Русская линия
Радонеж Светлана Колосовская14.12.2010 

Юбилей
Итоги юбилейного кинофестиваля «Радонеж»

Настоящим преддверием, предощущением этого юбилея был уже прошлогодний фестиваль. Именно в прошлом году известные деятели отечественного кино, мэтры ТВ и главное — документального кино, — с удивлением констатировали, что из «младшего брата», к которому они долгое время относились снисходительно, «Радонеж» превращается в заметного юношу, стремительно выбивающегося в профессионалы. Именно высокий профессионализм документальных кинолент на религиозную тему стал главным достижением прошлого кинофестиваля. Этот профессиональный рывок дополнялся еще и яркостью, пронзительным звучанием нравственных, духовных, патриотических тем.
Кинофестиваль Радонеж-2010 позиции того, что называется профессионализмом, конечно сохранил. Документалисты-профессионалы однозначно признали в нем своего арбитра. Отличительной чертой нынешнего кинофестиваля (конкурса) является столь богатое разнообразие тем, что работе жюри позавидовать было нельзя. Автору этих строк как обозревателю пришлось (посчастливилось) посмотреть все 46 конкурсных фильмов и большую часть телепрограмм, идущих вне конкурса. Поэтому проблему отбора «лучшего» представить, хотя бы в первом приближении, было можно. Фильмы разнообразны не только по тематике, подходу к решению тех или иных творческих задач, они разнообразны в представлении духовных поисков и духовных «выходов» современного человека.

Тематика в целом — это попытка объять необъятное — пути возвращения современного человека к вере предков. Отсюда сложность для жюри даже в наименовании тем этого многообразно лучшего. Ну надо же хоть как-то упомянуть работы, сказать авторам: «Хорошо, очень хорошо; это — тоже хорошо.». А зрителям: «И этот, не награжденный фильм, тоже не пропустите, там есть нечто такое, чего вы нигде более не увидите». А потому интересны уже сами названия поощрений жюри. Помимо «лучший» — фильм, режиссура, операторская, продюсерская работа, это — «специальный приз жюри», «особое упоминание жюри», «дебют», дипломы жюри. И это — не говоря о специальных призах творческих объединений.

Как ни сложно, но
Лучшие фильмы названы

В нынешнем году сложилось так, что три первых «лучших» фильма посвящены людям, которых постигла мученическая кончина.
Первый: «Я иду домой» Евгения Крылова — об убийстве в 2009 г. священника Даниила Сысоева. Как будто стремясь пробудить общество и обратить особое внимание на участившиеся покушения на священников, Патриарх Кирилл сам совершает отпевание.

Второй; «Император, который знал свою судьбу» Бориса Романова и Романа Ершова — повествует об особом мужестве нашего последнего Императора Николая II, который, зная судьбу свою и — России, сделал все, человечески возможное, для ее подъема и процветания.

Третий: «Огнь пылающий» Аллы Мингазовой — о новомученике архиепископе Пермском и Кунгургском АНДРОНИКЕ (1870−1918). Это фильм о твердости веры. Фильм-расследование, фильм-покаяние пермяков. И, что особенно важно: создан он при финансовой поддержке администрации Перми.

Четвертый ЛУЧШИЙ: «Вольные люди» Артема Игнатова и Евгения Синельникова отмечен за операторскую работу. Фильм показывает уникальную природу нашего вымирающего Севера, заселенного некогда нашими сильными предками: «вольными людьми», поморами, и — поразительно ностальгичен.

В пятерку ЛУЧШИХ- иначе и быть не могло — вошел фильм о Патриархе Алексии II — «Наследник Святой Руси». Сколько уже вышло фильмов о почившем Патриархе, а мы все не можем насытиться, все не можем до конца проникнуть в тайну его личности. На этот раз повествование ведется от лица о. Димитрия Смирнова, который очень помог авторам — Олегу и Ольге Ракутько — верно выстроить акценты этого житийного фильма. Более часа вы проводите в общении с Патриархом и незаметно становитесь чуть лучше от соприкосновения с этой личностью.

* * *

Фильмы о монастырях.

Эта тематика стала традиционной для кинофестиваля. Их более половины — 18 из 46. Плюс к тому 10−12 соответствующих телесюжетов. По сути можно устраивать свой конкурс в рамках большого конкурса. Фильмы не только познавательны, ибо мы открываем для себя все новые восставшие из руин обители. В каждом фильме о монастырях свои акценты. В фильме «У подножия неба» (Абхазия) речь идет не только о хорошо знакомом нам Новом Афоне, но о святынях, связанных с пребыванием здесь апостолов, Иоанна Златоуста, Георгия Победоносца, о пустынниках гор. Это серьезное приглашение к духовному паломничеству. После этого фильма очень хочется попасть в эту, относительно сокрытую от глаз туристов, Абхазию.

Оптина пустынь (фильм «Обитель милосердия») открывается нам через пребывание там наших великих писателей: Н. Гоголя, Л. Толстого, Ф. Достоевского. На него следовало бы обратить внимание православным педагогам.

На кинофестивале представлено два фильма о Новом Иерусалиме. Одноименный телефильм Аркадия Мамонтова и «Русская Палестина» (конкурсный) Г. Леонтьевой. Первый, внеконкурсный, фильм оказался и полнее и фундаментальнее и — профессиональнее.
Копилка фильмов о монастырях в нынешнем году пополнилась рассказом о родных нам, христианских, православных, но зарубежных обителях. Это и «Новый Валаам» (Петрозаводск), «Если у вас есть сердце» (об Афоне, Греция), «От Арарата до Синая» (Армения).
А вот — необычный ракурс храмового возрождения: железнодорожное ведомство возродило из руин единственный в стране железнодорожный храм, на стенах которого воссоздана летопись собственных поминаний. В это строительство вложено столько любви, что сердце ваше спокойным не остается: «В Любани тоже надо побывать.» Итак, это телефильм Нели Голос «Любань: возвращение храма» (г. Тосно, Ленинградская обл.).
Увы, но даже для краткого обзора фильмов о монастырях (о Псково-Печерском монастыре и Псковском Кремле в процессе визита Святейшего Патриарха Кирилла, о Курской Коренной пустыни, встречающей свою святыню из-за рубежа.) у нас нет возможности. Ясно одно: фильмы о монашеских обителях, как летопись церковного возрождения, равно как и другие киноленты, должны быть доступнее для просмотра. И это один из ближайших проектов общества «Радонеж».

* * *

Фильмы о социальном служении. Большей частью — церковном служении. Но — отрадно и важно — на кинофестиваль религиозных фильмов поступают киноленты и более широкого плана — о служении ближнему людей нецерковных. Может быть, это — их путь к храму. М. б. так проявляет себя человеческая душа, которая изначально — «христианка». Чем интересны эти фильмы. Все мы, стремящиеся быть православными и церковными, — в поиске: как прожить эту короткую жизнь так, чтобы потом «не было мучительно больно.»? Для одних только терпение болезней и скорбей, — задача выше потолка. Но у других есть и силы, и возможности, чтобы послужить ближнему. А как это сделать? Иные, вовсе не равнодушные люди, замыкаются в себе, даже доходят до уныния только потому, что не знают — как это сделать? Потенциал на самом деле — большой. Так, в самом начале 90-х годов о. Аркадий Шатов (ныне епископ Пантелеимон) объявлением на дверях храма пригласил на беседу желающих поработать с беспризорными детьми. Как вспоминал потом батюшка, людей пришло в 10 раз больше необходимого числа.

Фильмы о служении отвечают на вопрос — как сегодня можно послужить ближнему. В телефильме «Сестры милосердия», что о Свято-Дмитриевском училище сестер милосердия, одна такая молоденькая сестричка со слов о. Аркадия и говорит нам: «Главное: надо от всей души полюбить этих прикованных к постели, обездоленных.»

«Крестные братья», отмеченный жюри как лучший телефильм, — это фильм о Хабаровском центре работы с «трудными» подростками. Его директор, Александр Петрыкин, имеет уже 1000 крестников. Образованный, глубоко верующий, он им — очень интересен, ибо открыл им неведомый мир. Отныне их путешествия — только паломничества. И здесь все решила любовь.

О приюте «Маленькая мама», что в Петербурге, рассказывает фильм «Трамвайный проспект». Организовали этот приют социальные службы города, за что им — низкий поклон. В приюте в течение года могут жить только 8 несовершеннолетних мам со своими детками, потом их обеспечивают жильем. Почти все они — из детских домов, «неблагополучных семей», а потому их учат ухаживать за малышами, вести хозяйство, быть — мамами. Чувствуется: здесь, в приюте, им хорошо. Виновники этого «хорошо» — за кадром, что тоже — хорошо. Они стараются прервать цепочку родового, семейного неблагополучия. Дай им Бог сил.

Особенный в этом ряду — фильм православного тележурналиста Александра Егорцева «Делай, что должен, и будь, что будет». Это цикл авторских телесюжетов программы «Главная тема», 3-й канал. Все тот же вопрос: «Что сделать, чтобы помочь, и как это сделать?». Колесит Саша Егорцев на своей старой «девятке» по глухим деревням Московской, Ярославской, Тверской губерний и показывает сытой Москве реальную жизнь. Молодой русский (!) священник, внук испанского коммуниста, окормляющий несколько пустеющих деревень, путешествует по округе на своих-двоих, и на жизнь не ропщет. Пол, правда, в алтаре проваливается, да в соседней многодетной семье отец-плотник, потеряв работу, запил. В другой деревне священник, отец 12 детей, погиб в автокатастрофе.

Какова задача журналиста? — Включить свет! То есть показать обществу проблему. Не может же он один переделать мир. Но это — про «журналиста вообще». А Саша Егорцев «делает, что должен» и под завязку — сверх того. Ни один его набатный сюжет не канул в лету. Пожертвования по названным им адресам отправляют и отдельные люди, и целые церковные приходы. Один «неверующий» на следующий же день после эфира сам отправился за 300 верст от Москвы, все проверил и — вручил деньги нуждающимся. Саша приезжает в эти деревни и второй и третий раз — везет и деньги, и подарки, и продукты, и даже подержанную машину для русско-испанского батюшки.

«Делай, что должен» — это про Сашу Егорцева, про тех, кто трудно живет в русской глубинке и держит собой эту землю.

«Мой друг доктор Лиза» — фильм известного режиссера Тофика Шахвердиева. Фильм называют «спорным». Я же благодарна монахине Ольге (в прошлом актрисе Ольге Гобзевой), долгие годы члену жюри к/ф Радонеж, за то, что на закрытии фестиваля со сцены Дома кино она просила обратить внимание на этот фильм. Значит, и ее он «не отпустил».

Это фильм об обеспеченной, м.б. даже богатой женщине, враче. У нее свой Фонд «Справедливая помощь Елизаветы Глинки».
- За медицинскую помощь, с бедного или богатого, брать деньги аморально, — выстраданно говорит она, — поэтому в фонде я единственная — не получаю зарплату. Я не выписываю ее себе. Меня содержит мой муж. Я полностью частная, не завишу ни от партии, ни от государства.

Скорее всего, — это остается за кадром, — муж содержит не только ее, но и фонд. Обеспеченная женщина посвятила свою жизнь помощи бомжам. Это ее личный «экстрим», как и прыжки с парашюта. Она не может иначе. Она не задается вопросом, «что же делает государство?», она делает то, что может и должна как врач. У нее свой автобус и штат врачей. Она оказывает первую медпомощь бомжам, кормит их; связывает с социальными и др. службами потерявшихся, брошенных, никому не нужных.

Она не копит дома, яхты и драгоценности, она ИНАЧЕ решает вопрос смысла своей жизни. Не только она, но и ее муж, который зарабатывает на этот фонд и остается за кадром. Вполне религиозная позиция не религиозных людей.

Этот сильный фильм «спорным» называют наверное потому, что с уст как бомжей, так и самой Елизаветы Глинки, срываются «лишние», ненормативные слова. Но можно понять и режиссера, сохранившего эту органику, это юродство.

* * *

«Космос как послушание» Л. Смирновой и Д. Свергуна. Киностудия «Роскосмос».

На кинофестивале зрители и жюри увидели много своеобразных, талантливых фильмов. И, однако же, именно об этом фильме следовало бы сказать: «Из ряда вон.». Этого как-то не ожидаешь. Космонавты! Молодые, здоровые, на пике карьерных взлетов, обласканные безбожной властью офицеры и их руководители, не исключая ни Ю. А. Гагарина, ни С. П. Королева, оказывается и в «те времена» атеистами не были. Фильм выстроен и миссионерски — правильно: зрители видят, КАК космонавты приходят к вере. То, что в окопах атеистов не бывает, мы уже знаем. На пике ощущений «жизнь-смерть» в человеке открывается связь с Создателем, который невидимо ведет нас по этой жизни. Полет в космос, пребывание там, это столь ИНОЕ ощущение собственной жизни, что без Бога этого ни понять, ни объяснить — нельзя. Глаза космонавтов — это глаза людей, видевших иное, глаза уверовавших. Убедит ли это других? В фильме звучит хорошая фраза: «Чудеса убеждают уверовавших».

Космонавтов сегодня окормляет лаврский иеромонах, в юности мечтавший о полетах в космос, он даже тренируется вместе с ними. Храм на космодроме, храм в Звездном городке — для космонавтов сегодня — это прочувствованно, серьезно и необходимо.

* * *

Фильм «Марш энтузиастов» Андрея Райкина
«посвящается памяти Миклухо-Маклая, который несколько лет
прожил среди диких племен Новой Гвинея и стал для них «своим».

Все хорошо в этом фильме, кроме названия и посвящения. Наверное только мы, русские, способны к такому самоуничижению. Фильм о православном монахе-французе, о. Василии, который с 1994 г. служит настоятелем храма в г. Алатырь (Чувашия). Поиск истины и Бога привел его сначала из католицизма в православие, а потом — в Россию. С его приездом, — это говорят и в приходе, и в администрации, — город изменился. Своей кротостью и смирением он покорил всех, в нем увидели идеал «русского батюшки» в том числе люди, далекие от церкви. И даже ФСБ-шник поверил, что этот поп-француз действительно верит в Бога. Фильм пронизан светом, исходящим от личности о. Василия. Он проникает в вас и — надолго. Да, в храм приходят к Богу, но как хорошо, когда на его пороге вас встречает такой единомышленник, как о. Василий.

- По-русски я говорю, а ругаться еще не научился. Мальчишки поняли это и говорят: «Вы не русский». — «Я тебе покажу, какой я «не русский», с обезоруживающей улыбкой говорит священник, — ты что, не знаешь, что меня зовут Василий?»

* * *

Дипломом и «особым упоминанием жюри» — за мужественное служение русской культуре
отмечены фильмы: «ИВАН ШМЕЛЕВ. ПУТИ ЗЕМНЫЕ», Андрея Судиловского и «ПРЕДНАЗНАЧЕНИЕ» Романа Саульского. Помимо того, во время просмотра в Доме кино эти фильмы были «отмечены» зрителями — особенно долгими и продолжительными.

Об Иване Шмелеве, с приходом его книг на Родину мы знаем уже несколько больше. Фильм, достойный своего героя, — о поразительной жизни «на пределе и за пределом», о трогательной кончине и посмертном возвращении на Родину.

Фильм «Предназначение» — закрывая «белое пятно», рассказывает о великом русском культурном деятеле и переводчике Леониде Лозинском, творившем в аду сталинской России. Это ему мы обязаны переводами Данте («Божественная комедия»), Шекспира, Мольера, Лопе-де Вега, Сервантеса, Шота Руставели. «Быть или не быть» — это слова Лозинского. Это не вклад в литературу, это вклад в бытие. После революции он сознательно остался на Родине. Наверное за это Бог дал ему возможность служения даже в этих условиях.

Ему предлагали место профессора в университете Страсбурга. «Как только люди покидают Россию, — писал он в частном письме, — становится ясно, какой ущерб наносится ей. Уходящий подрывает дело сохранения культуры. А ее надо беречь. Если все разъедутся, в России наступит тьма. И культуру вновь придется принимать из рук иноземцев. Нельзя уходить и смотреть из-за забора, как она дичает и пустеет. Надо оставаться на своем посту. Это наша историческая миссия».

Дипломом и «особым упоминанием жюри» — За создание образа православного человека на экране отмечен фильм Игоря Калядина «Матушка».

На экране перед вами не просто образ, но очень светлый образ настоятельницы русского Горненского монастыря в Иерусалиме — матушки Георгии. Еще девочкой в блокадном Ленинграде она почувствовала этот «зов» для ухода в обитель. Благословил ее на монашество Серафим Вырицкий, а настоятельницей в Горний — Патриарх Алексий II. На все ее «страхи» и возражения он сказал только одно: «На это место вы, матушка Георгия, у меня — единственный кандидат». Фильм можно было бы так и назвать: «Единственный кандидат Патриарха Алексия».

* * *

Два фильма цикла «Русские без России»: «Дальневосточный исход. Русский Харбин» и «Между молотом и наковальней. Русские в Югославии». Реж. Галина Огурная. Это следующие фильмы замечательной летописи «русского исхода» после революции, создаваемой Фондом Русской культуры. Наблюдая жизнь отдельных русских людей и целых сословий (например, казачества), ушедших на благополучный Запад, убеждаешься в одном: никто из русских революционного поколения — и на Западе, и в России — не избежал бед, утрат и гонений, идущих за ними по пятам. Ад, как возмездие за утрату веры и предательство Государя, они несли в себе. А потому — дело было не в географии их пребывания. Казалось бы, Сербия, благодарная России за заступничество, была лучшим местом для наших эмигрантов. Эта маленькая страна приняла столько русских, сколько и прокормить не могла, даже лучшие рабочие места отдавались русским. Но и это послабление было ненадолго. Сменилась власть, и снова — гонения.

* * *

Заключить, конечно же неполный, обзор фильмов хотелось бы на оптимистической ноте фильмом с такого же рода же названием:

«РОССИЯ В ЦВЕТЕ». Реж. Владимира Мелетина.

Открываем еще одно имя во славу России — Сергей Михайлович Прокудин-Горский. Это ему мы обязаны первыми цветными фото в начале ХХ века. В их числе — цветное фото Л. Н. Толстого к его 80-летию. Император Николай II обеспечивает Сергею Михайловичу и его группе возможность бесплатно путешествовать по России (в его распоряжении были корабли с командой, ж/д поезда) и снимать ее природу, памятники, людей, иначе говоря — РОССИЮ В ЦВЕТЕ. И вот — в канун Первой мировой войны работа завершена. Государственник до мозга костей, считавший свою коллекцию достоянием России, после революции он вынужден вывезти ее за границу. А в 1948 г. его дети продают ее в библиотеку Конгресса США. Любопытно или промыслительно, но до создания цифрового фото в США все никак не доходили руки для разбора коллекции С. М. Прокудина-Горского. И вот, совсем недавно миру и России открыты шедевры. Это не только взорванные большевиками храмы, дворцы и их интерьеры, это не только корабли, техника, природа и быт народов, населявших Россию. Современных специалистов поразило качество цветных фото, хранившихся на стеклянных пластинках. Даже «переведенные в цифру», они поражают невероятным светом, идущим из глубины цвета. Ну разве это не чудо: через сто лет к нам приходит В ЦВЕТЕ РОССИЯ, которую мы потеряли.

http://www.radonezh.ru/analytic/13 564.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru