Русская линия
Радонеж Анатолий Карпов,
Протоиерей Александр Новопашин
24.12.2010 

«Мы восстанавливали храмы и монастыри»

На Антипу Пергамского, память которого празднуется 24 апреля, А. Е. КарповГосподь сподобил меня служить в храме священномученика Антипы на Колымажном дворе в Москве. После праздничного Богослужения священники и прихожане собрались за общей трапезой. Здесь я и увидел многократного чемпиона мира, заслуженного мастера спорта СССР, президента Международной ассоциации фондов мира, вице-президента попечительского совета Братства «Радонеж» Анатолия Карпова и попросил познакомить меня с ним. Анатолий Евгеньевич, несмотря на свою занятость, сразу согласился на интервью. Мы встретились в его офисе на Пречистенке.

— Анатолий Евгеньевич, сегодня Вы возглавляете Международную ассоциацию фондов мира. Ведь именно эта организация в прошлом называлась Советским фондом мира, куда Церковь вынуждена была перечислять немалые средства?

— Да, это так. Общественная организация Советский фонд мира была организована в апреле 1961 года. Первым председателем правления Фонда был известный поэт Николай Тихонов. Многие годы этот пост занимал известный писатель-фронтовик Борис Полевой. В 1982 году я стал третьим председателем Правления Советского Фонда мира. В 1992 году Фонд был реорганизован. Так появилась Международная ассоциация фондов мира, объединяющей фонды мира стран СНГ и Балтии и ряд общественных организаций других стран, президентом которой я являюсь до сих пор.

Главным источником денег в Советском фонде мира были пожертвования граждан, предприятий, организаций. В те времена власть считала, что в Церкви создаются большие излишки, которые она предлагала сдавать либо в госбюджет, либо в какую-либо благотворительную общественную организацию — на выбор. Святейший Патриарх Пимен сделал выбор в пользу Советского фонда мира, что, на мой взгляд, вполне закономерно. Будущее показало, что он не ошибся. Потому что спустя годы мы постарались рассчитаться с Церковью, вернуть ей хотя бы часть того, что она когда-то передала Фонду. В частности во времена Горбачева, когда Церкви начали возвращать храмы, мы приняли активное участие в восстановлении церковных сооружений, монастырей. С гайдаровскими реформами наши ресурсы, как впрочем и ресурсы всего народа, быстро растаяли, и помогать стало сложно. Последние средства мы затратили на создание подробного электронного банка данных о потерях в годы Великой Отечественной войны. Это была идея Бориса Полевого. Мы старались учитывать все — не только фамилию, имя, отчество, дату рождения, но и где солдат призывался в армию, в каких главных сражениях участвовал, какими орденами отмечен. Работа велась с 1988 по 1995 годы. Пополнение архива проводится и сейчас, но тогда был обработан основной массив. Это более 20 миллионов дел. Мы закупили двести компьютеров и работали в три смены, но все равно еле-еле успели к празднованию 50-летия Победы. И сегодня все Книги памяти выходят на базе нашего банка данных.

У моей жены во время войны погибли оба деда — один в Псковской области, другой в Польше при форсировании Вислы, похоронен в Варшаве. Через наш банк данных она нашла место его захоронения — это оказалась братская могила.

 — В России живет огромное число людей, которые не знают, где сложили головы их отцы, деды, прадеды, защищая мир от фашизма. Поэтому все, что вы сделали в память о погибших защитниках нашей земли и для их наследников, переоценить невозможно. Спаси Господи!
Анатолий Евгеньевич, а теперь, с Вашего разрешения, я хотел бы перейти к разговору о шахматах. Я читал, что Вы сыграли в шахматы более двух с половиной тысяч партий!

 — О-о, сам не знаю, сколько! Но знаю, что владею всеми рекордами в шахматах. Я был 16 раз чемпионом мира. Это рекорд не только в российском спорте, но, думаю, и в мировом. Я выиграл 166 турниров и матчей. До меня рекордом владел наш великий шахматист Александр Алехин. Его планка, по-моему, 79 побед.

 — Держать в голове столько партий, сотни вариантов, тысячи позиций. Возможна интеллектуальная перегрузка?

— Конечно, возможна.

 — Для психики вещь опасная.

— У меня крепкая нервная система, поэтому я редко ощущал подобные перегрузки. Но срывы были — и в матче с Корчным, и в матче с Каспаровым. Однажды в Голландии за три тура я на 2,5 очка опережал соперника. Но попал в стресс, проиграл три партии и занял второе место. Невероятно!

 — Шахматы — это больше спорт или искусство?

 — Для меня это больше спорт.

 — В Новосибирской епархии несколько лет назад был организован реабилитационный центр для наркозависимых. Мы используем православный подход в реабилитации бывших наркоманов. Как говорил апостол, «молитва веры исцелит болящего, и восставит его Господь; и если он соделал грехи, простятся ему» (Иак., 5; 15). Воцерковляясь, молодые люди с Божией помощью обретают веру, которая помогает им справиться с духовным недугом наркомании, которым многие из них страдали по нескольку лет. Но помимо православной реабилитации и трудотерапии, мы создали еще и реабилитационное спортивное направление, потому что считаем, что занятия спортом укрепляют не только тело, но и закаляют дух. Сила духа отгоняет дурные помыслы, отвращает от греха, помогает избежать соблазнов. Шахматы ведь тоже спорт, наверняка их тоже можно использовать для профилактики наркомании?

 — Конечно. В некоторых странах проводятся турниры под лозунгом «Шахматы против наркотиков». Подобную компанию мы проводили в США. Понятно, что шахматы и наркотики несовместимы. Люди, интересующиеся шахматами, не могут употреблять наркотические средства, потому что в противном случае их поведение станет неадекватным, что сразу будет бросаться в глаза, да и мозги у них начнут работать не так, как надо. Вообще шахматы, как и любой другой вид спорта, имеют мощный воспитательный ресурс, что позволяет рассматривать их как профилактику наркомании да и профилактику преступности тоже.

 — Кстати, я знаю, что Вы награждены медалями «За укрепление уголовно-исправительной системы РФ» II и I степени, нагрудным знаком I-й степени МВД РФ. За что именно Вам вручили такие высокие награды?

 — Я являюсь членом правления Общероссийского попечительского совета Федеральной службы исполнения наказаний России. До революции почетным председателем этой организации была сама императрица. После революции совет прекратил свою существование, но в конце 90-х годов мы его возродили, и я предложил внедрить в воспитательную работу шахматную программу. По-моему, уже на второй год существования этой программы вышел приказ министра юстиции, согласно которому мы начали ежегодно проводить и до сего времени проводим чемпионаты среди заключенных и служащего состава. У нас уже есть закаленные бойцы, имеющие хороший уровень подготовки.

Сегодня мне трудно сказать, сколько за все это время я проехал колоний и тюрем, сколько шахматных клубов в них было организовано. Проводили сеансы игры даже по Интернету!
Помимо российских соревнований среди служащих системы исполнения наказаний, очень много проводится региональных турниров среди заключенных. Региональных — потому что возить заключенных через всю страну на российские чемпионаты — непростое дело. И даже региональные соревнования доставляют немало хлопот: помню, как-то раз на один из таких региональных турниров мы собрали людей из колоний, расположенных в девяти центральных областях России!

Однажды произошел забавный случай. Мы организовали чемпионат в колонии Вологодской области. Один из участников соревнований — осужденный, кстати, за убийство, но быстро вставший на путь исправления, — должен был быть препровожден по этапу на чемпионат из колонии Тверской области. На одном из пересыльных пунктов офицер, занимающийся распределением прибывших этапом заключенных (как правило, большинство из них этапировали в Сибирь), просматривал предписания и отсылал осужденных на место временного пребывания. Дошла очередь до нашего шахматиста (который нам все это и рассказал). Офицер берет в руки предписание и читает: «Направляется этапом в колонию такую-то для встречи с чемпионом мира по шахматам Анатолием Карповым». Немая сцена! Он несколько раз внимательно перечитывает написанное, потом долго смотрит на осужденного за убийство, вновь переводит взгляд на бумагу, снова смотрит на осужденного и после значительной паузы произносит: «У вас там что, перепились все, что ли…»

 — Анатолий Евгеньевич, насколько мне известно, у Вас ведь есть и церковные награды?

 — У меня четыре ордена: три Патриарших награды и орден от Украинской Православной Церкви Московского Патриархата.

 — Вы верующий человек, ходите в церковь, скажите, Вы крестились уже в зрелом возрасте?

 — На Таинство Крещения меня, совсем еще маленького, тайком от отца принесла мама — на нее оказали доброе влияние мои православные бабушки. Отец был членом партии, руководителем оборонного завода, он бы не позволил. Да и времена-то были сталинские. Тем не менее я с 1951 года крещенный.

 — Да, время было непростое. Но и сейчас происходят вещи, которые порой в уме не укладываются. Я говорю о насаждении в обществе либеральных ценностей. Я, конечно, не склонен драматизировать ситуацию, но иной раз становится просто страшно за подрастающее поколение. Внедрение ювенальной юстиции, шокирующие средства планирования семьи (прежде всего, пропаганда оральных и прочих контрацептивов, в том числе среди школьников), направленные на сокращение населения России, введение в школах секспросвета, пропаганда гомосексуализма и однополых браков, толерантного отношения к содомитам.

— Если кто-то нетрадиционно ориентирован, то пусть это будет его личным делом. Не нужно кичиться этим и выносить на всеобщее обсуждение. Конечно, когда за мужеложство судили и заключали в тюрьму — это было неправильно. Но и требовать у власти разрешение на проведение своих изощренных парадов тоже недопустимо. Эти люди духовно больны. Вот интересно, что станет с человечеством, если все вдруг в этом погрязнут? Думаю, ответ ясен. Народ начнет морально и нравственно разлагаться, духовно деградировать и. вырождаться, что, в конечном счете, приведет к полному краху.

 — Какие у Вас будут пожелания нашим читателям?

 — Быть добрее! У нас общество очень напряжено, и в Москве это особенно заметно. Люди не радуются друг другу, не хотят лишний раз обременять себя заботой о своих ближних, что уж говорить о совсем незнакомых людях. Отсюда и социальные расстройства, и семейные неурядицы, и болезни.

 — А какие природные катаклизмы возникают и еще будут возникать! «Восстанет народ на народ, и царство на царство; будут большие землетрясения по местам, и глады, и моры, и ужасные явления, и великие знамения с неба» (Лк., 21; 11). И все это по причине охлаждения любви в людях. Заповедь Божия «возлюби ближнего твоего, как самого себя» не просто не исполняется, она попирается.
Спаси Господи, Анатолий Евгеньевич, за эту встречу, за Ваше пожелание быть добрее, что, по сути, означает любить ближнего.

 — Храни Вас Господь, отец Александр!

http://www.radonezh.ru/analytic/13 632.html

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru