Русская линия
Российская газета Сергей Степашин,
Епископ Егорьевский Тихон (Шевкунов)
18.11.2010 

Приход Толстого
Лев Толстой и Русская православная церковь: что изменилось за 100 лет

Накануне 100-летия со дня смерти Льва ТолстогоЛев Николаевич Толстой глава счетной палаты и президент Российского книжного союза Сергей Степашин в своем письме к Патриарху попросил публично разъяснить позицию Церкви по отношению к великому писателю. «Канонически церковное поминовение Толстого невозможно. Но сострадательное сердце любого христианина не может быть закрыто для искренней, смиренной молитвы о его душе», — по благословению Патриарха ответил президенту РКС архимандрит Тихон.

Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Кириллу

Ваше Святейшество!

Позвольте от имени Российского книжного союза, Президентом которого являюсь, выразить Вам, Ваше Святейшество, слова искренней признательности за неизменное духовное наставничество и поддержку в вопросах продвижения высокохудожественной и духовно-нравственной литературы в нашей стране. Российский книжный союз считает своим долгом развивать плодотворное сотрудничество с Русской Православной Церковью.

В этом контексте хотел бы привлечь Ваше внимание к вопросу, который волнует многих российских граждан, в том числе православных. Эта деликатная тема неизбежно возникает накануне широко отмечаемой российской и мировой общественностью даты, которая приходится на 20 ноября с.г., — 100-летие со дня смерти великого русского писателя Льва Николаевича Толстого.
Принимая во внимание особую чувствительность этой темы, а также невозможность для Русской Православной Церкви пересмотреть решение об отлучении Льва Толстого от Церкви, просил бы Вас, Ваше Святейшество, проявить сегодня к этому сомневающемуся человеку то сострадание, на которое способна именно Церковь. Тем более что в свое время Лев Толстой, как известно, все же находился на пути в Оптину пустынь.

Разъяснение позиции Церкви в этом вопросе, публичное проявление в той или иной форме чувств сострадания со стороны Церкви к великому писателю в канун скорбной даты, по мнению Российского книжного союза, были бы сегодня правильно восприняты православным сообществом и обществом в целом.

Очень рассчитываю, Ваше Святейшество, на Ваше мудрое решение в столь деликатном вопросе.

Позвольте от всего сердца пожелать Вам, Ваше Святейшество, дальнейших успехов в многотрудном служении по несению святого Патриаршего креста.
С глубоким уважением, президент Российского книжного союза С.В. Степашин

Ответ

Президенту Российского книжного союза С.В. Степашину

Многоуважаемый Сергей Вадимович!

По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла отвечаю на Ваше письмо, в котором Вы как Президент Российского книжного союза — в преддверии столетия со дня смерти Л.Н. Толстого — задаете вопрос об отношении Русской Православной Церкви к этому писателю.

Пожалуй, во всей истории русской литературы нет более трагической личности, чем Лев Николаевич Толстой — «великий писатель земли Русской», по выражению И.С. Тургенева. Его художественное творчество — одна из вершин не только русской, но и мировой литературы. Поэтому понятны боль и недоумение многих почитателей творчества Л.Н. Толстого, в том числе и православных христиан, для которых может оставаться неясным, почему Святейшим Правительствующим Синодом 20 февраля 1901 года он был отлучен от Церкви.

Святейший Синод своим решением лишь констатировал уже свершившийся факт — граф Толстой сам отлучил себя от Церкви, полностью порвал с ней, чего он не только не отрицал, но и при всяком удобном случае решительно подчеркивал: «…То, что я отрекся от Церкви, называющей себя Православной, это совершенно справедливо… Я отвергаю все таинства… …Я действительно отрекся от Церкви, перестал исполнять ее обряды и написал в завещании своим близким, чтобы они, когда я буду умирать, не допускали ко мне церковных служителей…» Это лишь некоторые из подобного рода многочисленных заявлений великого писателя.

Еще когда Л.Н. Толстому было двадцать семь лет, он вынашивал идею создания новой веры, о чем свидетельствуют его дневники той поры. А в преклонных годах, почувствовав, что близок к этой цели, писатель создает небольшую секту своих почитателей и пишет «Евангелие от Толстого». Главным объектом нападок Л.Н. Толстого становится Православная Церковь. Его высказывания и поступки, направленные против нее, были ужасающи для православного сознания. Более того, деятельность Л.Н. Толстого в последние десятилетия его жизни, к сожалению, была поистине разрушительна для России, которую он любил. Она принесла несчастье народу, которому он так хотел служить. Недаром вождь большевиков чрезвычайно ценил именно это направление деятельности Л.Н. Толстого и называл писателя «зеркалом русской революции».

Великие подвижники Русской Православной Церкви — святой праведный Иоанн Кронштадтский, святитель Феофан Затворник, многие другие — с горечью признавали, что великий талант графа Толстого целенаправленно употреблен им на разрушение духовных и общественных устоев России.

Последние дни жизни великого писателя говорят нам о той мучительной борьбе, которая происходила в его душе. Он бежал из своего родового гнезда — Ясной Поляны, но не к своим единомышленникам, «толстовцам», а в самый известный тогда русский монастырь — Оптину пустынь, где в то время пребывали старцы-подвижники. Там он попытался встретиться с ними, но в последний момент не решился на это, о чем тогда же с горечью признавался своей сестре — монахине соседнего с Оптиной пустынью Шамординского монастыря. Позже, на станции Астапово, предчувствуя кончину, он велел послать телеграмму в Оптину пустынь с просьбой прислать к нему старца Иосифа. Но когда два священника прибыли в Астапово, окружавшие умирающего писателя ученики и последователи не допустили этой встречи…

Церковь с огромным сочувствием относилась к духовной судьбе писателя. Ни до, ни после его смерти никаких «анафем и проклятий», как утверждали сто лет назад и утверждают сегодня недобросовестные историки и публицисты, на него произнесено не было. Православные люди по-прежнему почитают великий художественный талант Л.Н. Толстого, но по-прежнему не приемлют его антихристианских идей.

Несколько поколений православных читателей в нашей стране и за рубежом высоко ценят литературное творчество Л.Н. Толстого. Они благодарны ему за такие незабываемые, прекрасные произведения, как «Детство», «Отрочество», «Юность», «Хаджи-Мурат», «Война и мир», «Анна Каренина», «Смерть Ивана Ильича». Однако, поскольку примирение писателя с Церковью так и не произошло (Л.Н. Толстой публично не отказался от своих трагических духовных заблуждений), отлучение, которым он сам себя отверг от Церкви, снято быть не может. Это означает, что канонически его церковное поминовение невозможно. И все же сострадательное сердце любого христианина, читающего художественные произведения великого писателя, не может быть закрыто для искренней, смиренной молитвы о его душе.

С искренним уважением, архимандрит Тихон (Шевкунов), ответственный секретарь Патриаршего совета по культуре,
наместник Сретенского монастыря г. Москвы

http://rg.ru/2010/11/18/tolstoy.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru