Русская линия
Фонд «Возвращение»Епископ Штуттгартский Агапит (Горачек),
Протоиерей РПЦЗ Николай Артемов
23.11.2010 

Ложь убивается правдой

За двадцать минувших лет в постсоветской России не произошло самого главного: духовного осмысления обществом трагедии собственной страны в ХХ столетии и действительного освобождения русских людей от большевистских мифов.

В современной России теперь много говорят о недопустимости фальсификации истории. Ставшее за последние два года навязчивым использование этого словосочетания вызывает у многих тревогу. Тревога эта оправданна. Практически не известное русской академической науке странное словосочетание «фальсификация истории» было некогда создано ещё сталинским агитпропом. Это был кричащий пропагандистский ярлык, превратившийся в 1940-е годы в очередную идеологическую фикцию, в ярко-красный стоп-сигнал для мышления. «Фальсификацией» объявлялась любая точка зрения на исторические события, не соответствовавшая лживым партийным догмам.

Минуло почти двадцать лет с момента крушения власти КПСС и конца Советского Союза. Богоборческое государство Ленина и Сталина, созданное на месте уничтоженной тысячелетней России, рухнуло не только из-за социально-экономических проблем, но в первую очередь из-за всепронизывающей лжи. Повседневная жизнь советского человека в социальной сфере, начиная от детского сада, через школу и далее была пропитана лживостью, отравляющей самые корни общения.
Соответственно этому ложь воцарилась и в учебниках истории. И вот, к великому прискорбию, за двадцать минувших лет в постсоветской России не произошло самого главного: духовного осмысления обществом трагедии собственной страны в ХХ столетии и действительного освобождения русских людей от большевистских мифов и фикций. Надо выступать против искажения истории. Но на основе покаянного переосмысления действительных фактов нашей российской истории, отбрасывая сталинские подмены.
Однако именно этого не происходит.

На Бутовском полигоне воздвигнут великолепный храм, и мы участвовали в его торжественном освящении. Ежегодно там собираются до десяти тысяч православных христиан, чтобы почтить память убиенных. Но неужели это единственное место в России, где можно физически ощутить то, чем был на самом деле сталинский режим? Бесчувственность воспитывается в человеке, когда он живет на улице с именем отъявленного убийцы. Что значит спор о возврате «железного Феликса» туда, где памятный соловецкий камень?

Сравнить это с Германией, много потрудившейся и все еще трудящейся над осмыслением своего исторического пути?
В Германии стоит даже православный храм в Дахау. А в трех километрах оттуда еще и другой там, где «остарбайтеры» (так называемые восточные рабочие, вывезенные насильно) рядом с Дахау несли свой крест: они отверженные своими и чужими. Куда им было возвращаться? На Родину? «Предателями»? Опять в лагерь, после гитлеровского ещё и в сталинский? Но то в далекой Германии храмы, естественная память и к тому же огромный пройденный путь, исторический труд.

Нужен ли нам, русским, такой исторический труд, или мы на него не способны? О, если бы то, что осмыслено ныне отчасти в Бутове, осмыслено было бы по всей России!

Ярко свидетельствуют о сопротивлении подобному духовному переосмыслению и перерождению закрытые архивы. Вот оно, перекрытие дыхания: страх перед потоком свежего воздуха. Но без нового слова о своей истории Россия задохнется.

Повсеместно как исподволь, так отчасти даже и открыто в средствах массовой информации и в учебной литературе в последние годы происходит реабилитация сталинщины. Нам предлагают рассматривать преступления 1930−1940-х годов, включая физическое истребление клира самой крупной Поместной православной церкви мира и миллионов соотечественников, в качестве якобы «исторической неизбежности», неких объективных условий, сопровождавших мобилизацию народа накануне Второй мировой войны.

Показательным в этом отношении является уже третье издание учебника по отечественной истории 1917−2009 годов преподавателей исторического факультета МГУ А.С. Барсенкова и А.И. Вдовина, получившего статус официального университетского курса. Попытки придать антихристианскому сталинскому режиму лоск и респектабельность искажают историческую действительность.
Если, например, А.С. Барсенков и А.И. Вдовин утверждают, что кровавая сталинская коллективизация согласно А.И. Солженицыну, «перелом хребта русского крестьянства» якобы по существу была «завершением столыпинской аграрной реформы», то это свидетельствует о глубоком непрофессионализме этих преподавателей. Здесь нет подлинного понятия ни о столыпинской реформе, ни о сталинской коллективизации. Целый ряд других ошибок уже достаточно обсуждался в прессе и интернете. Но все это пока не меняет положения.

Идеологическая кампания по борьбе с «фальсификаторами истории», начавшаяся в конце 1940-х годов, привела к господству в советской исторической науке циников и дилетантов. Их влияние и воздействие на общественное сознание по-прежнему велики. Любые попытки предложить Сталина русской молодежи в качестве выдающегося государственного деятеля и патриота — оскорбление памяти миллионов жертв режима.

Кровь казненных на Бутовском полигоне и разлитая по всей России вопиет к Небу. Услышим ли мы нынешние потомки её зов?

Живительным и спасительным честный подход к истории окажется для самой России. И это главное. Подобный искренний подход, несомненно, изменит и образ России среди других народов: там, как известно, отрицательный, искаженный исторический образ нашей страны подтверждается нашей же косностью в оценке преступлений режима.
Со всем этим пора покончить решительным рывком к правде. Исторические исследования должны получить мощную фактологическую базу через открытие архивов. Труд должен проводиться не среди пропагандистски-запретительных окриков, а в атмосфере полноценной исследовательской свободы.

http://www.vozvr.ru/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru