Русская линия
Русский обозреватель Егор Холмогоров27.12.2010 

«Чего хотят русские националисты. ч.2. Можно ли спасти федерацию?»

Необходимо честно признать, что национальная политика, проводившаяся в последние 10 лет в РФ, провалилась. Карта РоссииА с нею провалилась национальная политика всей РФ с момента её создания, а заодно и национальная политика советской власти, которая сперва обрекла на развал Союз ССР, а теперь подтачивает единство России.

Нам уже надоело слушать тарабарщину про то, что мифические злобные «националисты» подтачивают единство страны. Что это якобы страшные скинхеды, прячась по углам, сеют межнациональную рознь. Уровень политического экстремизма в России, в том числе и радикального правого экстремизма, значительно ниже, чем во всех западных странах — начиная от США или Франции и заканчивая маленькой Венгрией и благополучной Швецией. И нигде — подчеркнем еще раз, нигде — даже самые крайние группы не представляют существенной угрозы ни для единства страны, ни для её политического порядка.

И только в РФ почему-то в роли «экстремистов» оказываются даже самые благонамеренные русские патриоты. Против любого человека, осмелившегося публично высказать любовь к своей Родине и своему народу, если эта родина — Россия, а народ — русский, немедленно начинается кампания самой разнузданной травли. А уж если любовь к Родине и народу совмещается с малейшей критикой существующих порядков, то в дело вступает управление «Э». Всем известно, что организованная преступность в России побеждена (лучше всех, как мы выяснили, это известно жителям станицы Кущевской). Поэтому нет более актуальной работы в сфере государственной безопасности, чем борьба силами лучших кадров ФСБ с русскими патриотами, которые вынуждены отдуваться за всех «экстремистов», в то время как ваххабиты спокойно устраивают в московском метро теракты аккурат под штаб-квартирой занятой более насущными проблемами спецслужбы.

Быть патриотом, любить русский народ и говорить вслух об острых национальных проблемах, не надев предварительно на лицо маску — очень и очень непросто. Нужна либо недюжинная смелость, либо чувство избыточной надзаконной защищенности.

И вновь люди в масках и без, вышедшие на Манежную площадь 11 декабря 2010 года, а потом и на улицы и площади других городов России, сказали: «Хватит!». Нет никакого мифического «экстремизма» со стороны русских, разваливающего великую Россию. Есть близорукая национальная политика, приведшая к тому, что значительная часть граждан уже готова согласиться с самыми популистскими и авантюристическими лозунгами, вроде «отделения Кавказа», лишь бы прекратить то системное неравноправие, о котором говорилось выше.

Я много времени, сил и слов потратил на полемику с этой авантюристической и подрывной идеей «отделенчества». И специально не буду с нею сейчас полемизировать. Я обращаюсь к нашему правительству с просьбой — осознать ужасность того факта, что маргинальная концепция, которую никогда не поддерживал практически никто из русских националистов, сегодня распространяется как раковая опухоль по умам и политической позиции большинства граждан. Расползается не потому, что они отреклись от идеи великой, единой и сильной России, а потому, что они не видят уже другого способа прекратить неравноправие, пренебрежение нами как народом и нашим образом жизни, выкачивание ресурсов на дотации с одновременным сбросом социальных обязательств перед русскими городами и селами. С каждым убитым на улицах русским парнем, с каждыми гонками на джипах у Вечного огня, с каждой закрытой «малокомплектной» сельской школой вести полемику с теми, кто считает, что во всех бедах «виноват Кавказ», всё сложнее.

Разумные русские националисты (те самые люди, которым затыкали рот как экстремистам и практически заткнули, так что теперь их не слышно ни по телевизору, ни на улице) понимают, что виноват не Кавказ, как горная система, что населяющие его люди тоже, как правило, не виноваты — они выживают… как умеют. Они понимают, что виновата национальная политика «асимметричной федерации», основанная на ложных принципах. Русские националисты призывают, пока еще не поздно, покончить с этой политикой со всей решительностью. Альтернативой может быть только самая глупая и абсурдная гражданская война, которую только знала история — война не за воссоединение отделившихся, а за отделение тех, кто не хочет отделяться. Война на радость врагам России — и на Кавказе и во всем мире.

Что из себя представляет та национальная и федеративная политика, с которой необходимо покончить?

Первое. Полное пренебрежение правами русских как нации на территории автономных субъектов Федерации. Еще с советского периода, когда, особенно в 1920-е годы, подавление «великорусского держиморды» рассматривалось как важная задача политики правящего режима, тянется история автономных образований на территории России, во многих из которых «титульная нация» составляет меньшинство населения, а русские и русскоязычные граждане составляют большинство. При этом на базе целого ряда автономий за 1990-е годы сформировались этнократические режимы, которые полностью отстранили это русское большинство или значительное меньшинство от представительства, доступа к властным рычагам, сколько-нибудь статусных социальных позиций в пределах республики. Из многих республик русское население фактически выдавливается и уже выдавлено. Существование дутых или сомнительных национальных автономий, в которых проводится дискриминационная политика в отношении русского населения, является тем изначальным перекосом в структуре федерации, который вызывает асимметрию всей федеративной структуры.

Второе. «Асимметричность» Российской Федерации, при которой регион имеет тем больше прав, чем более он своеобразен по отношению к остальной России, чем более культурно отчужденную и нетерпимую политику по отношению к общероссийскому (а это значит — русскому) стандарту общественной жизни он проводит. Чем меньше в регионе русских, чем жестче их выжимают из региона, чем меньше в нем действуют законы России, и чем больше «законы гор» или шариата, тем большими правами пользуется этот регион в составе федерации. И напротив, чем более спокойным, однородно-русским, неагрессивным является регион, тем меньше считаются с мнением его жителей на федеральном уровне и тем меньше у него реальных прав.

Третье. Дотирование этой асимметричности федеральным центром, при котором дотационность региона никак не влияет на его полноправие в составе федерации, а часто делает даже «более равным чем другие». На радикальном языке улицы и социальных сетей такая модель взаимоотношений центра и региона именуется «данью». Размеры этой дани оцениваются в «6 миллиардов долларов ежегодно» (откуда взята эта цифра, я не знаю, судить о её верности не берусь и передаю её именно как устойчивый предрассудок улицы). Радикальные пропагандисты, а вслед за ними и любители кухонных и форумных политических споров задают резонный вопрос: «Не будет ли лучше направить эти деньги на финансирование умирающей инфраструктуры русской глубинки?». Власть обычно на это отвечает: «Мы финансируем социальную стабилизацию, чтобы предотвратить терроризм». И здесь мы подходим к четвертому пункту.

Четвертое. Шантаж терроризмом и ваххабитским экстремизмом, как инструмент создания и усиления неравноправия регионов и народов. Именно стремление власти отчитаться о «победе над терроризмом» на Кавказе и породило самую абсурдную часть нашей текущей национальной политики — подкуп элит и рядовых жителей наиболее взрывоопасных регионов юга России. И дотации, и тот самый режим правового попустительства, который довел сегодня дело до взрыва, воспринимались как своеобразная плата за то, что террористы больше не взрывают дома в Москве, не захватывают школ в Осетии, ну или делают то же самое несколько реже — теракты в московском метро показали, что никакой реальной победы над терроризмом на этом пути достичь не удалось. Удалось только добиться чувства полной безнаказанности у жителей регионов, где боевики непрерывно то уходят в горы, то возвращаются по амнистии, где родственники террористов чувствуют себя героями, а значительная часть населения ощущает, что именно террористическая угроза является залогом их благосостояния.

Пятое. Распространение республиканской «экстерриториальности» на территорию всей России. Жители некоторых автономных республик ощущают себя фактически безнаказанными за их пределами. И тому способствует официальная политика властей этих республик. Когда уполномоченный по правам человека «в» Чечне занимается вместо защиты граждан всех национальностей в Чечне преимущественно тем, что защищает интересы чеченцев в Москве и на Кубани, угрожает расправой профессорам в Москве и Петербурге и сочиняет книги о величии своего народа, то у остальных граждан России возникает естественный вопрос — не проще ли разделиться по национальным общинам, поставить во главе каждой такого вот «омбудсмена» и решать вопросы «на кулачках» — чья община сборет, того и сила. Насколько это противоречит принципу правосудия для всех — нетрудно догадаться. Я уж не говорю о таком чудовищном абсурде, как отбывание воинской службы и тюремного заключения на территории своей республики.

Яд этих пяти отравленных стрел — дутые автономии, бонус за дерусификацию, дотации без обязательств, шантаж терроризмом и экстерриториальность жителей автономий на территории всей страны — медленно, но верно убивает единство страны, а самое главное — всякое желание русского большинства бороться за это единство. Спорить с желанием обывателя «отделить всё это к лешему» становится всё труднее. Все аргументы в пользу единства власть сама выбивает из рук, расширяя сферу безнаказанности и попустительства. При этом рассчитывать на то, что удастся выбить отделенческие идеи из коллективного бессознательного при помощи репрессивного аппарата, не приходится. Еще можно запугать, посадить или забить битами умеренного националиста, не скрывающего своего лица и своей фамилии. Сетевой «аноним», становящийся главным героем нашего времени, непобедим ни в своей анонимности, ни в своих предрассудках, а те наивные полицмейстеры, которые будут требовать средств и людей на «ловлю» этих анонимов — просто заставят государство вылететь в трубу. «На каждый роток не накинешь платок».

Пора понять, что заклинания о «многонациональной России», сила которой — в разнообразии этносов, никого уже не убеждают. Для начала, все понимают, что это ложь. Ни один народ России не сравним ни по численности, ни по экономическому, культурному и мобилизационному потенциалу с русским народом. Русские выступали и выступают за равноправие людей, равноправие граждан, вне зависимости от их этнического происхождения. Но абсурдность заявлений о равенстве народов, о том, что русский народ значит в России не больше, чем этникос, населяющий один аул, очевидна каждому. Ничего кроме чувства униженности такие заявления у русских не провоцируют. Поколение, которое воспитано на советском восторге перед риторикой дружбы народов, уходит в прошлое. Для молодежи «толерантные» декларации — как красная тряпка для быка. Они воспринимаются юношей с улицы как обоснование причин, по которым его лишат свободы, работы, безопасности и чувства собственного достоинства.

Фактически, разговоры о «многонациональности» воспринимаются сегодня так: «В России есть много разных наций, у каждой из которых есть автономия — либо политическая, либо культурная. И есть терпилы русские, которые не имеют ни „русской республики“, ни автономии, ни самоуважения. На все их попытки говорить о своих интересах как народа и нации будут следовать наручники, дубинка, вызов к следователю и ужесточенное кудахтание сотен „сов“ и прочих грантососов, пришакаливших от посольств, чтобы попить свежей кровушки».

Именно так воспринимает сегодня «многонациональную» риторику человек с площади и интернет-форума. Не как слова о равноправии народов в России, а как слова о неравноправии русского народа. Все соответствующие декларации, с чьей бы стороны они ни исходили, однозначно квалифицируются как официозная ложь и даже не допускаются к обдумыванию. Между собой русские готовы спорить, гражданской или этнической должна быть единая русская нация, что важнее — национализм крови или национализм культуры и языка, нужен ли унитаризм, или федерация русских земель, или русская республика, какой народ русским друг, а какой враг… Но это всё технические разговоры, в которых на любого, кто заведет песню о «многонациональности» России, будут смотреть как на стукача.

Русская молодежь точно знает, что народов в России живет много. Еще она точно знает, что никакой из этих народов, ни даже все народы вместе, не сможет еще долгие десятилетия конкурировать с русскими по численности и мобилизационному потенциалу. Еще она точно знает, что большинство живущих в России народов не имеет с русскими никаких противоречий, а мальчишки из этих народов выходят на улицы, чтобы точно так же кричать: «Русские, вперед!». Еще она точно знает, что риторика многонациональности и «равноправия» народов используется лишь представителями некоторых этнических общностей и некоторыми элитами как инструмент утверждения неравноправия, привилегий, представителей этих этнических общностей — их неподсудности, безнаказанности и неконкурентных преимуществ. В конечном счете все точно знают, что «многонациональная» риторика воспринимается Асланами Черкесовами как обоснование их права убивать Егоров Свиридовых.

С учетом точного знания молодежью всех этих пунктов, удивление вызывает лишь одно -почему она выходит на улицы с лозунгами «Русские, вперед!», «Россия для русских» и неполиткорректными кричалками про Кавказ, а не с какими-то более радикальными и воинственными лозунгами. Остается еще раз поразиться мудрости и сдержанности нашего национального «бессознательного» и мягкости тех форм, в которых его боль и унижение отливаются в уличном протесте. Впрочем, может быть, я зря говорю об этой мягкости? Может быть, указание на неё будет в очередной раз воспринято как повод думать, что «русский Ванька» еще потерпит?

Широковещательные заявления о «многонациональной» России, сила которой в единстве и которую нельзя дать развалить, уже не спасут федерацию и не укрепят единства страны. Нежелание менять ошибочную политику ведет нас к расколу, который всем мы со всем своим желанием сохранить единую Россию будем бессильны предотвратить. Ведет нас к уличным схваткам, локальным погромам, и пожару, который попросту не хватит сил потушить. Потушить этот пожар может только разумная национальная политика.

В чем она состоит?

1. Должно быть признано, что русский народ — это единственный народ, который самоопределился и проживает на всей территории России. Россия — это там, где живет русский народ и где гражданские права его представителей уважаются в полном объеме. Не будем вести схоластических дискуссий — моно- или много-национальная страна Россия. Признаем, что Россия — это Русская Земля и от этой печки будем плясать. Жить в России, не уважая русского народа, его языка и его образа жизни, значит быть чужим для России.

2. Должна быть продолжена с большей решительностью начатая уже в президентство В.В. Путина политика по ликвидации и разукрупнению дутых и сомнительных автономий и, тем самым, преодоление асимметрии нашей федерации. Все автономии, в которых доля русского населения выше доли титульной народности, должны быть преобразованы в области и края, с предоставлением культурной автономии проживающим там народам. Если полагаться на доступную сейчас статистику, то необходимость автономии демографически обоснована лишь для следующих регионов, в которых «титуальная национальность» составляет большинство, назовем их по мере возрастания доли титульных народностей: Северная Осетия, Кабардино-Балкария, Чувашия, Тува, Дагестан, Ингушетия, Чечня. Близки к этой доле Калмыкия, Татарстан, и Карачаево-Черкесия, где доля титульной народности колеблется около 50%. Никаких оснований для существования государственно оформленных автономий в тех регионах, где титульная народность составляет меньше половины населения, а зачастую, этнически русские в самом строгом смысле составляют большинство, попросту не существует.

3. Права региона в составе федерации должны быть увязаны не с его своеобразием и максимальным отличием от общероссийского стандарта, а напротив, с успехами в соблюдении в этом регионе принципа равноправия, реализации федеральных стандартов, уровнем правопорядка в регионе и, не в последнюю очередь, со вкладом региона в федеральный бюджет. Можно было бы сформировать достаточно просто рассчитываемый правительством индекс, который учитывал бы следующие показатели: уровень владения государственным языком, уровень выполнения социальных обязательств перед гражданами, уровень соблюдения законности и уровень преступности, вклад региона в федеральный бюджет. Максимальные права в составе федерации должны быть предоставлены тем регионам, которые лидируют по всем этим показателям — соблюдают закон, поддерживают языковое единообразие и дотируют остальных. Для регионов, которые находятся на дотации, но зато поддерживают и языковой уровень, и уровень законности и социальной ответственности — должен существовать свой набор прав и обязанностей. Наконец, для регионов, которые находятся на дотации и, при этом, не справляются ни с сохранением государственного языка, ни с поддержанием правопорядка, необходимо предусмотреть особый правовой статус, включая возможность временного перевода из положения субъекта федерации на положение федеральной территории . Только если права в составе федерации будут прямо связаны с обязанностями, а дотирование отстающих регионов не будет дотированием беззакония, прекратятся разговоры об «отмене дани любой ценой» включая цену развала России.

4. Вопрос о той цене, которую мы платим за единство страны, должен быть решен раз и навсегда. Необходимо признать, что большинство граждан России гораздо меньше боится терроризма и терактов со стороны профессиональных международных террористов, чем уличного насилия и издевательского криминального разгула со стороны тех, кто «не пошел в террористы». Если предоставить гражданину России выбирать только между этих двух зол, то большинство выберет опасность погибнуть в результате теракта, а не опасность получить пулю в затылок из травмата, как Егор Свиридов. Первое — вероятность, определяемая жизненной битвой с врагом, второе — унизительная неизбежность предательского выстрела в затылок. Говорить сегодня нам, что мы платим разгулом уличного криминала со стороны молодчиков, провозглашающих «Кавказ — сила. Кто не с нами, тот под нами», за отсутствие терроризма, значит смешить наши тапочки. Никто такую цену за отсутствие терроризма платить не готов. Израиль живет шесть десятилетий в состоянии острейшей террористической войны, которую ведет в значительно менее благоприятных, чем у нас, правовых, моральных и геополитических условиях. Великобритания прожила несколько десятилетий под террористическим давлением ИРА. И ничего с этими странами не случилось. Не прошло и десяти лет с начала политики подкупа террористов, как уже вся Россия полыхает протестами и готова добровольно отдать то, чего террористы не добились перед этим ни взрывами, ни захватами заложников. Продолжение политики подкупа в условиях, когда российское общество однозначно высказалось против этой политики, будет для нас сигналом того, что подлинная причина этой политики совсем не в желании уберечь нас от террора, а в коммерческих, коррупционных, или иных неблаговидных интересах элиты российского центра будет вызывать неизбежное и уже не раз озвучивавшееся подозрение, что центр и региональные элиты попросту «в доле».

5. Должно быть категорически покончено с любыми формами экстерриториальности отдельных этнических общин на территории России. Либо все живут по общим законам и принципам, по тем принципам, по которым живет русское большинство, либо желающие быть экстрерриториальными пусть откажутся от российских паспортов, получат российские визы и въедут в страну как иностранцы. Никаких «внутренних иностранцев» в России быть не должно. Полпредства регионов, представители по правам человека, лидеры диаспор и т. д. должны заниматься своим прямым делом, — информационной работой, защитой всех граждан на определенной территории, развитием народной культуры, обучением всех граждан государственному языку и т. д., а не созданием режима неприкосновенности для тех или иных этносов. Никто не имеет права требовать изменить законы или практику России, ограничивать свободу слова и мысли, переписывать учебники и освобождать преступников, ссылаясь на «волю своего народа». Каждый, кто прибегает к таким методам, должен понять, что у русского народа тоже есть воля, и она, если надо, переломит любую другую волю. Нежелание жить по одному закону для всех может породить только, как уже было сказано выше, жизнь по воле арифметического большинства.

Если эти пять стрел мы воткнем в беззаконие и неравноправие народов России, если с их помощью мы прервем очевидное пренебрежение интересами самого многочисленного народа России, которая и породила сам феномен России, с её территорией и её историей, то мы получим вполне гармоничное общество.

Общество, которое избавится от большинства внутренних болезней, от чувства униженности и потенциала взаимной ненависти, будет справедливым для каждого и сплоченным перед лицом внешних угроз. Никакой альтернативной политики, которая позволила бы сохранить Россию единой и сильной, не просматривается. Если до бесконечности унижать русский народ и издеваться над ним с помощью «толерантной» демагогии, то процесс «отделения русских от России» будет не остановить. А если этот процесс начнется, то не спасется никто — ни простые люди, ни проповедники толерантности. И вопрос с демонстративной лезгинкой на площадях решится сам собой — не будет площадей, на которых её можно будет плясать.

Подведем, опять же, итоги.

1. Постсоветская национальная политика РФ рухнула. Рухнул и советский её вариант, и тот, который осуществлялся последние десять лет.

2. Развязанный в последние годы фактический террор против русских националистов лишь подтвердил — не их умеренные рассуждения и немногочисленные акции, а сама ошибочная политика сделала русское большинство, и особенно молодежь, «национал-экстремистами».

3. Этот «экстремизм» уличного и сетевого «анонимуса» не задавишь, в отличие от националистической «тусовки», никакими управлениями «Э», никакой ложью, провокациями и 282-й статьей. Не посадить по этой статье всего народа.

4. Увы, ценность единства России, сохранения территориальной целостности перестала быть для рядового гражданина абсолютной. Он не понимает, почему должен расплачиваться своими деньгами и своей безопасностью и жизнью за нахождение в федерации тех регионов, жители которых презирают русское большинство и считают само собой разумеющимся, что его можно грабить и убивать.

5. «Отделенчество» распространяется, как летучая инфекция. Уже сегодня на пути его не стоят ни сами кавказские народы, мнение которых не интересует анонимного обывателя, ни власть, которой не верят. Фактически, на его пути стоят только русские националисты, абсолютное большинство которых пока не готово дать идеологическую санкцию этим настроениям.

6. Если единство России является для нас ценностью, то нужно немедленно прекратить ту безумную национальную политику, которая довела русских до готовности этим единством пренебречь. Нужно отказаться от пяти ложных принципов, на которых держится нынешняя асимметричная федерация, также известная под презрительной кличкой «многонационалия»:

а. существование дутых автономий, где русское большинство отдано на произвол «титульного» меньшинства;

 б. предоставление региону тем больших прав, чем более нерусским и отчужденным от общероссийских стандартов он является;

в. отсутствие всякой привязки полноправия региона к его дотационному или донорскому статусу, существование явления, которое в народе именуется «кавказской данью»;

г. агрессивный шантаж угрозой терроризма, который подталкивает центр к подкупу и попустительству беззаконию в некоторых регионах;

д. возникновение фактической экстерриториальности некоторых этносов на территории Российской Федерации.

7. Те принципы, которыми необходимо заменить эту ошибочную национальную политику, с тем чтобы остановить как отказ русских от принципа единства России, так и от вползания общества в этническую войну всех против всех, следующие:

а. признание всей России территорией проживания и самоопределения русского народа, гражданские права представителей которого должны охраняться в полном объеме на каждом миллиметре территории РФ;

 б. ликвидация всех автономий, где титульный народ не составляет большинства и замена их областями и краями — равноправными субъектами федерации;

в. введение зависимости прав региона в составе федерации от уровня его языковой и культурной интеграции, уровня законности и вклада в федеральный бюджет, ограничение прав тех субъектов, где существование на дотациях не способствует ни улучшению криминальной обстановки, ни решению социальных проблем, ни языковой и культурной интеграции, фактическая отмена «дани»;

г. прекращение потакания террористическому шантажу, признание того факта, что большинство граждан России предпочтет бороться с террористической угрозой, а не терпеть беспредел на улицах и этническое неравноправие в повседневной жизни;

д. жесточайшее преследование всех поползновений на этническую экстерриториальность каких-либо проживающих в России народов. И закон и порядок должны быть одни для всех. И какие-либо формы шантажа большинства со стороны меньшинств должны быть полностью исключены.

8. Только если государство решительно и споро начнет проводить в жизнь новые принципы национальной политики, единство современной России удастся сохранить. Только в этом случае анонимное большинство русских вспомнит о том, что Кавказ, как и вся Россия, это русская земля, что её поливали потом и кровью наши предки. Что никого кроме наших врагов не обрадует, если мы своими руками начнем громить свою единую страну. Если мы не хотим, чтобы завтра демагоги вбросили в массы лозунг юридического отделения кавказских регионов от федерации, то сегодня, сейчас, вместо фактического отделения этого региона должно наступить его правовое воссоединение и упорядочение. Заболтать проблему «многонациональной» риторикой и ограничиться ритуальными жестами не удастся.

Уже позже, чем вы думаете!

http://editor.rus-obr.ru/day-comment/9082

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  

  ЕленаОд    14.03.2011 19:26
Больше всего меня поражает, что большинство даже не понимают что такое Россия! Вроде все географию в школе учили. Не русские – это не только Кавказ, но еще Сибирь, Север. Исконно на территории нынешней России живет большое количество разных национальностей!
Короче, вывод один – учите историю и географию прежде чем что то говорить:)
  читательница    05.01.2011 04:19
По-моему проблемы две:

– перевернутая иерархия ценностей (в этом я согласна с Господином Алекаевым)
Парадоксально, но когда даже родину любят больше Бога, то и родине хуже от этого. Не даром сейчас так называемый "русский национализм" по моим наблюдениям обычно сопряжен с людьми именно с такими взглядами – национализм, патриотизм (на вид так весьма даже горячий!), назовите как хотите, на самом верху, а вера, если она вообще проглядывает сквозь всякий коммунизм, сталинизм, зороастризм, то где-то там, пониже, как пособие, а иногда способ привлечь внимание к своим идеям людей серьезно православных. На деле(!) это утилитарный такой, типичный для Запада, подход к религии, не русский. Иногда они стараются это оправдать какими-нибудь изощренными "философиями", типа "атомного православия", или еще каких-то весьма и весьма странных понятий для православного человека, или вообще христианина. Это я сужу просто по их собственным высказываниям. Мне, кажется, они иногда сами этого не замечают, просто не очень чувствительны к этому. И иногда это люди вполне себя называющие официально православными. Не редко они собирают вокруг себя круг людей, на которых влияют.

– нежелание принять, что это все последствия советской эпохи. До революции если такие проблемы были, то они держались под контролем (наверное, по причине пункта первого). Сталин, тот который уничтожил или сослал практически все духовенство Русской Церкви к моменту мировой войны, с трубкой во рту перековывал границы как ему вздумается, а впрочем, так чтобы было побольше напряжения. Раньше этих границ никаких вообще не было. Вот и получили. А теперь к тем самым палачам и кователям национальных проблем те же самые националисты относятся весьма сочувственно. Ну, во всяком случае с братской улыбкой их защищают и оправдывают .. если надо. Ну, почему-то там, мало ли почему. Может пригодиться для "патриотизма". В общем, пункт первый.
  я за мир    01.01.2011 17:38
поймите наконец что виноваты сами! кавказ это ноги россии. а рыба гниет,,,,,
  В.Седнев    30.12.2010 01:38
А может православным организациям ситуацию "взять в свои руки" – предложив организациям, представляющих интересы других религий, заняться совместной консолидацией по взаимному уважению религиозных и культурных традиций народов России? Чего ждать-то.
  САВИН ИГОРЬ    29.12.2010 01:21
В данный момент у нас империя шиворот-навыворот.. В настоящей Империи окраины платят в центр дань.. У нас же все наоборот – центр платит дань окраинам. Почему же нынешняя власть пытается удержать статус-кво? Оттого, что во власти нет людей, которые защищают права титульной нации-Русских. Потому-то выгодно иметь и "нац.образования" типа Чечня, Ингушетия и пр., ибо и там во власти люди, которые служат не интересам своей титульной нации, а центру. За это их ненавидят свои и считают, что властвуют русские, хотя русскими там и не пахло.. Отчего же к власти народы не могут привести своих народных избранников? Оттого, что тогда "интернационалистам" и "общечеловекам" не будет места во власти.. Вот это их и страшит больше всего, что к власти придут национальные кадры!
  САВИН ИГОРЬ    29.12.2010 01:12
Главный вопрос для Русских в том, чтобы не опускаться на банальные избиения нацменьшинств, а требовать возможности организовывать партии по национальному и религиозному принципу.. Иначе всё это только говорильня о демократии, так как большинство (русские) не имеют никакой возможности законно защищать свои права.
  Александр Алекаев    27.12.2010 23:08
Ходим "вокруг да около", а главного не говорим (в том числе и автор), русский – значит православный, вернее православный – это русский. Так национальную политику воспринимал и выстраивал император Николай в первой половине 19 века и последующие державные правители. И пока во власти не появятся истинно православные руководители, ничего не изменится. А до этого очень далеко. Так что начнем с себя – будем ходить в храм, молить Бога о нас грешных, исповедоваться и причащаться. Так же выполнять наставления духовного отца (у кого имеется), либо то, что говорит священник с амвона и не "мудрствовать лукаво". Постараемся, чтобы так же поступали и наши близкие – жена, дети, внуки. Может быть, тогда начнет что-то меняться!
  sasha130861    27.12.2010 22:49
Браво! Егор Холмогоров. Вы высказали мои мысли, но где нам найти русского Моисея, дабы Он вывел нас из египетского плена. Неужели нам надо терпеть 450 лет для того, чтобы наши стоны услышал Бог? Мы же прекрасно осведомлены, что у власти не русские и ничего не сделают. Только читают мантры о многонациональности.
  Добронрав    27.12.2010 21:42
Отделить Дагестан, Чечню и Ингушетию от святой Руси, и за каждый теракт карать диаспору.
  Екатерина CT    27.12.2010 12:08
Я думаю, что сейчас пришло именно то время, когда надо решительно сбросить с себя Кавказ, а не удерживать его любой ценой. И не надо этого бояться. Лучше начать обустраивать свою территорию, раз уж так сложилось. С нынешними продажными политиками и ворья во власти мы скатываемся в бесконечную войну. Враждебные кавказцы проникают во властные структуры, в скором времени мы и своей страны можем лишиться. Кавказ для России – это враг. Это тот враг, который спокойно воткнёт нож в спину, после дружелюбного рукопожатия. Будет сильна Россия, и присоединятся к ней политые русской кровью территории. И пусть простят наши славные деды и прадеды нас за потери. Я верю в будущее России, в её будущее могущество. А пока… совместное житие – это еще море крови.

Страницы: | 1 | 2 | Следующая >>

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru