Русская линия
Русская линия Павел Баулин23.11.2003 

Неупотребление украинской мовы считать уголовным преступлением!
Именно такой тезис навязчиво звучал на проведенных по инициативе Кабинета министров Украины общественных слушаниях

Тусовка с претензией

Означенные слушания, на которых председательствовали вице-премьер-министр Украины Дмитрий Табачник и неутомимый борец за канадско-галицкую реформу мовы Мыкола Жулынский, были посвящены презентации украинским правительством своего очередного законодательного творения — проекта Закона Украины «О развитии и применении языков на Украине».
Общественными, правда, слушания можно назвать с большой натяжкой, ибо среди собравшихся в Украинском доме в основном была представлена чиновничья номенклатура да гуманитарии совершенно определённой политической ориентации.
О прелестях проекта соловьями разливались министр «освиты и наукы» Василий Кремень и первый заместитель председателя Госкомитета телевидения и радиовещания Анатолий Мураховский. Натужно ратовал за претворение проекта в жизнь Геннадий Удовенко, председатель парламентского Комитета по правам человека и один из предводителей Руха. «Мы не должны давать ни единого шанса тем, кто говорит о возможности придания официального статуса какому-то иному языку!», — темпераментно восклицал этот утильный локомотив евроатлантической интеграции Украины, имея в виду под «иным», конечно же, русский язык. Правда, примеры для подражания Геннадий Иосифович почему-то приводил далеко не европейские. По его мнению, Украина в вопросах языка должна равняться на. Индонезию, ну, в крайнем случае, на Израиль. Ну, с Израилем-то он явно дал маху, по-стариковски забыв, очевидно, что там два государственных языка. А вот Европу, в которую мы так униженно стучимся, и которая отмахивается от нас, как от бомжей, пан Удовенко не вспомнил с умыслом. Ибо тогда пришлось бы признать, что кроме Исландии да Португалии практически во всех странах старушки-Европы конституционно либо законодательно закреплёны статусы двух, трёх, а то и четырёх официальных языков.
По мнению же предводителя «Просвиты» Павла Мовчана кабминовский имеет два недостатка. Во-первых, там не прописано какую конкретно уголовную ответственность будут нести те, кто осмелится не к месту употребить не украинскую, а какую-то другую мову. Ну, скажем, если Запорожское общество русской культуры захочет вдруг вести свою документацию (о, ужас!) на русском языке, что согласно Статье 7 данного проекта является нарушением Закона, то, на сколько сажать председателя и секретаря? Или если, например, в Одессе продавщица-еврейка ответит посетителю не на чистом украинском и тут же, голубушка, угодит под Статью 8, то какой ей срок мотать? Не прописано. Вот этот недочёт кабминовских разработчиков и вызвал раздражение Мовчана.
Ну, а во-вторых, пан Павло считает (и на слушаниях он был в этом мнении не одинок), что в преамбуле к закону должно быть красочно описано «колониальное положение Украины». Колонизатор — понятно кто. Причём имеется в виду тот период, когда Украина получала из союзного бюджета 13 миллиардов рублей дотации (ещё тех рублей, которые по 0,63 за доллар!), когда за копейки гнали на Украину из России нефть, газ, лес. Когда клята Москва обязана была издавать массовыми тиражами книги павлычек, драчей и тех же мовчанов! Так кто ж, простите, был метрополией, а кто колонией в той «империи»?

Самый реакционный законопроект

Впрочем, мы отвлеклись. Хотя и по делу. Теперь давайте, по сути Закона. Слава Богу, пока ещё только проекту.
И в бытность свою народным депутатом, и позднее мне приходилось досконально изучать не один законопроект на эту тему. То были проекты и от депутатов, и от Уряда Ющенко, и от Правительства Кинаха, — много. Но более реакционного, более агрессивного в отношении русского языка, чем нынешний проект Кабмина, которым руководит «схидняк», донетчанин (!!) Янукович, я ещё не встречал.
Полгода назад Верховная Рада Украины ратифицировала таки Европейскую хартию региональных языков или языков меньшинств. Да, в урезанном (чуть не сказал, кастрированном) варианте. Но даже этой убогой редакции Хартии, принятой парламентом и подписанной президентом, противоречат многие статьи предлагаемого Закона. Неужели никто в Кабинете министров не обратил на это внимание?!
Европейская хартия оперирует понятиями «языковые группы» населения, «языковое меньшинство». В законопроекте же «О развитии и применении языков на Украине» использованы определения «государственный язык» (украинский) и «языки национальных меньшинств». Чувствуете разницу?
В чём суть такого передёргивания? Хартия обязывает государство защищать интересы языковой группы, независимо от национальной принадлежности представителей этой группы. Чем больше данная языковая группа, тем большими гарантиями и возможностями она должна обладать на право использования своего родного языка во всех сферах общественной жизни. На Украине русский язык — родной для миллионов паспортных украинцев; и не потому, что кто-то их «русифицировал». Просто срабатывает генетическая память их нерасторжимости с общерусской нацией, её языком, культурой. Русская языковая группа на Украине это — как минимум, половина наших сограждан. Подменяя европейские понятия, проект Закона, таким образом, лишает эту огромную массу людей и их будущих потомков на государственную защиту и всеобъемлющее использование своего родного языка, сводя всю проблему к каким-то неполноценным возможностям «национального меньшинства».
В Конституции Украины, явно дискриминирующей русский язык, он, всё же, специально выделен в тексте; как бы вынесен за скобки языков других национальностей. В предлагаемом проекте русский язык лишён даже такой малости. И если действующий Закон «О языках на Украине» хотя бы декларирует необходимость изучения русского языка (это положение давно уже не выполняется), то новый проект с корнем выкорчёвывает само понятие — русский язык. По версии авторов его вообще не существует!
Поэтому циничны и лживы декларируемые в законопроекте «принципы языковой политики на Украине» (ст. 2): демократизм, гармоничное сосуществование, свободное развитие языков. Нет этого ни в реальной жизни, ни в государственной политике, и уж тем более в предлагаемом законопроекте. Демократизм это, прежде всего, свобода выбора. Но разве есть такая свобода в выборе языка обучения, если в Киеве из более чем трёх сотен школ, лишь восемь ведут обучение на русском? Какое гармоническое сосуществование, если насильственно из обращения изымается русский язык ради господства украинского?

Расизм или дебилизм?

Читаешь статьи проекта и удивляешься, чего здесь больше — дебилизма разработчиков или их же воинствующего расизма?
Исключительно украинский язык должен быть обязательным в работе «предприятий, учреждений и организаций независимо от формы собственности, объединений граждан» (ст. 3). Скажем так, «ласковое слово» бригадира на стройке в адрес нерадивого рабочего сказанное по-русски, естественно — криминал.
В госучреждениях и органах местного самоуправления украинская мова должна быть не только языком делопроизводства, но и «языком общения» (ст. 6). В нарушение Европейской хартии региональных языков, граждане Украины лишаются права получить ответ от чиновника или начальника ЖЭКа на русском языке (ст. 7).
«Отчётная, финансовая, техническая и иная документация, переписка» всех предприятий, учреждений и общественных организаций «осуществляется на украинском языке на всей территории Украины» (ст. 7). Таким образом, допустим, председатель Русского Движения Крыма Александр Черноморов, чтобы не нарушить идиотский закон должен будет писать письма своим региональным руководителям в Алушту или Керчь обязательно на оккупационной для Крыма украинской мове.
В принудительном порядке она же (укрмова) насаждается проектом закона предприятиям торговли и сферы обслуживания населения (ст. 8).
Сталкиваемся в проекте и с нарушениями принципиальных положений Конституции. Так, Статья 24 Основного Закона Украины гарантирует гражданам равные права и свободы. В частности, «не может быть привилегий или ограничений по языковым признакам». В кабминовском же законопроекте закладываются откровенно дискриминационные, антиконституционные нормы: «Знание и использование государственного языка. работниками предприятий, учреждений и организаций учитывается при их аттестации» (ст. 9); «При аттестации военнослужащих и работников Вооружённых сил Украины и других военных формирований учитывается знание государственного языка» (ст. 26).
Не считаясь с огромными для нищей страны материальными затратами, авторы проекта гнут свою деструктивную линию. Они предусматривают переоформить наши паспорта, трудовые книжки, дипломы об образовании и прочие документы на украинский язык (ст. 10).
Противоречат нормам Европейской хартии, да и вообще здравому смыслу статьи проекта, касающиеся вопросов судопроизводства, образования, средств массовой информации. «Языком судопроизводства на Украине является государственный язык» (ст. 13). «Языком обучения и воспитания в дошкольных, общеобразовательных, внешкольных, профессионально-технических и высших учебных заведениях является украинский язык» (ст. 18). «Телерадиоорганизации ведут вещание на государственном языке» (ст. 26).
Декларативные возможности, которые якобы предоставляются в этих сферах «национальным меньшинствам», настолько узки, что унизительно даже цитировать их.
Ну, а в 27-й статье проекта («язык топонимов географических названий») явно чувствуется рука реформатора Жулынского. Для обозначения названий городов и рек, а также в картографии предлагается использовать не только кириллицу, но и. латиницу!
А как вам такой перл? «Воспроизведение топонимов на других языках осуществляется путём транслитерации их украинского написания». Что это значит? А то, что на русском языке нам предлагается писать так: Мыколайив, Крывый Риг, Олэксандрия и, извините, Хэрсон.

И о хорошем

Да, ещё много чего интересного и поучительного можно было бы извлечь из правительственного «шедевра», с такой помпой представленного в Украинском доме. Например, на каком языке нам предписывается отправлять телеграммы, медсёстрам оформлять анализы мочи, а «дедам» и «салагам» вести разговор в казарме. Но делать этого мы не будем. Для выводов (и диагнозов!) хватит и того, что приведено выше.
Не буду расстраивать вас и «новациями» по поводу широкого перечня «видов нарушений законодательства Украины про мовы» (ст. 31) и «видповидальности» за эти нарушения (ст. 32).
Скажу о хорошем. Всё-таки авторы законопроекта люди добрые, и в самой последней статье написали: «Этот Закон не регулирует использование языка в приватном общении». Спасибо! Хотя, если этот закон не регулирует, значит, будет следующий? Регламентирующий, к примеру, язык общения в собственной баньке или на семейном ложе.
Дерзайте, пысьмэнныкы и акадэмики!

P. S. А ларчик просто закрывался?

Наверное, кто-то задастся мыслью: кому нужен этот законотворческий бред? Не сушите голову. Наш информированный источник из СБУ был по-чекистски краток: «Подставляют Януковича!»
Ну, что тут скажешь?

http://rusk.ru/st.php?idar=4506

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru