Русская линия
Радонеж Сергей Худиев03.11.2010 

Мировое правительство: от мечты к кошмару

На днях председатель конституционного суда
России Валерий Зорькин опубликовал в
«Российской газете» статью «Предел
уступчивости», в очень сдержанных и осторожных
словах заметил, что России не всегда уместно и
возможно выполнять решения Европейского Суда по
правам Человека; это может быть связано, в
частности, с тем, что они могут противоречить
внутреннему законодательству. В такой позиции
нет ничего ни необычного, ни удивительного — ни
одна страна не может предоставлять иностранному
учреждению права переписывать ее законы; это
поставило бы весь конституционный порядок под
угрозу. Не является она и уникальной — вспомним
нашумевший случай, когда итальянцы отказались
выполнить решение ЕСПЧ и убрать Распятия из
школьных классов. Сам Зорькин в своей статье
упоминает постановление конституционного суда
Германии, в котором по поводу ЕСПЧ было сказано,
что «основной закон имеет целью интеграцию
Германии в правовое сообщество мирных свободных
государств, но он не предусматривает отказа от
суверенитета, закрепленного прежде всего в
германской Конституции. Следовательно, не
противоречит цели приверженности
международному праву, если законодатель, в
порядке исключения, не соблюдает право
международных договоров при условии, что это
является единственно возможным способом
избежать нарушения основополагающих
конституционных принципов».

Некоторые поддержали позицию Зорькина,
некоторые — например, профессор кафедры
международного права МГИМО Дмитрий Лабин —
выступили против, полагая, что отказ признавать
решения международного суда может привести к
исключению нашей страны из Совета Европы: «Я
думаю, что не в интересах России быть исключенной
из такой международной организации, в которой
участвуют все европейские государства».


Мировое правительство — уже не мечта

Что же на самом деле в интересах России? Вопрос
о решениях ЕСПЧ является частью более широкого
вопроса — вопроса о государственном
суверенитете. По мнению многих политических
деятелей — мнению, которое разделяет и сам
Валерий Зорькин, мир движется к установлению
глобального правления: «Признаем необходимость
движения человечества в сторону окончательного
глобального объединения и огромные блага,
которые оно сулит, признаем его историческую
безальтернативность. И проведем отчетливую
грань между этой принципиальной
безальтернативностью и оголтелой поспешностью,
которая, если верить русской народной мудрости,
полезна только при ловле блох».

Валерий Зорькин протестует не против самого
этого движения, но против его поспешности:
«Анализируя работы „ястребов“ глобализации,
таких как Жак Аттали, вчитываясь в их
категорические требования, касающиеся
необходимости мирового правительства и
парламента, мировых сил безопасности и
наднациональной судебной системы, невольно
спрашиваешь себя: откуда такое упорство в
условиях, когда все существующие
наднациональные системы себя
скомпрометировали?»

Впрочем, возможно, тут сказывается
профессиональная склонность государственного
мужа говорить вместо «нет» «да, но…». Мы же, не
будучи связаны дипломатическими правилами,
можем рассмотреть этот вопрос более свободно.
Можно ли считать глобализацию благом? Чтобы
ответить на этот вопрос, мы должны уточнить, о
какой именно глобализации идет речь. Свободный
обмен информацией и идеями, когда пользователь
интернета, находящийся в Москве, может слушать
лекции профессоров Йельского университета,
свободное движение товаров и изобретений,
возможность путешествовать по миру — все это,
несомненно, открывает новые возможности, которые
можно обратить ко благу. Но Жак Аттали и другие
говорят о другом — о формировании, фактически,
полновесного мирового правительства. Это
видится как путь преодоления войн и конфликтов,
установления гармоничного и мирного будущего.
Как об этом пишет сам Зорькин, «В прошлом
останутся межконфессиональные и межэтнические
конфликты. Многие выдающиеся мыслители
связывали возможность избежать всех этих ужасов
с созданием мирового правительства и передачей
ему полномочий правительств национальных».


Что из этого выйдет?

Как нам относиться к такой перспективе?
Сторонники мирового правительства указывают на
бедствия и трагедии, которые можно было бы
предотвратить — как хорошо, говорят они, если бы
существовало единое правительство и починенные
ему вооруженные силы, которые могли бы вовремя
разнимать режущиеся между собой племена,
поддерживать порядок, быстро оказывать помощь
жертвам стихийных бедствий, обеспечивать доступ
к медицине и образованию для жителей самых
удаленных уголков планеты. Дивный, прекрасный
образ единого человечества, забывшего о распрях
и вражде, человечества, управляемого мудрейшими
людьми из всех народов и рас, стоит перед глазами
наших прогрессистов. Этот образ отчасти понятен —
глубоко в человеческой душе живет жажда
Небесного Иерусалима, где все творение
объединится в совершенной гармонии. Разница
между христианами и людьми вроде Жака Аттали
состоит в том, что христиане верят в то, что это
единство, гармония и мир водворятся в мире только
под главою Христом, после Его второго и славного
Пришествия.

Неверующие же полагают, что могут и должны
построить такое царство гармонии сами — под
каким-нибудь другим главой. И нам надо заметить,
что они согрешают не только против веры — но и
против элементарного здравомыслия. Одним из
принципов демократии с самого начала
провозглашалась децентрализация власти.
Сосредоточение слишком больших полномочий и
возможностей в одних руках приводит (и приводило)
к ужасающим злоупотреблениям.

Нам говорят, что на уровне национальных
правительств такой централизации следует
всячески избегать; что ее следует избегать и в
отношениях между нациями; империализм —
подчинение одних наций другим, и, тем более,
колониализм, когда более развитые народы
«окультуривают» менее развитые, рассматривается
как нечто ужасное и позорное. Но, как ни странно,
на уровне планеты в целом те же самые люди горячо
поддерживают идею глобальной империи,
контролирующей все человечество. Понятно, что
они верят в то, что, в отличие от всех империй
прошлого, это всемирная империя будет
учреждением чрезвычайно благодетельным. Но есть
ли хоть какие-то разумные основания в это верить?
Мировое правительство, достаточно сильное, чтобы
поддерживать мир на всей планете, должно быть в
состоянии подавлять любые национальные
сообщества, выступающие против его власти. Чтобы
быть сколько-нибудь эффективным, оно должно
распоряжаться властью, ресурсами и военной
силой, безусловно превосходящими что-либо,
когда-либо бывшее в истории. Сталин, Мао Цзе Дун,
или Гитлер со всеми своими великими армиями
покажутся на его фоне просто предводителями
дворовых компаний. Нам скажут, что руководители
этого нового мира смогут употребить всю эту
великую, неслыханную мощь во благо человечества.
Это-то и внушает особые опасения!


Рационалистическое безумие

В самом деле, за проектами мирового
правительства стоит определенная идеология,
определенные взгляды на то, что является для
человечества благом. Недавние решения ЕСПЧ —
касательно итальянских Распятий и московских
гей-парадов — служат свидетельствами этой
идеологии. Это идеология восходит к эпохе
Просвещения и рассматривает человеческую
историю как процесс постепенного взросления
человечества, когда оно, первоначально скованное
гнетом традиций и религии, постепенно учится
полагаться только на разум и строить свою жизнь
на основах рационализма и научной объективности.
Важная часть этой идеологии — ее универсальность.
Считается, что в то время как преданность
различным традициям, религиям, отечествам
разъединяет людей, их объединяет разум, и
грядущее светлое царство разума будет
охватывать всех людей. Поэтому путь прогресса
состоит в преодолении всякой традиционности,
всякой веры в Бога и всякого патриотизма. Видение
грядущего царства разума может быть очень
соблазнительным — но как только мы пытаемся
приглядеться внимательнее, мы обнаруживаем
довольно пугающие вещи. Парадоксальным образом,
чем больше люди клянутся именем разума, чем
решительнее они настаивают, что они-то люди
рациональные, тем более откровенно безумными они
выглядят со стороны. Хорошая иллюстрация — беседа
двух строгих рационалистов и непримиримых
врагов религии, философа Питера Сингера и
популярного атеистического публициста Ричарда
Докинза, видеозапись которой была некоторое
время назад выложена интернете. Докинз
переводился в России и для определенной части
нашей интеллигенции является чем-то вроде
атеистического гуру. Сингер знаменит главным
образом тем, что полагает, что маленьких детей
(неважно, больных или здоровых), можно убивать,
так как они еще не обладают правом на жизнь;
Докинз выражает ему свое сердечное восхищение
именует его «одним из самых нравственных людей в
мире». В ходе беседы оба мыслителя обсуждают
проблему каннибализма и полностью соглашаются
на том, что есть человеческое мясо вполне
допустимо, если Вы не ответственны прямо за
смерть своего обеда. Это может показаться
гротескной, сюрреалистической карикатурой, но
это правда — и всякий желающий, владеющий
английским языком и доступом в интернет, может
сам послушать этих светил атеистической мысли.
Это — не фрики, не клоуны, это — интеллектуальные
лидеры современного атеизма.

Но кто-то может сказать, что это крайние
взгляды, которые так и останутся предметом
интеллектуальных игр. Увы, это не так — дело в том,
что в нашей истории мы уже видели пример
прогрессисткой диктатуры, которая устраивала
«царство разума» взрывая Церкви и расстреливая
верующих.

Идеологические диктатуры ХХ века, выступавшие
под знаменем прогресса, затрагивали
значительную часть человечества, но не все
страны — и в итоге они не выдержали конкуренции с
миром, остававшимся вне их контроля. Устроение
глобальной прогрессисткой диктатуры, которая
сможет опираться на последние достижения
технологии, будет неслыханным в истории
бедствием, которое затмит Сталина и Мао Цзе Дуна.


Как и было предсказано

До сих пор мы говорили о мировом правительстве
исключительно с позиций здравого смысла — так,
чтобы даже человек, не готовый принять Священное
Писание, мог сделать разумные выводы. Но вопрос о
мировом правительстве в Писании затронут — и было
бы странно этого не замечать. Библия (и
святоотеческое Предание) предвещает и явление
мирового правительства, и то, что оно будет
воинственно антихристианским, и то, что оно будет
тираническим; и скрывать того не будем, что глава
этого правительства в Писании называется
Антихристом. Писание также обещает, что его,
высшей степени лютое и беззаконное, правление не
продлится долго — сам Господь Иисус положит ему
конец, и история, какой мы ее знаем, завершится
судом и спасением верных.

В наше время больше чем достаточно сект,
которые впадают в нездоровую эсхатологическую
панику, и ожидают конца света со дня на день.
Бесконечные крики «волки! волки!», когда волков
пока еще нет, могут отбить охоту вообще
беспокоиться о волках. Но христианская трезвость
предполагает и воздержание от паники, и трезвое
понимание того, какие события будут
предшествовать завершению истории и возвращению
нашего Господа. Мы не знаем, когда — тенденция к
формированию мирового правительства может
развиваться быстро, а может забуксовать на
десятилетия или даже столетия. Это сокрыто от нас
— «не ваше дело знать времена или сроки, которые
Отец положил в Своей власти (Деян.1:7)». Но сама
тенденция к размыванию государственных
суверенитетов, к наднациональной идеологической
диктатуре, которая начинается с малого — с того же
требования избавиться от Распятий в школах —
налицо, и нам не стоит ее приветствовать. Ни с
точки зрения Писания, ни с точки зрения
элементарного здравого смысла.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru