Русская линия
Радонеж21.12.2010 

Итоги и вопросы

В конце года обычно подводят итоги. Ну, в СМИ, по крайней мере. Вспоминают, о чем писали год назад (и как это все смотрится теперь), какие вопросы поднимались в уходящем году и «что сделано по выступлению газеты» и т. д. Естественно было бы и нам в декабрьском номере сделать то же, но тут итоги стала подводить сама жизнь.

Выяснилось вдруг, что это только «несогласные» митингуют в небольших количествах и их легко можно отправить «стучать копытами, в сторону моря». Когда на улицу выходят «согласные», все усложняется. Просто потому, что их много, а они тоже могут быть не со всем согласны.

Удивительные вещи обнаруживались в эти дни в лентах новостей. То передавалось, что московская милиция не собирается проводить расследование по факту перекрытия во движения на Ленинградском проспекте футбольными болельщиками, о чем сообщал журналистам представитель правоохранительных органов. «Никакого расследования в связи с перекрытием Ленинградского проспекта проводиться не будет. И болельщики, и милиция вели себя во время акции очень корректно, не пришлось никого задерживать», — сообщал представитель. То есть, три тысячи человек в час пик, не подав властям заявки в трех экземплярах, перекрывают движение в направлении области по одной из центральных автомагистралей, скандируют ужасное — «Россия для русских» — и, однако же, такая вот удивительная всеобщая корректность, что аж дух захватывает. ОМОН приехал и вежливо помогал поддерживать порядок. Никакого расследования, никаких задержаний.

Болельщики сначала-то пришли к зданию межрайонной прокуратуры, где собирали деньги для помощи родным Егора Свиридова, убитого накануне некими, как теперь запрещается сообщать, но при этом никак не получается не сообщать, выходцами с Кавказа. Драка же началась, как рассказывают, от того, что москвичи смеялись, а это, выходит дело, нельзя. Некоторым все время кажется, что это над ними смеются. По данным следствия, один из нападавших стрелял в Егора Свиридова из травматического пистолета. Тот получил четыре огнестрельных ранения: одно в голову и три в тело. В результате молодой человек скончался на месте. Подозреваемый в убийстве был задержан. Однако выяснилось, что милиция сначала задержала шестерых, а потом следователь прокуратуры принял решение о возбуждении уголовного дела и задержании одного — стрелявшего. А остальные задержанные были отпущены. Для прессы прозвучали странные объяснения — мол, не задерживаем мы по мелким правонарушениям.

В смысле — массовая драка, один убит (четырьмя выстрелами), еще один тяжело ранен (сообщают про еще несколько выстрелов из травматики) — и «не задерживаем за мелкие правонарушения»? При этом тут же заверяли, что милиция принимает меры к розыску и задержанию отпущенных лиц для проведения дополнительных следственных действий. То есть, вот, задержали, отпустили, и тут же стали принимать меры по розыску только что отпущенных? Потом выяснилось еще, что и к отделению, куда доставили задержанных, и к зданию прокуратуры, где решался вопрос о возбуждении дела, подъехали сразу же то ли родственники, то ли соратники задержанных, желавшие поучаствовать в решении вопросов. И успешно, как видим, поучаствовали.

Ну, в общем, вот это все и привело к тому, что собралось на проспекте много людей, которые искренне не понимали, а что, собственно, тут происходит-то? Не только со следствием. А вообще. И понятно, что разгонять три тысячи уже как-то не совсем удобно. Потому что в следующий раз может быть больше. В следующий раз их больше и было — на Манежной собралось то ли пять (по оценке ГУВД), то ли несколько десятков тысяч (по оценке ужасавшегося в эфире ведущего программы новостей канала «Вести»). Интересно, что все это время под «бушевавшими на Манежной площади погромами» (как теперь описывают происходившее СМИ), вполне себе мирно продолжал функционировать подземный торговый центр. Удивительные погромы, однако же, бывают. Много вопросов вызывают.

Вопросы у людей возникают еще и потому, что все как-то повторяется. Непонятно, во что вылилось расследование дела об убийстве выходцами летом на Чистых прудах другого болельщика, Юрия Волкова. Тогда тоже кого-то отпускали, а потом сразу не могли найти. Дело тянется, некоторые говорят, что разваливается, правозащитники выступают в телешоу вместе с родственниками обвиняемых. Доказывается, что убитый и его друзья сами виноваты и т. д.

Кстати, о правозащите. По поводу первого выступления, такого же несанкционированного, но вполне себе мирного протеста против убийства, тоже поступали комментарии. Не по поводу убийства — по поводу лозунгов. «Если толпа была организованной и выкрикивала эти лозунги, значит, кто-то ею управлял. Наверняка, это были представители радикальных националистических организаций», — предположил директор Московского бюро по правам человека (и член Общественной палаты). А ведь еще и на Манежной, и потом у Киевского вокзала, «кидали зиги» — изображали нацистское приветствие, в основном, для фото- и телекамер. Может быть, чтоб удобнее было про «русских фашистов» потом ужасаться.

Впрочем, через какое-то время стал выясняться и этот пункт. Про особенно усердно позировавшего перед камерами с зигхайлем дотошные блоггеры выяснили, что в русские нацисты его трудно будет записать. Савсэм трудно.

Хотя правозащитники трудностей не боятся, да. Незадолго до убийства в Москве, произошел конфликт в Ставрополье, где приезжие чеченцы пытались изнасиловать местную девушку (15 лет, заметим), а когда казаки (невооруженные) приехали с ними разбираться, открыли по ним огонь из автоматического оружия. Правозащита отозвалась гневным заявлением, хотя и не в защиту девушки: «Последние события в городе Зеленокумск Ставропольского края, где произошла массовая драка с применением огнестрельного оружия между местными казаками и уроженцами Чечни, стоят в одном ряду с попытками поименно переписать мусульман Воронежа и Тамбова, с непродуманными заявлениями по поводу мусульманских традиций, связанных с празднованием Курбан-байрама, и по поводу роста числа мусульман в российских городах», — говорилось в заявлении членов Общественной палаты РФ. То есть, как попытка изнасилования и стрельба из автомата по невооруженным людям связываются в головах членов ОП с попытками поименно переписать мусульман Воронежа и Тамбова — непонятно. Но понятно, что как-то связываются. А главное — во всем виноваты радикальные националисты.

В связи с произошедшими беспорядками Предстоятель Русской Православной Церкви выступил со специальным заявлением, в котором напомнил, что «сегодня происходит столкновение радикализмов. Межэтнические отношения — это сообщающиеся сосуды. Нельзя показывать пальцем на одну сторону этого сосуда, игнорируя его другую сторону. Возникновение радикализма в этнически солидарных группах, особенно возникновение криминальных радикальных этнических групп, немедленно провоцирует реакцию большинства, тоже радикальную». Страдают от этого простые люди, которые становятся жертвами, сказал Патриарх, «действий этнических радикальных групп, которые сегодня существуют в диаспоре и провоцируют — еще раз хочу сказать — провоцируют разрушение межэтнического мира, межнационального мира. Нужно создать невыносимые условия для деятельности любых радикальных групп как среди этнических меньшинств, находящихся в диаспоре, так и среди коренного большинства». Потому, что их деятельность является «вызовом для самого существования нашего многонационального и великого Отечества». Предстоятель напомнил о временах холодной войны, когда «многие, кто в то время противостоял Советскому Союзу, говорили о том, что ахиллесова пята Советского Союза — это многонациональность, и что, нажав на эту педаль, можно развалить страну. Так оно и получилось», сказал Патриарх, напоминая о «цене вопроса», цене попустительства этнобандитизму, провоцирующему эту опаснейшую рознь.

Будем надеяться, что к словам Предстоятеля Русской Церкви прислушаются те, от кого зависит принятие решений.

Редакционный комментарий «Радонежа»

http://www.radonezh.ru/analytic/13 598.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru