждой из новых монастырских находок, которые, казалось, сыпались как из рога изобилия. Тогда верилось, что монастырь очень скоро возродится в своём былом величии.

Основан он был в самом конце XIX века — в 1893 году, а ко времени закрытия в 1923 году в обители, обнесённой почти на километр по периметру кирпичной оградой, насчитывалось около 200 насельниц. В центре возвышался каменный пятиглавый собор преп. Зосимы и Савватия, соловецких чудотворцев, а рядом стояли: деревянная церковь Стефана Пермского, часовня Креста Господня, большой двухэтажный сестрический корпус, богадельня для престарелых и ряд хозяйственных построек, в том числе кирпичный заводик, смолокуренный и гончарный цеха, ткацкая и иконописная мастерские, большой животноводческий комплекс со скотными дворами, амбарами и складами — всего 44 строения. Диву даёшься, как это всё могло быть построено в дореволюционной России — в глухой тайге, вдали от крупных городов.

Прошло 15 лет после возобновления монашеской жизни, а монастырь до сих пор в разрухе. Это в наш-то технически оснащённый век, когда загородные хоромы толстосумов растут как грибы после дождя. Более того, этим летом сестёр, которых едва ли наберётся с десяток, хотели вообще выгнать из монастыря противопожарные службы, признавшие единственный уцелевший жилой корпус непригодным для проживания. На протяжении нескольких месяцев общественность республики по сообщениям в СМИ следила за довольно странной «войной» между облечёнными властными полномочиями людьми в форме и немощными монахинями. Обидно, что до сих пор не нашлось ни одного крупного бизнесмена, заинтересованного в восстановлении единственной дореволюционной женской обители для зырянок — уникального памятника архитектуры и культуры.

Вот и вспоминается сейчас, какие прежде были люди и как при них всё устраивалось… Основатель и благоустроитель Кылтовского монастыря — архангельский купец I гильдии, владелец Серёговского солеваренного завода Афанасий Васильевич Булычёв — не в пример современным «хозяевам жизни» заботился не только о личном достатке, но и о спасении своей души. Десятую часть от всех доходов он отдавал на нужды Церкви, щедрой рукой оказывая помощь нищим и обездоленным. Такого размаха благотворительности даже в те времена Русский Север ещё не знал. И дела свои купец вёл с размахом, заботясь в первую очередь о процветании российской экономики.

На его средства в Шенкурском женском монастыре Архангельской губернии была построена церковь во имя преподобных Зосимы и Савватия Соловецких. Ещё одну церковь он возвёл на родине, в Орлове, при городской богадельне. Крупные пожертвования шли на основанную им при кладбищенском храме Кузнечёвскую богадельню в Архангельске, где погребены его родители. Вряд ли в то время нашлась хотя бы одна монашеская обитель в Вологодской, Вятской и Архангельской епархиях, которым бы он как-то не помог.

А с Кылтовской обителью было так. А. Булычёв считал, что Ульяновский Троицко-Стефановский монастырь много содействует просвещению зырян мужского пола, но «женщины… остаются наполовину не только не знающими истин Православной церкви, но даже и русского языка, ревность же их к богопочитанию безмерна». Афанасий Васильевич Булычёв задумал основать первый женский монастырь в зырянском крае.

В 1893 г. Священный Синод по ходатайству Булычёва принял решение «Об учреждении зырянского общежительного женского монастыря… с богадельнею при нём и с таким числом монашествующих, какое обитель по своим средствам может содержать». С благословения святого праведного Иоанна Кронштадтского Булычёв заранее начал подготовительные работы. Устроил небольшой кирпичный заводик, необходимый для каменного строительства. На месте пустыни Василия Пестерева, где чудесным образом был обретён поставленный им крест, была поставлена деревянная двухэтажная одноглавая церковь с колокольней во имя просветителя зырян Стефана Пермского. Афанасий Васильевич подарил монастырю 2,5 тысяч десятин земли, на которых рос прекрасный строевой лес, и 35 тысяч рублей на содержание духовенства.

В 1895 г. в монастырской ведомости числилось уже несколько крупных зданий. В 1902 г. заложен каменный пятиглавый храм во имя преподобных Зосимы и Савватия Соловецких. Работало несколько мастерских: иконописная, портняжная, сапожная, малярная. Сёстры занимались земледелием и скотоводством. Ткали ковры, изготавливали смолу и скипидар.
Не оставляя мысленно судьбу Кылтовской обители, Булычёв надеялся стать иеромонахом, чтобы когда-нибудь благословить сестёр на иноческие подвиги. Удаляясь от мира на Соловки, он завещал своей дочери Анне Афанасьевне Белявской помогать женскому монастырю. Завет отца Анна Афанасьевна свято выполняла. К 1911 г. обитель владела 44 культовыми, хозяйственными и жилыми постройками. В 1915 г. в ней проживало 166 монахинь и послушниц, трудящихся по усердию.

Незадолго до смерти Афанасий Васильевич Булычёв удалился на покой в Соловецкий монастырь, где и были написаны воспоминания «Ныне к вам прибегаю». В монашестве он сохранил прежнее имя Афанасий.

Но более всего Афанасий Булычёв жертвовал на любимый им Соловецкий монастырь, куда бесплатно возил на своих пароходах паломников. А сам, ещё со времени устройства в 1858 году Северо-Двинского пароходства, по данному Господу обету через каждые десять лет жил зиму на послушании в этом монастыре. В остальное же время ежегодно нанимал вместо себя трудника. За три года до кончины уже навсегда оставил он мирскую жизнь и всё своё богатство и поступил в братию Соловецкого монастыря. Своими руками сколотил себе гроб, который поставил перед кельей, чтобы помнить о смертном часе, и в мир иной ушёл не одним из самых богатых и влиятельных людей Севера, а простым монахом. Именно об этом своём главном достижении и попросил написать на могиле: «Крестьянин Орловского уезда Вятской губернии потомственный почётный гражданин монах Соловецкого монастыря Афанасий Васильевич Булычёв скончался апреля 8 дня 1902 года 75 лет от роду». Его надгробие с этими словами сохранилось до сих пор.

Есть и ныне люди

Поступая в монашество, Булычёв мечтал, став священником, сам послужить для зырянок в Кылтовском монастыре. Да вот только Господь судил иначе: постриг в иеромонахи над ним был совершён непосредственно перед его кончиной. Но отец Афанасий (мирское имя за ним было сохранено и в священстве) всё-таки не был забыт в основанном им монастыре после своей смерти. Почти сразу же после возобновления монастыря в сестрическом корпусе памяти его была устроена тёплая домовая церковь. Освящена она во имя небесного покровителя основателя обители — святого Афанасия Великого. Зимой и осенью, когда холодно, службы проходят в этом небольшом и уютном храмике.

По приезду мы сразу пошли туда на праздничную литургию.Собор Зосимы и Савватия, соловецких чудотворцев Церковь оборудована под самой крышей в чердачном помещении, куда ведут крутые лестницы. При входе приходится проходить низкую балку и поневоле делать поклон. В храме полумрак, свечи и лампады освещают древние иконы, плотно развешанные по всем стенам. Очень смиренно и кротко служит монастырский священник. Все сёстры собрались на клиросе. Приехавшие паломники (всего около 30 человек) в две шеренги выстроились перед алтарём. Внутреннее помещение довольно необычной формы — ширина его намного превышает длину, поэтому по-другому и не встанешь.

Большинство паломников приехало из ближайшего города Емвы, чтобы не только побывать на службе в монастыре, но и принять участие в создании местного отделения фонда «Воздвижение Креста». Полтора года назад этот фонд был зарегистрирован в Сыктывкаре молодыми ребятами, которые прежде уже помогали в благоустройстве монастыря. Но сил немногочисленных добровольцев без финансовой поддержки и помощи со стороны явно не хватает. И вот группа энтузиастов стала искать всевозможные пути, чтобы расшевелить общественность. В прошлом году они активно включились в республиканскую акцию «11 чудес Коми», которая по итогам голосования жителей республики признала Кылтовский монастырь в числе победителей. После этого интерес к монастырю возрос. Стали приезжать паломники со всей республики, жертвовать продукты и оказывать другую помощь. Даже мэр города Воркуты привёз целый автобус подарков, которые, надо сказать, ненадолго задержались в обители. Дело в том, что сам Кылтовский монастырь, несмотря на свою бедность, занимается благотворительностью. Каждый день на его подворье в Сыктывкаре кормятся до ста неимущих людей.

Но закончилась акция, прошло время, и о монастыре опять забыли. Тогда работники фонда стали действовать другим способом: решили создать во всех крупных городах Коми инициативные группы. И в первую очередь решили начать с Княжпогостского района, на территории которого монастырь и находится. Пригласили неравнодушных людей из районного центра на праздник Введения. И после литургии, когда все потрапезничали, решили поговорить с ними об этом.

Президент фонда, молодой парень Никита Микулко, рассказал о деятельности организации, о том, какая работа проводится сейчас. Во-первых, начато восстановление крепостной стены, которая за советское время почти целиком была разрушена. Во-вторых, в правом крыле сестрического корпуса строится гостиница для паломников, где оборудуются свои кухня и трапезная. При фонде вот уже полгода действует паломнический центр. Поклонный крест пустынножителя Василия ПестереваЕженедельно из Сыктывкара организуются экскурсии в монастырь. В нынешнем году году в престольный праздник обители — на Воздвижение Креста Господня — был установлен большой Поклонный крест на месте, где он стоял у пустынножителя Василия Пестерева.

- Работа потихоньку идёт, — рассказывает Никита. — У нас собралась целая команда сподвижников. Вот Владимир Запорощенко отвечает за строительство, часть строителей постоянно трудится в монастыре. Я пытаюсь найти деньги на это дело. Мой отец Виктор Александрович взялся наладить связь с общественностью. Нашлись добровольцы, которые оказывают нам содействие во взаимоотношениях со СМИ. Среди наших помощников есть очень хороший юрист из Центральной коллегии адвокатов, который выиграл уже два суда о выселении сестёр из «аварийных» строений.

Сейчас офис фонда находится на монастырском подворье в Сыктывкаре. Мы хотим и в Емве организовать что-то вроде мозгового центра, чтобы непосредственно через него вести работу с Княжпогостским районом: с населением, предприятиями, школами, детскими учреждениями. Кылтовский монастырь — в первую очередь достояние именно этого района Коми республики.

«Как в раю»
После сообщения Никиты со всех сторон явились предложения, как помочь монастырю. И некоторые, казалось бы, ранее неразрешимые вопросы были решены тут же. Был избран руководитель княжпогостской группы. Договорились об автобусах, которые будут привозить паломников из Емвы (рейсовые автобусы в Кылтово не ходят), а также о выходе регулярной православной страницы в районной газете, где станут освещать все монастырские проблемы.

Закончив с делами, участники «мозгового штурма» не хотели расходиться. Паломница Екатерина, которая уже не первый год ездит в монастырь, рассказала о своих впечатлениях:
- Приедешь в монастырь, потрудишься на послушаниях, и у тебя ничего не болит. Здесь живёшь как в раю. И постоянно снова сюда тянет. Дети это очень хорошо чувствуют. У меня вот внучата сюда ездили. Внучка Анастасия отдыхала здесь месяц в летнем лагере. Когда смена заканчивалась и мы приехали забирать Настю, то она заплакала — не хотела уезжать. Так и осталась до конца, пока лагерь не закрыли. Сейчас ей уже 18 лет, при всякой возможности она старается приехать сюда. Недавно написала краеведческую работу об истории Кылтовского монастыря… Здесь очень благодатное место.

- А какая у нас тишина, даже в ушах звенит! — восторженно добавляет матушка София. — Над храмом очень часто двойная и тройная радуги бывают. А какие звездопады! Идёшь ночью из собора с молитвенного правила, а звёзды падают, падают, да такие крупные. Я такого раньше никогда не видела. А когда крест Василия Пестерева владыка освящал (копию креста. — Авт.), свет всполохами играл вокруг — словно разряды какие. Это и видеокамера запечатлела.

Тут же монахиня Вера вспомнила о похожем чудесном случае, связанном с её крещением и приходом в монастырь.

- Прочитала я в газете «Вера» статью «Райские яблочки» про Кылтовский монастырь, — начала она. — Было это в 1997 году. И решила я покреститься полным погружением. Вначале позвонила в Ульяновский монастырь. Но игумен Роман приятным голосом отказал: мол, крестить женщину в мужском монастыре они таким образом не могут. Посоветовал мне договориться с каким-нибудь приходским батюшкой. А я сама из Деревянска, у нас тогда поблизости священников не было. «Ну, — думаю, — раз не хотите, тогда вообще креститься не буду». А потом сильно заболела и решила окреститься хоть как, лишь бы надо мной было совершено это таинство. Написала письмо матушке Стефаниде в Кылтовский монастырь. Матушка отвечает: «Приезжайте, покреститесь!» И когда я приехала сюда, меня окрестили с ещё двумя девочками полным погружением в речке. На следующий день утром встаю с кровати и слышу голос, как будто мне кто-то говорит: «Вот, как хотела, так тебя и покрестили». И только тут я вспомнила о своём желании, ведь забыла про это! Паломники, которые с нами были, сфотографировали момент крещения и потом показали снимки. На них запечатлелся столп света — он был прямо над нами, когда нас окунали в реку, и протянулся до самого неба. Это для меня было такое первое большое чудо, после которого я, наверное, и решила остаться в монастыре.

* * *

Настоятельница матушка Стефанида не может нарадоваться, что наконец-то появились такие помощники, которые не только обещают, но и реально что-то делают для восстановления монастыря.
- Слава Богу, — говорит, — Господь послал таких людей, которые могут нас освободить от организационных дел. Наше ведь дело — молиться.

После трапезы матушка показала мне молитвенную комнату, оборудованную на первом этаже сестрического корпуса.

- Вот эту икону Кылтовского письма нам с Половников вернули. «Спас с предстоящими», — показывает настоятельница. — Одна семья её сохранила… А вот эту — «Воскресения Христова» — нам передали в Кошках. На ней раньше вообще ничего не было видно — одна тёмная доска. «Нате, — говорят, — это ваша икона!» Первое время она стояла у нас в соборе и вот потихонечку стала проявляться. А когда в монастырь перевозили останки последней игуменьи, матушки Ермогены, у нас семь икон замироточили. Это было на Троицу, тогда отец Иоанн Бугаев служил. Батюшка взял кисточку, снял миро с икон и помазывал всех. И вот эта икона, пока останки матушки Ермогены стояли в соборе, полностью проявилась. Стали видны даже лики предстоящих патриархов и их имена.

Я смотрю на огромный образ «Воскресения Христова» и не верю своим глазам. Дело в том, что обретение этой иконы состоялось при мне — и действительно, на ней тогда ничего невозможно было разобрать. А сейчас изображение настолько красочное, ясное и чёткое! Что ещё удивительней — оно проявилось даже там, где краска казалась от времени стёртой.

После трапезы мы с Виктором и Никитой Микулко обошли территорию монастыря. Они показали раскопанное основание старой крепостной стены и начатки строительства новой. Заходим в правое крыло сестрического корпуса, где полным ходом идут работы по внутреннему обустройству келий, кухни и трапезной.

- Ещё отдельная душевая для сестёр делается в кирпичной части корпуса, — поясняет Виктор.

У отца с сыном множество планов, как побыстрей восстановить то, что было построено здесь Афанасием Булычёвым и его дочерью Анной, продолжившей строительство обители. Удивительно всё повторяется: строили отец и дочь, а восстанавливают отец и сын… Может, так и должно быть, история возвращается на круги своя.

Примечательно, что не так давно произошло ещё одно событие, радостное для кылтовских сестёр. Впервые были опубликованы воспоминания Афанасия Булычёва, о существовании которых мало кто знал. Они вышли в Архангельске отдельной книгой. Удивительно сейчас, по прошествии века, услышать голос самого основателя Кылтовской обители (фрагменты из его воспоминаний читайте на следующей странице).

http://www.rusvera.mrezha.ru/626/7.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru