Русская линия
Вера-Эском Григорий Спичак18.12.2010 

На линии огня

Наверное, девять из десяти случаев, когда разговор заходит о современных российских казаках, — это усмешки относительно «ряженых», «клоунов» и так далее. Григорий СпичакВот и на форуме «Веры» можно прочесть: «Сегодня в Сыктывкаре был традиционный крестный ход. Всякий раз в этом крестном ходе участвуют казаки, и почему-то меня не отпускает чувство некой наигранности. Ведь раньше казаки были действительно военными людьми, а сейчас, как мне кажется, это только красивая одежда». С этим мнением соглашается другой форумчанин, пообщавшийся с донскими казаками: «Увидел очередной клуб по интересам для людей, которые в форме по выходным дням собирались в мужском обществе поговорить о том о сём и пропустить чарочку-другую вдали от присмотра жён».

После того, что случилось в Кущевской, — новый поток насмешек. Объясняешь: казаков в станице примерно столько же, сколько бандитов. Но, в отличие от преступников, они практически безоружны. На словах власть их поддерживает, на деле же законы о самообороне у нас такие, что женщину, ударившую ножом насильника, могут посадить в тюрьму. Год отсидел мужик, которого в собственной квартире пырнули ножом семь раз, прежде чем он ответил…

Слышим возражения: «Казаки? Да без оружия? У каждого что-нибудь припрятано». И тут грянуло в Зеленокумске на Ставропольщине. Чеченцы пытались изнасиловать девушку, казаки вступились. В результате конфликта семь казаков с огнестрельными ранениями были доставлены в больницу. И один чеченец с травмой головы. То ли ему челюсть сломали, то ли в живот пнули, непонятно. Проще говоря, казаки с голыми руками бросились на стволы.

А в судьи кто записался? Ряженые политики, правозащитники — не те, что сидели по тюрьмам, а нынешние, отрабатывающие американские гранты. Судят и ряженые журналисты — не из тех, что «с лейкой и блокнотом» мотались по стране, а те, кто привык черпать материал из интернета. Ряженые и есть!

Можно мне, самому из казачьего рода, чуток рассказать про казаков современных? То, что видел, и то, что у нас почему-то видеть не хотят.

В Приднестровье в селе Кошница был консервный завод. Во время военного конфликта в 1992 году молдавские вооружённые силы решили создать на Кошнице плацдарм — то есть взять на левом берегу Днестра территорию, наводнить её техникой и людьми, а уж потом «перекусить» пополам узкую полоску Приднестровья. На консервном заводе и в укреплениях рядом были кубанские казаки. Завод артиллерия молдаван разнесла до состояния каменных груд. Но камни продолжали стрелять. Молдавским националистам удалось взять участок берега. Казаки, среди которых убитых было уже больше половины, получили приказ отступать. А они не уходили. По двум причинам — раненых вынести было невозможно (казаки своих не бросают), да ещё «больно уж место удобное, воды б только, или вина».

Откуда ни возьмись — стадо коров; выгнанное стрельбой, оно галопом несётся мимо завода. Прямо в стадо кидаются двое казаков, виснут на рогах. БТР молдаван из крупнокалиберного пулемёта начинает крошить стадо — только бы не дать казакам уйти! Коров 30 было убито, но стадо в целом проскочило и казаки добрались до нас. Сейчас неважно, что они сообщили по рекогносцировке. Эти двое казаков знаете чем поразили всех? Реакцией на смертельную опасность, которую только что пережили, — простотой разговора: «Вот тут две бэтэрухи, здесь МТС у них стоит. Дай пожрать что-нибудь. Мы щас обратно — обезболивающего чего-нибудь дайте. Эй, майор, группу гранатомётчиков вот сюда бы надо. Или вы их попалите, или они вам тут неприятностей создадут». Едят, деловито формируют боекомплект.

- Ты кем до войны был? — спросил я у одного, лет тридцати.
- Механиком у нас на птицефабрике…
Зачем он рисковал жизнью? Ведь воевать — не его профессия.

Это «зачем?» — самый загадочный вопрос о казаках.

Вот ходит себе механик птицефабрики. КазакиА другой — инструктор по плаванью. И вдруг — бымс! — тревога. Наших бьют! Несправедливость творится! И бросает казак своё пиво, жену с её ремонтом и тёщу с её дачей, целует фотографию детей (чтоб не разбудить) и… на работу. Ну, как если бы вышел в 8 утра на птицефабрику, а сам — на поезд в Дубоссары, в Боснию, в Сухум…

Они вернутся. Некоторые. И, может, никогда не будут носить лампасы, папахи и шашки. Наверно, мужикам важно это иногда, но не обязательно. Я верю, что настоящие казаки — невидимки. Их больше, чем кажется.

Мой предок, поручик и малороссийский дворянин Герасим Спичак, служил в 1777 году в Слобозейском гарнизоне Приднестровья. У турок отбили крепость и жили там. С тех пор много воды утекло. Лампасов у меня нет, с медальками напряжённо — вроде и не казак. Но в начале 90-х вдруг обнаруживаю себя с автоматом в руках там, где служил когда-то Герасим. Именно обнаруживаю, то есть вроде помню, как ехал, но будто во сне всё случилось. Несколько дней назад сидел возле дома в кафешке — и вдруг здесь. Зачем? Наших бьют! И что-то ещё, что словами не выразить… И я один? Нет. Из Омска, из Павлограда, из Питера и Архангельска. Про кубанских и донских казаков, которые приехали целыми подразделениями, я вообще молчу.

Они шли за справедливость. Против унижения национального и социального достоинства. За то, чтоб порядок был не для группки людей, обстряпывающей свои дела, а для всех одинаковый. Наших бьют — это Правду бьют! Ну, а «наши — не наши» — как тут различать? В Зеленокумске восстали против чеченцев не потому, что они чернее или лезгинку танцуют, не потому, что молятся иначе или автомобиль более блестящий — восстали против хамства надменной группы. В данном случае группы этнически обособленной и подчёркивающей свою обособленность. «Не наши» — это именно они.
Казаки — народ быстрый, готовый существующие правила или «понятия» пошинковать сабелькой, чтоб отыскать под ними Божью Правду. В большинстве случаев Правды так и не обнаруживают. «Но це ж не значить, шо её зовсим нема. Значить, шо плохо искали чи надурылы нас опьять…»

Сейчас пошла молва по Руси, что дурят народ, а закон — это кривда. Потому что судьи лгут, министры молчат, а милиция не защищает. «Решили сбиваться в десятки и, если что, созваниваться. Переняли тактику самих же чеченцев и дагестанцев, — пишет в интернет-дневнике житель Зеленокумска. — Казачество лихо перехватило и возглавило зародившееся движение. Большинство признало, что так будет лучше. В составе казачьего войска защиту порядка и закона на территории РФ трудно будет объявить экстремизмом. Во всяком случае, больше шансов, что вытащат из лап продажных силовиков. К тому же если дело дойдёт до открытой резни славян, как в Грозном, Баку, Душанбе, то единственная сила, на которую стоит уповать, — это казаки. Не всё гладко в самом казачестве, но альтернативы нет».

Действительно, может, среди казаков кто-то крест казачий с крестом нательным ещё путает, лампасами красуется… Но поверьте, это всё детали. Главное проверяется в деле. И если где-то «полыхнёт», то эти «ряженые» встанут на самой линии огня.

http://www.rusvera.mrezha.ru/625/2.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru