Русская линия
Православие в УкраинеЕпископ Обуховский, викарий Киевской епархии Иона (Черепанов)29.11.2010 

Церковь «рулит», или Кому и когда нужно рассказывать о внутрицерковных проблемах

Как известно, всемирная сеть способствует самовыражению, общению, дискуссиям. Но в какой-то момент, в том числе это коснулось сообщества православных, самовыражение всё больше стало приобретать какие-то нелепые формы, общение — тон взаимоуничижения и деструктивный характер, а дискуссии — дух сарказма и неуважения к собеседнику. В разговорах в сети залезли мы в такие дебри и замахнулись на такие высоты, которые и покорять, по здравой логике, не следовало бы. При этом не оставляет ощущение, что занялись мы не тем и рвение свое к поиску правды направили не в то русло.

Глава Синодального информационного отдела Русской Православной Церкви Владимир Легойда назвал бытующую в церковной среде тенденцию, «когда уже все можно нарушить», «синдромом воцерковленного человека». Выступая с докладом на открытии в Москве IV Международного фестиваля православных СМИ «Вера и слово», среди прочих неоднозначных явлений в церковной жизни он указал на «воцерковленность» как противопоставление «неофитству». Ведь находясь в Церкви довольно продолжительное время, многие из нас привыкли снисходительно посмеиваться над новоначальными, их ревностностью в вере, горячностью и максимализмом. И не заметили, как стали своеобразными антиподами — безразличными, холодными, «знающими», и от того приносящими Церкви раздоры и затевающими склоки на пустом месте.

Архимандрит Иона Черепанов Подробнее на эту тему мы решили поговорить с главным редактором популярного православного молодежного журнала «Отрок.ua» архимандритом ИОНОЙ (Черепановым). Наш собеседник уже много лет возглавляет коллектив, выпускающий качественное и востребованное в среде как церковного, так и светского юношества издание, а кроме того, является наместником Киевского Свято-Троицкого Ионинского монастыря, известного своей разносторонней работой с молодежью. Монастырь знаменитый, и община активная: наверняка предостаточно среди прихожан и новоначальных, и воцерковленных.
Чем опасно состояние убежденности в своей «воцерковленности» и откуда оно проистекает, и шла речь.


«Тех, кто отрицательно пишет о Почаеве, не наберется и одного микроавтобуса. А в Почаев каждый день едут сотни и даже тысячи паломников»

 — Отец Иона, на фестивале «Вера и слово» в Москве впервые прозвучало определение «синдром воцерковленного человека». Развивая образ, можно сказать, что «воцерковленный» — это человек, который уже несколько лет в Церкви и «много в ней знает», может многое себе позволить, сам устанавливает для себя, насколько ему придерживаться уставов, как часто опускать молитвенное правило, послаблять посты и прочее. Лично Вам часто ли доводилось встречаться с таким явлением?

- Думаю, это явление, в употребленном вами смысле, не является масштабным. И в основном, как показывает опыт общения с людьми, которые воцерковились много лет назад и уже давно живут церковной жизнью, не особенно распространено. Как правило, оно возникает среди тех, у кого нет своего духовника, кто живет, руководствуясь соображениями «от ветра главы своея».
Не имею сейчас в виду полного духовного руководства, которое практикуется в благоустроенных афонских монастырях, не имею в виду практически утраченный сейчас феномен старчества. Я говорю о постоянном общении с одним священником, который знает все проблемы, достижения и падения этого человека и по мере сил своих старается помогать ему идти в Царствие Божие. Зачастую к нему обращаются в тех случаях, когда возникают какие-то недоумения в жизни, сложный неразрешимый вопрос. И если человек молится о том, чтобы Господь вразумил священнослужителя дать правильный совет, если настроен духовно правильно, то, действительно, из его уст получает совет как бы от Самого Господа.
В наше время найти такого духовника достаточно сложно, особенно, если у человека нет возможности выбора: живет в маленьком городишке или селе, где только один священник. Бывает, со священником в силу тех или иных причин отношения не сложились, либо батюшка очень занят по приходу, либо же приезжает в это село только на воскресные службы, либо не склонен к более тесному общению со своими прихожанами — причин может быть много. Тогда, конечно, значительно сложнее; человек пытается сам себя как-то руководствовать на пути к Царствию Божию, не имея настоящего пастыря. Но священник ведь для того и поставлен Господом, чтобы пасти стадо Христово, а не просто исполнять набор каких-то треб, как часто считают церковные либералы и ультраправославные антиклерикалы, утверждая, что функции духовенства — это покрестить, повенчать, отслужить, а «дальше мы сами разберемся». Священник должен именно пасти стадо Христово, руководить на пути к Царствию Божьему.
Понятно, что искушения у духовников бывают и в этом отношении. Мы знаем две крайности: феномен нашего времени — «младостарчество», когда священник очень уж плотно опекает своих духовных чад, заставляя их четко следовать его инструкциям, указаниям, и строго наказывает, если чадо пытается проявить какую-то свободу в суждениях. Другая крайность — это когда священник ограничивается только совершением треб. Обе крайности отрицательные.
В жизни же, как правило, священник — это добрый пастырь, который всегда сможет найти время для того, чтобы дать совет. Главное — иметь желание, чтобы тебе помогали идти в Царствие Божие.
Зачастую люди не имеют своего духовника и руководствуются только своим разумом не потому, что батюшка не может с ним пообщаться, а в основном из-за своей лености, небрежения, или, что хуже всего, гордости, считая, что «у нас книжек много, читали много — сами разберемся».

 — К вопросу о «сами разберемся». Очень многие, особенно это касается интернет-аудитории, хотят разбираться в широком круге вопросов, начиная с того, как поститься, придерживаться ли супружеских запретов на пост, и заканчивая обсуждением решений священноначалия, спорных внутрицерковных вопросов.

- Интернет-сообщества — это совершенно особый и зачастую даже клинический случай. Яркий пример — обсуждение ситуации в Почаеве. Мы знаем, что на многих сайтах либерального направления, во многих блогах людей, либерально мыслящих, активно обсуждается «ужасающая» ситуация с духовным окормлением в Почаеве. Но если взять всех блоггеров, которые отрицательно пишут о Лавре, «дописувачів», поддерживающих эту тему на всевозможных интернет-ресурсах, то их не наберется и одного микроавтобуса. В то время как в Почаев, мы знаем, ежедневно приезжают десятки автобусов, сотни, а то и тысячи паломников.
Наш Предстоятель, Блаженнейший Митрополит Владимир, однажды очень хорошо сказал: «К пустому колодцу люди не идут». И если люди приезжают в огромных количествах в Почаев, причем, не только из Украины, но и из Молдавии, России, и других стран, то это значит, что они находят там духовную пользу.
Действительно, человеку, читающему интернет-публикации, может показаться, что широкие массы православных настроены категорически против того или иного явления в жизни Церкви. Но мы должны помнить, что на всех информационных интернет-полях «пасется» не больше двух десятков одних и тех же лиц, которые «светятся» во всевозможных форумах, сайтах, оставляют комментарии практически по каждому событию в жизни Церкви. Они и создают общий пренебрежительный тон по отношению к любому явлению, которое не соответствует их представлению о Церкви. Тут всегда вспоминаются заученные в советской школе слова Ленина, который говорил о декабристах: «Узок круг этих революционеров, страшно далеки они от народа».

«Христос вручил Церковь епископам, а не интернет-«героям»

 — Есть сайты, читательский и пишущий контингент которых, действительно, довольно узкий и специфический. Но на больших ресурсах аудитория достаточно широкая. И люди хотят разобраться во многих вопросах. По-вашему, есть ли какая-то грань, за которую в попытках разобраться лучше не переступать?

- Каждый раз, когда я читаю какие-то репортажи светских журналистов, меня забавляет фраза «в ситуации разбирался корреспондент такой-то». Это звучит настолько комично и нереально. Как человек, приезжий, попавший в определенную ситуацию всего лишь на несколько часов, может в ходе подготовки репортажа разобраться в каком-то явлении, не зная ни личностей участников события, ни контекста, ни общей картины?
Так же и относительно Почаева можно сказать: «А судьи кто?» Кто пытается судить известнейшую Лавру, которая богата своей историей; Лавру, сумевшую отбиться от коммунистического натиска, сохранившую духовную преемственность и традиции старцев? Действительно, может у каких-то лаврских иеромонахов и есть заблуждения на какой-то счет, но, я думаю, процент их не больше, чем среди всего духовенства УПЦ. Вразумлять их — дело священноначалия монастыря. Не будем забывать, Почаев — это величина, с которой не может сравниться ни один монастырь Украины. Это глобальное явление. У нас нет другой такой обители, куда бы столько жаждущих и скорбящих людей ехало за духовным утешением и подкреплением.
И знаете, почему-то все критические материалы — что о Почаеве, что о любом другом явлении в жизни Православной Церкви — как правило, исходят от людей, которые мало чего сделали для Церкви хорошего, доброго, полезного. В основном это теоретики, герои клавиатуры, которые ищут только возможности самовыражения, преступно легко рассуждая о предметах, о которых имеют весьма поверхностное представление, осмеливаясь давать Церкви советы «космического масштаба и столь же космической глупости». Декларируя свою «свободу, независимость, незаангажированность, демократию», зачастую они очень жестко отстаивают свое мнение, считая только его единственно верным. При этом забывают, что Православие прекрасно именно своим многообразием, в нем уживаются как консервативные, так и либеральные тенденции при единстве Символа веры и Евхаристии.

 — Как тогда поступать в отношении реальных проблем, которые широко освещаются, к примеру, в светских СМИ, вызывая шок и недоумение у аудитории? Как церковным, православным СМИ вести себя в спорных ситуациях, возникающих в Церкви?

- Церковь — это единое Тело Христово, единая семья людей, живущих во Христе. И вскрывать какие-либо проблемы Церкви, говорить о ее болезнях нецерковным людям столь же логично, как рассказывать в интернет-пространстве или публиковать в каких-либо средствах массовой информации подробности болезни твоей мамы, особенности личной жизни твоей сестры.
Мы должны быть как одна семья. Есть вещи, которые покрываются любовью и должны остаться внутри семьи, а уж она сама разберется, как решить свои проблемы. Это дело только наше внутреннее, и совершенно, я считаю, странно и нелепо будет, скажем, объявлять на весь мир: «У моей мамы рак. Вы знаете, как от нее воняет и какие пролежни. Как надоело ее переворачивать. Плююсь по этому поводу.» Как можно о таком писать, или собирать комментарии, соболезнования, или просить какие-то рекомендации, советы? Это будет глупо, непорядочно и совершенно непродуктивно.
Любые движения, которые делаются в этом направлении, должны быть обращены только к уврачеванию. Если говорить, допустим, о болезни родителя, то говорить об этом нужно врачу. Ему можно все рассказать «от и до», чтобы он назначил правильное лечение. В Церкви поставлены те, кто должен заниматься лечением — это наши архипастыри, церковный суд. Это те люди, которые облечены от Господа властью «вязать и решить». Только они должны решать проблемы.
А виртуальные обличители, кроме известного библейского персонажа, напоминают еще комсомольскую молодежь, которая на заре перестройки в одном из первых КВНов заявила: «Партия, дай порулить!». Мы знаем, до чего «дорулились», до какого состояния страны. В Церкви так не может быть, нельзя сказать: «Дай порулить». Церковь «рулит» сама силами и мудростью той иерархии, которая установлена Господом. Христос вручил Церковь епископам, а не интернет-«героям».

 — А если определенные церковные проблемы уже стали достоянием гласности и вызвали волнение в обществе?

- Все зависит от ситуации. Если это ситуация критическая для Церкви, вопиющая, то, повторюсь, есть епископы, церковный суд, к которому нужно обращаться в установленном порядке. И не считаю правильным доводить дело до скандала — это, думаю, будет являться худшей антирекламой.
Тем более, насколько я знаю, люди, читающие какие-либо антицерковные публикации, рассматривают всё изложенное, совершенно не прилепляясь к этому сердцем. Основная масса людей все-таки четко воспринимает Церковь как Тело Христово, и не склонна распространять на весь церковный организм немощи и болезни отдельных членов.
Опять же, всем врагам Церкви рот не закроешь, поэтому всегда нужно помнить басню «Слон и Моська». Подобными вещами в основном занимаются моськи, которые ничего доброго в своей жизни не сделали. Слон будет и дальше себе идти, Моська будет лаять. Дело Церкви — вести людей ко спасению; дело бесенят, мосек — облаивать Церковь. Это было во все века, во все времена, и не дело Церкви реагировать на подобные всплески злобы.

«На компромиссах мы в Царствие Божие никогда не въедем»

 — И все же, откуда, на Ваш взгляд, растут корни у этого нашего церковного всезнайства и вседозволенности?

- «Синдром воцерковленного человека», я думаю, обусловлен отчасти бесцензурной духовной литературой и бессистемным чтением ее. Сейчас появилось огромное количество духовных изданий: даже до революции не было столько книг, публикаций, исследований, как сейчас. Но до революции хотя бы была духовная цензура.
В аптеках есть рецептурный отдел, а есть киоски, в которых могут покупать лекарства все желающие. И в Церкви всегда был «рецептурный отдел» — труды врагов веры, книги еретичествующих ученых, произведения достаточно скользкого содержания, которые хранились в научных библиотеках и были доступны только тем, кто этим профессионально занимался, но не широкому кругу читателей, чтобы «не отравить» еще неоформившиеся умы и души. Для общего пользования (отпускались «без рецепта») были книги, которые заведомо не могли повредить.
Один из ярких примеров — труды Шмемана и дневники его. Если сначала прочесть книги, то можно понять, насколько это был глубокий человек. У него блестящие формулировки мыслей о православии, о жизни во Христе. Действительно, выдающийся автор нашего времени. Но непонятно, с какой целью были изданы его дневники. Книги, статьи и проповеди Шмемана основываются на Писании и трудах святых отцов, но в дневниках он предстает человеком с неоднозначным духовным миром, в них много соблазнительного и компрометирующего о. Александра, что может скомпрометировать и все его публикации. Выносить на всеобщее обсуждение личную духовную жизнь человека, я считаю, было неправильным шагом, потому что многие не смогут вот так критически подойти к личности автора и не поймут его.

 — Вы считаете, что большое количество изданных духовных книг не во всем идет церковному народу на пользу?

- Многие походят к церковной жизни по принципу: «Закон — что дышло, куда повернул, туда и вышло». Ведь под любой грех, под любую слабость можно найти цитаты у святых отцов, можно оправдать любое отступление от церковных правил. Скомбинировал высказывания отца IV века, подвижника VI века и святителя IX века — и оправдал что угодно. Ведь человек, имеющий богословскую литературу, тем более, сейчас в Интернете несложно найти любую цитату, может скомпилировать оправдание практически любого греха, слабости, немощи.
Поэтому нам нужно стараться придерживаться той традиции, которая сложилась в церкви ХХ, ХХІ века, а не копать традиции первых веков христианства, или каких-либо других периодов истории. Если уж мы находим оправдание своей немощи в высказываниях отцов IV века, тогда нам нужно и жить как они. Если это первые христиане, то мы должны так жить, как жили они, иметь такую же пламенную веру, любовь к ближним, должны также, как они, быть готовы умереть за Христа в любую минуту. Но мы, этого не имея, выдергиваем из контекста слова, которые могут оправдать нашу слабость.
В Псалтыри всегда на богослужениях мы слышим слова: «Не уклони сердце мое в словеса лукавствия, непщевати вины о гресех». Непщевать — значит изыскивать оправдания во грехах.
На мой взгляд, есть и еще причины названного синдрома, уже лежащие в области психологии. Авторы ругательных публикаций, как я заметил, зачастую исполнены собственной значительности до такой степени, что выдумывают себе какое-то особое православие, т.к. не хотят быть «как все», «идти с толпой». Им это кажется слишком примитивным. Есть и другое: невозможность для таких интернет-энтузиастов следовать за Церковью, исполнять ее устав, чтить ее иерархию, ведь это означает очень требовательное отношение к себе, смирение, стремление быть лучше. Зачем же им трудиться себя улучшать, если можно ругать и обесценивать то, до чего дотянуться невозможно. Как в другой известной басне «Лиса и виноград».

 — И последний вопрос. Случается, что уже будучи много лет в Церкви, имея какой-то духовный опыт за плечами, мы слышим в свой адрес слова людей, которые еще только на пути к вере: «Ты для меня не пример церковного человека, потому что я никогда не видел, как ты причащаешься, исповедуешься, как ты молишься». Получается, наша воцерковленность, «богатый опыт» часто являются просто поводом давать послабления самим себе, и мы, сами того не замечая, перестаем жить церковной жизнью. Насколько это может быть временным явлением, этапом, который должен пройти каждый, чтобы потом вернуться на исходную позицию? Или все-таки это массовое явление, как сейчас говорят — многие пришли в Церковь, разочаровались, остались верующими, но нецерковными?

- Я могу судить по своему опыту, что это явление далеко не массовое. Человек, придя в Церковь, живет всё-таки церковной жизнью. Если какие-то расслабления или отступления есть, то это, как правило, временно. Во-первых, рано или поздно он берется за ум и возвращается обратно к первоначальной ревности. Во-вторых, если человек пребывает в расслабленности, то в основном, осознает, что это неправильно, что что-то в себе нужно менять, но пока не имеет на это решимости.
По поводу того, что наше поведение может служить рекламой или антирекламой Церкви. Действительно, часто можно услышать мнение: «Главное, что внутри должно быть всё хорошо, а внешние формы совершенно необязательны, несущественны». Но мы должны помнить слова Христа: «Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного». Мы знаем из Евангелия, что нам нужно делать добрые дела втайне. Но когда человек живет, исполняя заповеди, это никогда не может остаться в тайне. Всегда приходится выбирать: ты со Христом или нет, боишься Бога или людского мнения. Мы должны помнить страшные слова Господа: «Кто Меня постыдится пред человеки, того Я постыжусь в Царствии Божьем».
Поэтому очень важно, живя внутренней духовной жизнью, не забывать и о внешних проявлениях своего христианства, потому что на компромиссах мы в Царствие Божье никогда не въедем.

 — Спасибо большое за беседу!

- Дай Бог нам всем быть верными чадами Церкви, помнить о том, что Церковь иерархична, как иерархично и Царство Небесное, куда мы все стремимся, и жить настоящей жизнью Церкви, а не придуманными псевдоправославными иллюзиями.

Беседу вела Юлия Коминко

http://orthodoxy.org.ua/tn/node/13 609

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  

  Ирина Фр.    05.12.2010 00:59
Господи помилуй, какая замечательная статья! Спаси Бог о. Иону!
Я и сама не раз замечала: как уйдешь в интернет-дискуссии – всё, святых выноси, мрак и ужас вокруг, от обновленцев спасу нет. А как повезешь паломников – где обновленцы эти? Нет их. Кругом ясные, чистые, разумные лица верующих людей.
Иногда, бывало, начнешь: а вот есть крайне острый вопрос, многих людей он вводит в "аффект" и т. п. А мне в ответ – да Вы что, дорогая? О чем это Вы? Первый раз слышим!
Так что не будем преувеличивать количество страстных носителей экстравагантных религиозных взглядов. О. Иона исчитывает их как два десятка – а я думаю, что их около сотни. Тьфу, как говорится. Прости Господи.
  Юлисска    03.12.2010 12:29
На мой взгляд, Церковь – это закваска для мира, и пока внешних людей мы в Церковь именно зовём (а не закрываемся от них). По-моему, мы должны предупредить приходящих людей о наших проблемах – а то – смотря всегда на идеальную картинку – они могут просто испугаться реальности и уйти, едва переступив порог храма – так часто и происходит. А по аналогии с болячками в семье – но ведь когда сын женится или дочь выходит замуж – новый член семьи погружается в те же проблемы – и что плохого, если он узнает их чуть раньше брака? И почему нужно так уж разделять духовенство и мирян? Ведь мы все – члены Церкви и различия наши только в служении – по крайней мере, именно это мы читаем у апостола.
  deduscka    01.12.2010 08:32
Віставил ваш пост на форуме Кураева.
http://kuraev.ru/index.php?option=com_smf&Itemid=63&topic=457757.0
Народ продолжает умничать и по букавкам стучать

Страницы: | 1 |

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru