Русская линия
РадонежПротоиерей Всеволод Чаплин15.12.2010 

Что значит для человека оставить свой крест, подобно ли это измене Христу?

Добрый вечер, дорогие друзья, с вами у микрофона протоиерей Всеволод Чаплин. Буду рад вашим репликам, звонкам, вопросам. И размышлениям на те темы, которые сегодня хотелось поднять. Рад нашему общению.

И знаете, очень хотелось сегодня поговорить с вашим участием, с участием ваших реплик, вопросов, рассуждений, жизненных примеров, что такое сегодня быть христианином в современном мире. В мире, в котором люди сталкиваются с реальным злом, которому каждый христианин призван противостоять. За последнее время мы услышали из средств массовой информации и из других источников, да просто из рассказов, которые мы передаем друг другу о многих проблемах, которые возникают в жизни страны.

И часто православные христиане испытывают некую апатию, уныние, отчаяние. Или просто пытаются сказать: а что мы можем перед лицом власть имущих, разного рода неформальной власти, всяких мафий, которые пытаются контролировать нашу с вами жизнь? Вроде бы не можем ничего, потому что у нас нет оружия, нет вооруженной силы, нет власти, нет денег. Что мы можем сделать.
Недавно состоялось заседание Межрелигиозного совета России. На нем обсуждался не диалог между доктринами, который, собственно говоря, бесплоден и всегда бесплодным останется. Обсуждали три важные для страны темы — обуздание преступности и помощь правоохранительным органам со стороны верующей молодежи разных религий, новый закон об охране здоровья граждан РФ. Я думаю, что эту тему мы еще и обсудим, по крайней мере, поднимем. Потому что эта тема волнует верующих людей.

Буквально несколько недель назад православные общественные организации стали обращать внимание священноначалия на этот законопроект. Он известен, в частности, тем, что там зачатый ребенок называется продуктом зачатия. О рождении говорится как об отделении продукта зачатия от тела матери. Это только самый вопиющий случай, есть много других вещей в этом законе, которые вызывают опасение верующих людей, кстати, не только православных.

Так вот, общественные организации, санкт-петербургское движение за права семьи обратилось в Межрелигиозный совет России с призывом отреагировать на этот законопроект, внесенный министерством здравоохранения и социального развития. И немедленно, буквально через несколько дней появилось заявление Межрелигиозного совета, в котором эта тема освещается. Но, пожалуй, основная тема — это была борьба с наркоманией.

Известно, что сегодня наркотики становятся очень легкодоступными. Речь не только о героине, не только о препаратах, содержащих опиум. Речь о том, что сегодня все проще и все дешевле становится достать наркотик. В аптеках продаются средства, которые буквально за несколько часов в условиях любого дома можно превратить в сильнодействующий наркотик, так называемый изоморфин, который в течение буквально двух-трех лет человека полностью уничтожает. Он более грубый, чем героин, но он в то же самое время сильнее разрушает личность. И сделать его можно из очень дешевых средств в любых совершенно условиях. Более того, когда те или иные средства распознаются, как компоненты для изготовления наркотика и запрещаются или их хождение ограничивается в аптеках, наркомафия очень быстро придумывает новые средства, из которых можно изготовить наркотик и точно также старается распространять эту технологию среди людей, которые подвержены наркомании. Так, что запрет действует очень недолго, несколько месяцев. Пока его выработают, пока он оказывается применим проходит год — полтора года, иногда больше. И вот он вступил в действие, а через несколько месяцев готов уже новый рецепт наркотика, тоже дешевого, тоже легко изготавливаемого. И в этом случае получается так, что буквально сразу же все запреты оказываются недейственными.

Так вот, что делать?

В заявлении Межрелигиозного совета России, которое, собственно, составлено специалистами нашей церкви, говорится вот что: сегодня многие знают, где и кто торгует наркотиками. Так вот, мы готовы предоставить информационные возможности наших религиозных общин для того, чтобы люди могли изобличать это зло, называя имена виновных в нем и публикуя соответствующие свидетельства. Ничего так не боится наркомафия, как, извините, за избитое в Советском Союзе слово, гласности. То есть ситуации, в которой грех может быть назван. Могут быть названы те, кто торгует наркотиками, могут быть названы покрывают это зло, можно привести фотографии на том или ином Интернет-сайте. И это очень действует, этого реально боятся. Потому что все усилия, вложенные огромные деньги, огромные ресурсы влияния на местную власть, оказываются бессмысленными, если преступление изобличается, и о нем становится известно.
Опять же, многие могут спросить, ну, неужели мы все это способны сделать, у нас мало сил, да и на самом деле, очевидно, что многие люди просто боятся. Если люди не боятся, если люди проявляют свое мужество и свое гражданское действие православное, христианское там, где это возможно, становятся вполне реальными сдвиги в той ситуации, которая есть. Многие, наверное, слышали по телвизору, кто-то из уст в уста, а кто-то из публикаций газеты «Радонеж» о Кимрах.

Это город, как вы знаете достаточно близко от Москвы, может быть в сотне километров, это уже тверская область. Может быть, там менее жесткие средства и методы контроля. Так вот, там есть цыганский табор, где большое количество людей этой самой национальности торгуют наркотиками, и об этом все абсолютно знают. Люди приезжают туда за наркотиками из Твери, из Москвы, из окрестных городов и сел. И очень долгое время никто не мог ничего с этим сделать — все все знали. Знала, конечно же, и местная милиция, знали местные власти. Так вот, священник и миряне, как молодые, которые не хотели быть рабами наркотического пристрастия, так и родители, особенно родители тех молодых людей, которые погибли от наркомании, стали устраивать шествия в этот цыганский табор. И стали открыто обличать тех, кто виновен в этой беде. Это ведь не только цыгане. Цыгане торгуют, но русские покрывают. Русские, которые работают в милиции, в местных органах власти. И вот после этих крестных ходов наши недруги испугались. Место торговли наркотиками, которое было общеизвестным, стало потихонечку перемещаться. И буквально несколько дней назад был совершен большой крестный ход через весь город в новое место, где торгуют наркотиками, где стоит этот цыганский табор. Об этом сказали по телевидению. Многие, наверное, видели сюжеты на центральных телеканалах. Сказали, может быть, несколько стыдливо. В одном сюжете было прямо сказано о том, кто виноват и кто противостоит наркомафии. Было сказано о том, что это священник. Были показаны иконы, люди, молящиеся во время шествия в это место. В некоторых случаях как-то старались религиозную основу этих действий не подчеркивать. Но, на самом деле, очевидно, если бы не церковь, если бы не священник, его мужество, решимость победить это зло, все оставалось бы так как оно и есть.

Известно, что гражданские организмы в стране не так сильны. И попытка насадить их сверху пока не получалась. Так же, как и тем более попытка насадить из с Запада. Появлялись общественные организации, которые имели своей целью, в основном, получение западных грантов. Они делали все, чтобы понравиться западных хозяевам. Но, на самом деле, пользы для народа от их действий была как капля, в лучшем случаем нулевой итог, в худшем случае — отрицательный. А вот тут было настоящее гражданское действие. Причем, без всякой ненависти.

Конечно, найдутся люди, которые в таких случаях сразу заподозрят церковь в каких-то темных своекорыстных мыслях — в национализме, фашизме, во всем том, в чем, как правило, без всякой почвы, но очень агрессивно пытаются обвинять православных христиан, когда они активны. В данном случае не было никакой ненависти. Это не было антицыганским действием. Более того, известно, что многие среди цыган покаялись, и один человек, молодой человек даже стал священнослужителем — дьяком. Отец Элисбар теперь его зовут. О нем тоже писали в газетах. И очевидно, что этот человек наркотиками точно никогда торговать. Более того, его семья, которая сначала его осуждала, теперь сама приходит к вере. Таким примеров есть несколько. Значит, можно без ненависти, без желания кого-то уничтожить, а с желанием сделать из врагов друзей и братьев по вере. Это совершенно возможно. Значит, мы можем менять к лучшему людей, нашу жизнь, жизнь тех, кто может пострадать и часто страдает от нечестного преступного гибельного бизнеса других.

Как нам умножить такие примеры? Этот вопрос я много раз задавал нашим православным общественным активистам и людям, которые, с одной стороны, стараются помогать церкви и думают об этом. А с другой стороны, вовсе не думают о том, что церковь — это не только строительство храмов, и не только какие-то внешние элементы храмового декора, а это люди, и это их способность устроить свою собственную жизнь. Известно, что хороший благотворитель, умный дарит не рыбу, а удочку, то есть не дает какие-то материальные блага, которые можно быстро употребить, а дает возможность зарабатывать на них самим. То есть, дает возможность людям научиться решать свои собственные проблем и строить достойно свою жизнь. Поэтому, мне кажется, что сегодня большей чести и большего почета и благодарности достойны были бы те благотворители, которые учат людей самим устраивать свою жизнь, а не только те, которые дают средства на все, что угодно, чтобы откупиться и успокоить свою собственную совесть. Или, как водится у нас, для того, чтобы повесить где-то табличку, что эту часовню построил Иван Иванович, этот храм создан благодаря попечению Ивана Никифоровича, а эта икона куплена тем-то и предложена в храм. Таких благотворителей у нас сегодня много. Очень важно, чтобы было больше людей, которые будут помогать людям устраивать свою собственную жизнь.

 — Скажите, пожалуйста, известно ли вам или нашим архиереям пророчество Серафима Саровского, которое было опубликовано в 1991 году в журнале «Литературная учеба»? Там сказано, что он предсказал вторую мировую войну, и все, что он предсказал, сбылось. Так вот, предсказание: как только будет построена скорая, быстрая дорога «Москва — Петербург» тогда конец всему. Она строится, якобы.

- Вы знаете, многое приписывается преподобному Серафиму. Я не уверен, что он именно это говорил. По крайней мере, из достоверно известных его пророчеств, его предсказаний, его мыслей я такого не слышал. Может быть, я чего-то не дочитал. Но я знаю, что, действительно, очень часто конкретные вещи, которые ему приписываются, мягко говоря, очень далеки от того, что мы знаем о нем. Тем не менее, мы знаем хорошо, что даже в Апокалипсисе — Книге откровений Иоанна Богослова есть много пророчеств, предсказаний, предзнаменований, которые могут относиться к разным историческим эпохам и к разным историческим фактам. Некоторые уже, возможно, уже сбылись. Некоторые из них, может быть, будут сбываться несколько раз в разных народах и в разных исторических периодах. Близость конца времен, близость того момента, когда исполнится в мире зло и иссякнет чаша Божия терпения, зависит от наших грехов, от нас с вами зависит, не от чисел, не от каких-то событий, связанных с теми или иными достижениями техники, а только от нас с вами. Если мы позволим злу пленить мир, если мы позволим злу совершаться до такой степени, что оно восторжествует в мире, и люди поклонятся зверю. И люди забудут Христа, благодаря нашим грехам, а, может быть, нашей лени и бездествию, настанут грозные времена. Времена, которые многими тайновидцами церкви и самим апостолом Иоанном Богословом были предречены. Вот, поэтому нам нужно, прежде всего, заботиться о том, чтобы наша христианская жизнь, в том числе наши действия по ограничению зла и поддержке добра присутствовали бы в нашей жизни и отражало бы те попытки сделать зло нормой человеческой жизни, которая все чаще имеет место.

У микрофона сегодня протоиерей Всеволод Чаплин. Специальной темы беседы мы сегодня не имеем. Поэтому я был бы рад любым рассуждениям, информации, которую вы хотели бы донести до людей. Но особо хотелось бы сегодня поговорить вот о чем: как христианину действовать в мире, как ему не оставаться безучастным к тому, что происходит вокруг. Как стремиться остановить зло? Вот, сегодня мы с вами говорили о таком зле как наркомания, наркобизнес, торговля наркотиками. А зла вокруг нас очень много. Оно иногда бывает грубым, выражающимся в таким поступках, как та же торговля наркотиками или распространение пьянства. Сознательное распространение пьянства, из которого многие извлекают выгоду. А иногда это тонкое зло, как-то же вмешательство в дела семьи, о котором мы не раз с вами в этом эфире говорили.
У нас есть следующий звонок, добрый вечер.

 — Отец Всеволод, может быть позавчера вы слышали передачу о Егоре Бычкове, тоже «Радонеж» передавал? Как хорошо, дай Бог здоровье тому, который в Кимрах смог организовать такую борьбу и крестный ход к тем злачным местам, цыганам. А по радио я узнала о том, что тот священник, который в Нижнем Тагиле на Урале выделил место для такого парня замечательного, как Егор Бычков, то ему пригрозили прямо. Пригрозили и сказали, закрыть и выгнать, в смысле, не давать заниматься молодежи. Иначе, говорят, у тебя же у самого будут обнаружены эти наркотические средства. Тот корреспондент, который, кажется, Кирилл Бенедиктов написал статью «На игле». Он говорил о том, что судебное дело к Егору Бычкову клеят, и прокурор грозит ему десятилетним сроком.

- А в чем там дело, расскажите поподробнее. Чем занимается та молодежная группа?

 — 5 -го числа была передача, он просил молиться всех православных о том, что 20-летний молодой парень организовал в Нижнем Тагиле общину где, принудительными средствами лечил тех подростков, которые были в состоянии абстиненции.

- А в чем их обвиняют?

 — Говорят о том, что он применял силовые какие-то приемы, держал, на свободу посягал этих подростков. Ему, в основном, все претензии от прокурора.

- А к кому он их применял?

 — А к тем подросткам в Нижнем Тагиле, которые к нему были привезены родителями. Потом что корреспондент сказал, он, конечно, брал заявление от родителей, что они просили со слезами, на коленях его умоляли, что согласны, чтобы он взял их. Потому что два помощника его, они сказали, что из нашей компании уже давно на кладбище все похоронены. А мы только благодаря Егору Бычкову могли выжить и бороться, чтобы другие остались. Корреспондент сказал, что в два раза была снижена смертность среди подростков, сразу упала. Это не понравилось кому-то, кто наркобизнесом занимается.

- Вполне может быть, что наркомафия здесь приложила свою грязную руку. Я хотел бы призвать православных юристов или просто грамотных людей, людей, которые разбираются в праве и в бюрократических механизмах, в том, как влиять на власть. Я призываю всех постараться помочь. Узнать об этой ситуации, узнать о ней побольше, и попробовать сделать все, чтобы эта инициатива не была остановлена. Конечно, силы зла ополчаются. И, конечно, когда мы воинствуем противных, все что угодно может произойти. Почему здесь нужно мужество, нужна серьезная гражданская смелость. Только что я сегодня в подробностях узнал о том, я раньше слышал, но люди скромные были, они не рассказали в подробностях о том, что произошло. Так вот, я сегодня узнал о том, как антиабортный пикет, который устраивали в Нижнем Новгороде православные молодые люди, не первый год выступающие против абортов, был подвергнут нападению человека с ножом. Он стоял, этот пикет около абортария, около частной клиники, где делаются аборты. Так вот, появились какие-то люди, которые пытались ножами резать плакаты. И бросились с ножом на одного из пикетирующих молодых людей — Дмитрия Пахомова. Он был в подряснике, он рукоположенный чтец, стояла рядом милиция и ничего якобы не замечала. Так что мужество всегда нужно. Я помню, как обстреливали из травматических пистолетов молодых людей, которые стояли на Старой площади около памятника, около часовни, посвященной памяти героев Плевны и препятствовали тому, чтобы там собирались проститутки мужского пола, которыми там торгуют, как мы хорошо знаем и как знают, я думаю, и наши власти.

Вот, православные молодые люди на долгое время смогли остановить эту торговлю человеческими телами. Конечно, нужно было мужество. Была попытка избиения, обстрел из травматического оружия. Но если не будет настоящей смелости, если не будет у нас умения отвечать на зло своей волей, ничего у нас никогда не пол учится. Всю жизнь будем ныть, жаловаться на народ, роптать на Бога, уповать только на то, что придет добрый властитель и сам все изменит. Так многие рассуждали и в 17-м году. И вообще, в начале 20-го века.

Поэтому, как мне кажется, сегодня настало время проявлять мужество, настоящую гражданственность для православных христиан, в первую очередь для мирян. Ну, и священники тоже, конечно, к этому служению призваны. Иногда считается, что изменить ничего нельзя, потому что ничего не меняется, мир лежит во зле. Да, он лежит во зле. Но сделать что-то, чтобы жизнь не превратилась в ад, мы можем. Мы не верим с вами православными христиане, в рай на земле. Мы не должны считать, что мы своими силами можем сейчас построить некое тысячелетнее царство. Социальный оптимизм православных христианам не свойственен. Но сделать что-то, чтобы жизнь не превращалась в ад, вполне в наших силах. И многое меняется к лучшему.

Мы с вами, по-моему, обсуждали не раз некоторые инициативы церковные, которые были направлены на ограничение порока. Самый яркий пример — это борьба со спаиванием людей, с алкогольной угрозой. Отец архимандрит Тихон Шевкунов в свое время предложил Всемирному русскому народному собору уже полтора года назад выступит с конкретными предложениями по ограничению торговли алкоголем. И предлагалось, в частности, ограничить торговлю алкоголем по времени, то есть добиться того, чтобы не продавался алкоголь поздно вечером и ночью. И точно также предлагалось исключить торговлю алкоголем в ларьках. Тогда все смеялись и презрительно говорили, ничего у нас не выйдет. Я с некоторыми людьми общался, ну, естественно, были какие-то дискуссии в средствах массовой информации. И тогда некоторые журналисты смеялись откровенно, чуть-чуть не в лицо, но по интонациям, по репликам, по вопросам было понятно, что они уверены в том, что ничего у нас не выйдет. Еще более жестко говорили некоторые представители бизнеса, некоторые люди в коридора власти. Я много что слышал по поводу этих инициатив: куда попы лезут? Они рвутся к власти, они пытаются через эти меры навязать свою волю власти, показать, что они самые крутые. Но мы знаем, что у них ничего не получится, потому что они никто и звать их никак. Они представляют каких-то маргинальных людей, пожилых, волосатых, бородатых, тьфу, ничего у них не выйдет. Это было много раз сказано. И что получилось? Смотрите, через полтора года, которые тогда озвучивались и отвергались, как нереалистичные, смешные, жалкие, сейчас стали частью государственной политики, и меняется ситуация. Сначала в некоторых регионах, в частности, в Санкт-Петербурге, а теперь и в Москве. Большой бизнес, в частности, компании, те, которые владеют универсамами, стали сами первые вводить ограничение на торговлю алкоголем. А теперь они введены официально. Мы знаем, что с 20 вечера до 10 утра не разрешается торговля крепким алкоголем больше 15 градусов. К сожалению, до сих пор продаются в ларьках круглосуточно пиво и вино, скорее пиво. И мы знаем, что молодые люди многие именно пивом способны упиваться и в два часа ночи, и в три часа ночи, и позже. Но все-таки уже не торгуют по ночам водкой в маленьких магазинчиках, которые, как мы знаем, можно встретить практически на каждом углу.

Опасность не в том, что человек в дневное время купит даже ящик водки. Опасность в том, что человек пьет глубокой ночью, хочется еще. Он пошел в этот магазин или в ларек, взял бутылку еще выпил с кем-то. Потом еще взял и еще выпил. И дальше за этим, как мы с вами очень хорошо знаем, следуют пьяные драки, изнасилования, самоубийства, убийства, семейные скандалы, измены супружеские. Вот, такое спонтанное пьянство является для нашего народа огромным искушением. Алкоголиков, может быть, уже не спасешь. Людей, которые пьют в подворотнях целыми днями тоже, наверное, не спасешь. Но тех, кого недоступность алкоголя может остановить от непродуманных, мягко говоря, то есть, от чудовищных действий, их остановить это может. Поэтому предложения, которые были сделаны, были поддержаны здоровой частью народа, и, в значительной степени уже поддержаны властью. Я думаю, что и дальше власть все больше будет понимать, что такого рода меры способны оздоровить народ. И нам нужно их предлагать. И нам нужно добиваться того через гражданское действие, чтобы мы слушали и то, что мы предлагаем, становилось бы частью важнейших государственных решений.

Еще у нас один звонок есть, добрый вечер.

 — Алексей из Подмосковья. Скажите, пожалуйста, как относится к следующим, будут скоро выборы. И партия власти ведь полностью перекрывает вопросы по поводу, что как может пиво стоить, например, два литра 40 рублей. Неоднократно видел, подходят ребята молоденькие, берут два литра себе — 40 рублей — это же копейки. А пиво у нас не считается даже алкогольным напитком, его можно продавать детскому учреждению. Слава Богу, никто не додумался, а по закону даже привлечь не могут. Как быть? Я, например, активно против. Как голосовать за партию власти, если они постоянно лоббируют этот вопрос?

- Вы знаете, нужно говорить о происходящем и в том числе, говорить представителям власти через письма, через выступления в средствах массовой информации, через Интернет, в конце концов. Я не хотел бы сейчас делать политических призывов, но, мне кажется, что некоторые из тех сил, которые власти оппонируют, если они к власти придут, ситуация может оказаться еще хуже. Есть определенное количество людей, которые считают, что они могут взять власть и будут этой властью активно распоряжаться. Но эти силы часто оказываются связаны с теми, кто уже власть имел. А часто и сами эти люди власть имели. Кто-то несколько лет назад — два-три года назад, кто-то 10−15 лет назад. И тогда, когда они были у власти, было явно хуже. По крайней мере, в том отношении, что вы сказали. Безграничная торговля алкоголем возникла не при советской власти, хотя к советской власти у всех православных христиан есть большое количество претензий. А вот безграничная торговля алкоголем возникла в значительной степени в 90-е годы, когда многие из тех, кто сегодня находится в оппозиции, находится у власти, и когда, по крайней мере, идеи многих из тех, кто сегодня находится в оппозиции, были доминирующими в обществе идеями. Поэтому власть не идеальна, конечно. И ей нужно говорить о многом. Это делает и священноначалие, это могут и должны делать православные христиане, живущие здесь или там, богатые или бедные, власть имущие или самые простые. Но, когда вы придете на выборы, подумайте о том, что может сделать та или иная оппозиционная группа, если она придет к власти, благодаря вашему выбору или благодаря отсутствию вашего выбора. Конечно, есть разные оппозиционные партии, и многие из них вполне благонамеренны. С ними ведется диалог. Но есть, еще раз хотел сказать, те группы, которые персонально или которые по набору идей уже у власти были и распорядились ей совершенно определенным образом.

 — Что значит для человека оставить свой крест, подобно ли это измене Христу?

- Оставить свой крест, это значит лениться, унывать, не делать того дела, на которое тебя Господь поставил. Это часто очень и очень маленькое дело: помощь близким в семье, тем, кто страдает. Работа самая простая, которая созидает жизнь твоего народа. Да просто любое совершенно служение. Даже одинокий человек, который часто не может из дома выйти, он чем-то для Господа полезен. Господь не случайно ему эту судьбу дает. Те же звонки на радио в светские программы, почему бы их не делать, почему бы не подталкивать людей к тому, чтобы они слышали здравое церковное слово? У каждого из нас свой крест. У кого-то он внешне тяжкий, но, может быть, единственно правильный, потому что дает этому человеку совершать свое служение Богу. У кого-то он внешне легкий, а на самом деле, ох как тяжел он для того, кто его несет. Это особенно крест, связанный с властью, с деньгами, с богатством, со славой, с людскими похвалами. Это все очень тяжелые кресты. Если человек начинает уходить в лень или начинает роптать на Бога и оставляет свое дело, значит скоро увидим, что его духовное состояние повреждается. Появляется отчаяние,
неверие или, наоборот, самомнение, излишняя вера в себя. Вот такой человек оставляет свой крест. Муж впал в наркоманию, неужели жена — одна плоть с ним может его бросить в беде? Ребенка бы не бросила. Как на Руси терпели жены! Любовь долго терпит, мы это знаем из апостольского послания. Любить человека успешного, богатого, здорового легко. Любить человека в горести, человека ослабевшего, человека, нуждающегося в поддержке, а тем более, человека грешного гораздо тяжелее. Мы все с вами знаем из наших жизненных историй, из того, что каждый из нас так или иначе переживал или переживает. Но Бог любит нас любыми, об этом нужно помнить. Господь любит грешника, ненавидит грех, истребляет грех, но любит грешника. Господь любит заблудших своих чад. Он общался с теми, кто был обществом отторгнуть, кого презирали, об кого боялись руки запачкать — прокаженные, блудницы, мытари, то есть предатели собственного народа. Люди, которые были вне приличного, так называемого, общества. Он к ним шел, он их любит, а их любить тяжело. Они неприятны были. И сегодня рядом с нами есть неприятные люди. Но если этот человек нуждается в помощи, особенно, если это близкий человек, надо еще раз спросить себя, любишь ли ты его, действительно, и достоин ли ты той Божьей любви, которая по отношению ко всем, в том числе, по отношению к этому человеку проявляется.

Еще вопрос.

 — Здравствуйте. Я хочу уйти в дом престарелых при каком-нибудь женском монастыре. Куда обратиться, как это сделать, что для этого надо?

- Откровенно скажу, что подробности мне немножко сложно сказать. Наверное, лучше всего обратиться в Синодальный отдел по благотворительности и социальному служению, который, как вы знаете, возглавляет владыка архиепископ Орехово-Зуевский Пантелеймон. Может быть, стоит обратиться в комиссию по делам монастырей. Но, очевидно, что есть определенное количество обителей, где есть места для размещения пожилых людей. Их не так много, и мест этих не так много. К сожалению, система социальной работы у нас до сих пор монополизирована в значительной степени государством. А по большому счету было бы неплохо, чтобы средства, которые выделяются на социальную работу, выделялись бы в том числе и на церковные благотворительные проекты, в том числе на приюты для пожилых людей, которые вполне могут создавать монастыри. Сейчас открываются возможности для того, чтобы эти средства выделялись. Скоро в рамках закона о социально ориентированных некоммерческих организациях будут разработаны подзаконные акты, которые будут четко разъяснять, как обращаться религиозным общинам в те или иные органы власти, чтобы получить средства на ведение социальной работы. Мы сейчас находимся в диалоге с министерством экономического развития и торговли, которое разрабатывает эти подзаконные акты. Будем надеяться, что, действительно, они будут простыми и понятными. Ну, вот, наше время подходит к концу. Всем желаю помощи Божьей в добрых делах, мира, радости, мудрого и всесильного Божия водительства на всех ваших жизненных путях.

http://www.radonezh.ru/radio/text/13 577.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru