Русская линия
Татьянин деньИеромонах Иосаф (Тандибиланг),
Ольга Богданова
22.11.2010 

Миссия по-индонезийски

Иеромонах Иоасаф (Тандибиланг) — клирик Русской Церкви в Индонезии. Иеромонах Иосаф (Тандибиланг)На IV Всецерковном съезде епархиальных миссионеров РПЦ он работал в секции «Особенности внешней миссии». После заседания отец Иоасаф рассказал ТД о том, почему индонезийцы воспринимают православие как секту и почему он сам решил принять православие.

— Отец Иоасаф, как строится жизнь Вашего прихода в Индонезии?

- Во многом мы похожи на первых христиан. В их общинах сначала было немного людей, и нас тоже не очень много. В Джакарте — 50 человек, в Суравае (в 800 км от Джакарты) — 45−46. Мы стараемся жить как одна большая семья.

— Кто они по национальности?

- Коренные индонезийцы. Я думаю, когда мы предпринимаем миссию в стране, где нет православия или оно или не распространено, важно, чтобы его принимали коренные жители, а не только исповедовали, например, русские или другие представители православных народов, которые в этой стране живут. Это важно, потому что когда возникнут какие-то проблемы, русские могут уехать — и все, считайте, что православия в этой стране уже нет.
Но сейчас мы можем сказать, что Индонезия в тоже есть православие, потому что православие принимают и сами индонезийцы. На самом деле, их больше, чем тех, что я назвал, потому я посчитал только прихожан Русской Православной Церкви, а есть еще приход Зарубежной Церкви (город Рокор), Константинопольского Патриархата. И. конечно же, на службы ходят русские, например, дипломатические работники.

— На каком языке Вы служите?

- Если все, кто пришел на службу — индонезийцы, то по-индонезийски. А если есть русские — то и по-русски (по-церковно-славянски) и по-индонезийски.

 — Кто перевел богослужебные тексты на индонезийский язык?

- Архимандрит Данил, который основал первый православный приход в Джакарте в 2003 году. Но он ориентировался на чинопоследование греческой Церкви, а оно немного отличается от того, что принято в русской. Поэтому я сам его перевод чуть-чуть подправил.

 — Какие религии существуют в Индонезии?

- Ислам — самая распространенная. Есть протестанты, католики, индуисты, буддисты.

 — Но с исламом сложно взаимодействовать, те, кто проповедует или служит в мусульманских странах, говорят, что миссию осуществлять тяжело. .

- Очень-очень трудно. Я думаю, если мы говорим о миссии, для ее осуществления нудна большая работа, потому что если священник едет в другую страну, он сталкивается со множеством проблем. Я хочу сказать о самой главной моей проблеме: служу в Индонезии 7 лет уже служу в Индонезии, а храма у меня нет.

— А где служите?

- В домах. И каждый год изменяется место, которое арендую для богослужения. Потому что мне отказывают в аренде, когда узнают, что это для молитвы. В Индонезии особое отношение к молитвам на дому: если нет храма, это воспринимается как секта. А с сектами там сурово борются.
Я надеюсь, что люди мне помогут построить маленький храм.

 — А есть ли сложности с восприятием православных догматов, например, о Троице и так далее?

-Нет. Слава Богу, что уже интернет есть, и все термины в случае чего люди могут там можно найти, посмотреть перевод и значение.

— Как Вы начали проповедовать?

- Я старался помогать не только православным, которые были в Индонезии, но и протестантам. Потом, сначала говорил индонезийцам просто о христианстве, не упоминая о православии. Просто рассказывал, учил, как живет христианин. А потом уже, когда меня спрашивали о том, какой именно христианин (у нас же знают и католиков, и протестантов), объяснял, что православный.

— И какая была реакция?

- И хорошая, и нехорошая. Часто после этого спрашивали: «Ну, батюшка, а где мы служим?». И это большая проблема. Часто, если мне отказали в аренде и я не нашел нового помещения, не мог сказать, где будет совершаться литургия. И мне говорят: «Да, православие интереснее, богаче, чем протестантизм, но где храм?». У протестантов, к примеру, есть большой храм, они уже долго в Индонезии. И когда я говорю, что храма у нас нет, только домашние богослужения, мне говорят: «Это неправильная религия, вы — секта».
Но я надеюсь, что раз дин христианский (протестантский) храм в Индонезии есть, вскоре можно будет построить и второй, православный.
Меня спрашивают, откуда привез православие. Говорю: «Из России». И тогда мне возражают: «А почему Россия не помогает?». Поэтому важно дать место для прихода, а потом уже можно будет о чем-то говорить. Как вчера Патриарх сказал, что миссия очень важна, и основа ее — крепкий приход. Но его же нужно делать при храме! Чтобы люди знали, что вот алтарь, вот место, куда я положу Тело и Кровь Иисуса Христа.
А так приходится на каждую литургию везти все необходимое в сумке, думать, где и как все поставить — это очень неудобно.

— Почему Вы приняли православие?

- Это интересная история. У меня папа исповедовал ислам, а мама была протестанткой. Сначала я был мусульманином. Ислам — сложная религия, в ней не решены многие проблемы.

— Например?

- Я спрашивал у наставников, почему нужно молиться 5 раз в день? Они говорили: «Не надо спрашивать, надо делать». Тогда я интересовался, почему нельзя перевести Коран на индонезийский язык, чтобы всем было понятно, о чем в нем говорится и все знали, как нужно жить. А мне отвечали: «Не надо спрашивать, читай». Но я не хотел просто делать что-то, не понимая, зачем. И тогда стал присматриваться к христианам. Сначала пошел к протестантам, но они тоже не решили всех вопросов.

— Какие?

- Например, в Ветхом Завете сказано, что после грехопадения в мир вошла смерть. Она вошла один раз, через Адама — и распространилась на всех людей. Это правда. И Адам умер. И Ева, и все остальные. Но почему не умерли Енох и пророк Илия? Ведь получается противоречие: с одной стороны, все люди смертны, с другой, двое почему-то вознесены на небо. И как это разрешить, если у Бог анне может быть противоречий? Я об этом спрашивал у разных протестантов, и вес отвечали по-разному. Это меня не устроило. А потом я встретил православных, и они мне все объяснили. И тогда я сказал: «Вот, это правильная религия». И начал учиться. В 2001 году приехал в Белгородскую семинарию, в 2003-м в семинарском храме принял монашество и после этого стал священником и уехал в родную Индонезию.

— Почему именно монашество?

- Потому что совершать миссию и заботиться о семье — это очень тяжело. Поэтому я решил, что ради миссии лучше буду монахом.

— Из Ваших индонезийский прихожан кто-то хочет стать священником?

- Да, такое желание есть. Но это трудно осуществить, потому что, чтобы приехать в Россию учиться, нужно решить множество формальностей. Я уже написал 2 или 3 письма по этому поводу, но пока не знаю, как все устроится.

http://www.taday.ru/text/749 434.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru